Архив по тегам: совдохновение

Почему мы вступаем в брак с неправильными людьми (перевод)

Любой, с кем мы можем пожениться, естественно, будет для нас не совсем подходящим. Будет мудро быть тут приемлимо пессимистичными. Совершенство невозможно. Несчастье как постоянная величина. И тем не менее, иногда мы видим пары с таким базовым, таким разительным несоответствием; такой глубокой несовместимостью, что можем заключить, что есть что-то большее за обычными разочарованиями и напряжениями длительных отношений: некоторые люди просто не должны быть вместе.

Как случаются такие ошибки? Так легко и регулярно, что ужас. Получается, что вступить в брак с неправильным человеком — одна из самых лёгких и самых дорогих ошибок, которую любой из нас может совершить (и она кладёт огромное бремя на государство, работодателей и следующее поколение), это выходит за любые рамки, это почти на грани криминала, что проблема умного брака не является предметом внимания на национальном и личном уровне, как безопасность движения или курения. И это ещё печальнее потому что по правде, причины почему люди делают неправильные выборы легко выделяются и совершенно неудивительны в своей основе. Из можно разбить на следующие основные категории.

Первое: мы не понимаем себя

Когда мы вначале ищем партнёра, то требования, которые мы выдвигаем, окрашены прекрасной неспецифичной сентиментальной неопределённостью: мы скажем, что мы действительно хотим найти кого-то, кто “добрый” или “с кем весело”, кто “привлекательный” или “склонный к приключениям”…
Не то, чтобы это плохие желания, они просто даже близко не достаточны для понимания, что мы конкретно хотим для того, чтобы у нас был шанс быть счастливыми или, точнее, не постоянно несчастными.
Все мы по особенному сумасшедшие. Мы определённо невротичны, неуравновешены и незрелы, но не знаем деталей, потому что никто никогда слишком не воодушевлял нас на их поиск. Таким образом срочная, основная задача любого возлюбленного — справиться со специфическими нюансами собственного безумия. Он или она должны стать соответствующими собственным неврозам. Они должны понять, откуда это пошло, что их такими сделало, и, что важнее всего, какие люди их провоцируют или успокаивают. Хорошее партнёрство — это не между двумя здоровыми людьми (таких на планете и нет особенно), оно между двумя слабоумными, которые умеют или которым повезло найти не угрожающее сознанию согласование между двумя относительными безумиями.
Сама идея, что мы, может быть, не очень сложные как люди должна быть тревожным сигналом для любого перспективного партнёра. Вопрос только в какой области будут лежать проблемы: возможно у нас скрытая тенденция приходить в ярость, когда кто-то с нами не согласен, или мы можем расслабиться только если работаем, или мы какие-то непростые по поводу близости после секса, или у нас никогда не получалось хорошо объяснять, почему мы беспокоимся. Это те проблемы, которые через десятилетя создают катастрофы, про которые поэтому нам надо знать заранее, чтобы искать людей, которые оптимальны по строению для того, чтобы их выдержать. Стандартный вопрос на любом раннем свидании должен быть очень простым: “И в чём ты сумашедшая (или сумасшедший)?”

Проблема в том, что до знания наших собственных неврозов не так уж просто добраться. Это может занять годы и потребовать ситуаций, в которых мы никогда не были. До брака мы редко вовлекаемся в такую динамику, которая правильно держит зеркало для наших расстройств. Когда менее серьёзные отношения угрожают раскрыть сложные стороны нашей природы, мы склонны обвинять партнёра — и говорим, что всё кончено. Что до наших друзей — они предсказуемо не так сильно о нас заботятся, чтобы иметь какой-то мотив исследовать настоящих нас. Они просто хотят хорошо провести вечер. Таким образом мы приходим к тому, что мы слепы к слабым сторонам наших характеров. Сами по себе, когда мы в ярости, то мы не кричим, если некому слушать — и поэтому упускаем из виду нашу настоящую, отчаянную силу ярости. Или мы работаем всё время не задумываясь, пока никто не зовёт нас домой на ужин, — как мы маниакально используем работу для получения чувства контроля над жизнью — и какой ад мы можем устроить любому, кто попробует нас остановить. Ночью всё, что мы чувствуем, это желание сладко обнять кого-то, но мы не имеем возможности встретиться со своей избегающей близости стороной, которая может сделать нас холодными и чуждыми, даже если мы чувствуем, что глубоко преданы кому-то. Одна из самых больших привилегий быть одному — лестная иллюзия считать себя спокойным и уживчивым.
С таким плохим уровнем понимания нашего характера нет ничего удивительного в том, что мы никак не можем знать, кого нам надо искать.
Второе: мы не понимаем других людей
Эта проблема осложняется тем, что другие люди находятся на таком же низком уровне знания себя, как и мы. Какими бы благонамеренными они бы не были, они тоже не могут понять, не говоря уже о том, чтобы сказать нам, что с ними не так.
Естественно мы бросаем пробные камни в попытке их узнать. Мы едем и посещаем их семьи, иногда места где они учились в детстве, мы смотрим на фотографии, мы встречаемся с их друзьями. Всё это составляет чувство, что мы подготовились. Но это примерно как начинающий пилот предположил бы, что может летать, после того, как запустил в комнате бумажный самолётик.

В более мудром обществе будущие партнёры будут проводить друг друга через детальные психологические тестирования и отправляться на долгие оценки командами психологов. К 2100 это больше не будет звучать, как шутка. Тайной будет, почему человечество так долго к этому шло.
Нам надо знать внутреннее функционирование психики человека, с которым мы хотим пожениться. Нам надо знать их отношение и позицию по поводу власти, унижения, самоанализа, сексуальной близости, проекций, денег, детей, старения, верности и сотен вещей кроме этого. Это знание не может быть получено в обычном разговоре.
В отсутствии всего этого мы больше всего управляемся тем, как они выглядят. Кажется, что так много информации может быть собрано в том, какие у них глаза, нос, форма лба, распределение морщин, улыбке… Но это как думать о том, что фотография атомной станции снаружи может нам рассказать всё, что мы должны знать о расщеплении атома.
Мы “проецируем” ряд совершенств на любимых на основании очень скромных улик. В представлении целой личности из небольших, но запоминающихся деталей мы делаем с внутренним характером человека то же, что наше зрение делает с наброском лица.

Мы не видим на этой картинке кого-то без ноздрей, с восемью прядками волос и без ресниц. Мы заполняем пропущенные части, не замечая, как мы это делаем. Наш мозг обучен брать небольшие визуальные подсказки и конструировать из них целые фигуры, и мы делаем тоже самое, когда дело касается характера нашего будущего супруга. Мы дорого платим за то, что, гораздо более чем предполагаем, являемся художниками очень хорошо дорабатывающими реальность.
Уровень знаний который нам необходимо обработать для брака выше, чем наше общество готово поддерживать, распознавать и согласовывать — поэтому наши социальные практики вокруг семьи глубоко не верны.
Третье: мы не привыкли быть счастливыми
Мы верим, что ищем в любви счастья, но это не так просто. На самом деле мы ищем того, что знакомо — что может усложнить любые планы на счастье, которые мы имеем.
Мы воссоздаём во взрослых отношениях что-то из чувств, которые мы узнали в детстве. Мы были детьми, когда впервые узнали и поняли, что значит любовь. Но, к несчастью, уроки которые мы получили могут быть не такими простыми. Любовь, которую мы узнали как дети, может быть сплетена с другой, менее приятной динамикой: быть контролируемым, чувствовать унижение, быть брошеным, не общаться, короче страдать.
Будучи взрослыми, мы отказываем некоторым здоровым кандидатам, на которых наталкиваемся, не потому, что они неправильные, а потому что они слишком уравновешены (слишком зрелые, слишком понимающие, слишком надёжные), и эта правильность выглядит незнакомой и чуждой, даже тягостной. Вместо этого мы устремляемся к тем кандидатам, к которым тянется наше бессознательное, не потому, что они сделают нам приятно, а потому что они будут фрустрировать нас знакомым способом.
Мы вступаем в брак с неправильными людьми потому что правильные выглядят не такими — незаслуженно; потому что мы не имеем опыта здоровья, потому что полностью быть любимыми не ассоциируется у нас с чувством удовлетворённости.
Четвёртое: быть одному так ужасно
Если оставаться одному невыносимо, то никто не может быть в правильном состоянии сознания для рационального выбора партнёра. Мы должны быть абсолютно спокойны с перспективой многолетнего одиночества, если хотим иметь шанс сформировать хорошие отношения. Или мы больше любим не быть одиноким, чем мы любим партнёра который подошёл бы нам таким, какие мы есть.
К несчастью, общество, после определённого возраста, делает одиночество опасно неприятным. Социальная жизнь вянет, пары чувствуют угрозу в независимости одиночек, чтобы слишком часто их приглашать, человек чувствует себя уродом идя один в кино. Секс также сложно получить. При всех новых гаджетах и предполагаемых свободах современности может быть очень сложно оказаться с кем-то в постели, и ожидание делать это регулярно после 30 связано с разочарованием.

Гораздо лучше перестроить общество по принципу университета или общежития — с общественным питанием, общими удобствами, постоянными вечеринками и сексуальным смешением… В этом случае любой кто решит жениться будет уверен, что делает это из соображений преимуществ парности, а не избегания негативной стороны одиночества.
Когда секс вообще был доступен только в браке, люди поняли, что это ведёт к женитьбе по неправильным причинам: чтобы получить что-то, что было искуственно ограниченно в обществе как таковом. Люди свободны делать лучший выбор о том, с кем вступать в брак сейчас, когда они не просто отчаялись в желании секса.
Но в других областях дефицит остаётся. Когда общение в компании доступно только для пар, то люди будут составлять их чтобы просто избавить себя от одиночества. Время освободить “общение-компаньонство” от оков парности, сделать его таким же доступным, каким хотели сделать секс борцы за его свободу.
Пятое: Большой престиж инстинктов

В старинные времена брак был рациональным делом; всё было в соединении вашего куска земли с их. Это было холодно, безжалостно и не связано с счастьем главных действующих лиц. Мы всё ещё этим травматизированы.
Мы заменили брак по причине браком по инстинкту, романтическим браком. Это диктует, что единственным путём к браку должно быть чувство человека по поводу другого. Если кто-то чувствует, что “любит” — этого достаточно. Больше никаких вопросов. Чувство отпраздновало триумф. Другие только аплодируют его появлению, уважая, как можно уважать схождения божественного духа. Родители может быть и в ужасе, но и они должны предполагать, что истину знает только пара. У нас последние триста лет коллективная реакция на тысячи лет беспощаднго вмешательства основанного на предрассудках, снобизме и недостатке воображения.

Прежний “брак по расчёту” был настолько педантичным и предусмотрительным, что одним из качеств брака из чувств видится, что человек не должен уж очень думать, почему он женится. Анализ решения чувствуется “не-романтичным”. Расписать таблицы за и против кажется абсурдным и холодным. Самая романтичная вещь, которую можно сделать — сделать предложение быстро и внезапно, возможно в течение одной или нескольких недель, в спешке энтузиазма — без какого-то шанса сделать ужасные “размышления”, которые гарантировали печаль людям тысячи лет до того. Безрассудство сценария является таким же знаком, что с браком всё будет в порядке в точности потому, что старый тип “безопасности” был опасностью для счастья.

Шестое: мы не ходим в Школы Любви

Настало время для третьего типа брака. Брака по психологии. Такой при котором женятся не ради земли, и не только из-за “чувства”, но только когда “чувство” прошло правильную проверку под эгидой зрелой осознанности психологии себя и другого.
В настоящее время мы женимся без всякой информации. Мы почти не читаем книги на специальные темы, не проводим более чем небольшое время с детьми, не допрашиваем строго другие женатые пары или не говорим искренне с разведёнными. Мы идём в это без какого-то внутреннего понимания причин, почему брак распадается, кроме того, что предполагаем глупость или недостаток воображения участников.
В эпоху брака по расчёту рассматривались следующие критерии:
– кто их родители
– сколько у них земли
– насколько они культурно близки.
В романтическую эпоху смотрели на следующие знаки, показывающие, что всё правильно
– не могут прекратить думать о возлюбленном
– испытывают сексуальную страсть
– нравятся друг другу
– могут долго общаться.
Нам нужен новый набор критериев. Мы должны узнать:
– в чём они безумны
– как они смогут воспитывать вместе детей
– как они смогут вместе развиваться
– как они смогут оставаться друзьями

Седьмое: Мы хотим заморозить счастье
Мы обречённо и отчаянно настаиваем на том, чтобы сделать приятные вещи постоянными. Мы хотим иметь машину, которая нам нравится, мы хотим жить в стране, которая нам нравится как туристам. И мы хотим вступить в брак с человеком, с которым мы потрясающе проводим время.
Мы воображаем, что брак — гарант счастья, которым мы с кем-то наслаждаемся. Что он сделает перманентным то, что иначе мимолётно. Это поможет нам поймать в бутылку радость — ту радость, которую мы испытывали, когда идея сделать предложение впервые пришла к нам в голову: в Венеции, в лагуне, на яхте, с вечерним солнцем бросающим золотые блики по всему морю, перспективой ужина в маленьком рыбном ресторане, с любимым человеком в кашемировом свитере в наших объятьях… Мы женимся чтобы сделать это чувство постоянным.
К сожалению, нет причинно-следственной связи между браком и этим чувствами. Чувства были из-за Венеции, времении года, отдыхом от работы, удовольствием от ужина, двумя месяцами знакомства с кем-то… ничем, что брак увеличивает или гарантирует.
Брак вообще не сохраняет моменты. Этот момент зависит от того, что вы кого-то знаете только немного, что вы не работаете, что вы остановились в прекрасном отеле возле Canal Grande, что у вас был прекрасные вечер в музее Гуггенхайма, что вы только что ели шоколадное мороженое…
Брак не имеет силы сохранить отношения на этой прекрасной стадии. Он не управляет ингредиентами нашего счастья в этой точке. На самом деле брак будет решительно двигать наши отношения в другую, совершенно отличную точку: жизнь в пригороде, долгое общение, двое маленьких детей. Единственное что будет общего — партнёр. И это может быть неправильный ингредиент в этой бутылке.
У художников-импрессионистов 19 века была скрытая философия мимолётности, указывающая нам мудрое направление. Они принимали то, что счастье преходяще, как встроенное качество существования, и могли бы помочь увеличисть примирение с этим. Картина Сислея, изображающая сцену французской зимы фокусируется на привлекательных, но абсолютно неуловимых вещах. Во время заката, солнце вот вот исчезнет за горизонтом. Свечение неба на короткое время делает ветки голые ветки менее жёсткими. Снег в тихой гармонии с серой стеной; холод кажется спокойным, даже волнующим. Через несколько минут наступит ночь.

Alfred Sisley, The Watering Place at Marly-le-Roi, 1875

Импрессионизм интересовал тот факт, что вещи, которые мы больше всего любим — изменчивы, они есть только короткое время, и потом исчезают. Он отмечает тот вид счастья, который скорее длится несколько минут, чем лет. Снег на картине выглядит приятно, но он растает. В этот момент небо прекрасно, но оно вот-вот потемнеет. Этот стиль в искусстве развивает навык, который распространяется за пределы самого искусства, навык принятия и уделения внимания коротким моментам удовлетворения.
Пиковые моменты жизни коротки. Счастье не поставляется в виде многолетних блоков. Под руководством импрессионистов мы могли бы быть готовы принять отдельные моменты каждодневного рая, встречающиеся на нашем пути, не делая ошибки, что они навсегда, без необходимости превращения их в “брак”.
Восьмое: мы думаем мы особенные
Статистика не обнадёживает. Каждый видит перед собой достаточно примеро ужасных браков. Они видят своих друзей, которые пытаются и расходятся. Все отлично знают, что в целом браки проходят огромные сложности. И всё равно мы не так легко применяем это знание к себе. Специально это не говоря, мы предполагаем, что это правила, которые относятся к другим людям.
Даже если статистика говорит, что шанс что брак распадётся — один к двум — это кажется приемлимым, особенно если влюблены, кажется что шансы значительно выше. Любимый человек ощущается, как один на миллион. А с такой выигрышной комбинацией ставка на брак кажется абсолютно оправданой.
Мы безмолвно исключаем себя из обобщений. И никто нас в этом не обвиняет. Но мы можем получить выгоду от того, чтобы увидеть себя подверженными общей судьбе.
Девятое: мы хотим перестать думать о любви
Скорее всего у нас было несколько лет турбулентности в нашей личной жизни перед тем, как мы поженились. Мы пытались быть вместе с людьми, которым мы не нравились, мы начинали и разрушали союзы, мы ходили на бесконечные вечеринки в надежде кого-то встретить, познавали волнения и горькие разочарования.
Не удивительно, что в какой-то момент нам этого становится достаточно. Часть причин, по которой мы хотим вступить в брак — ослабить всепоглощающую хватку любви на наших душах. Мы истощены мелодрамами и потрясениями, которые никуда не ведут. Другие трудности не дают нам покоя. Мы надеемся, что брак положит конец болезненному правлению любви в нашей жизни.

Этого не будет и не может быть: в браке также много сомнений, надежд, страха, отверженности и предательства, сколько и в одиночной жизни. Только со стороны брак выглядит мирным, небогатым событиями и приятно скучным.
****
Подготовка к браку, в идеале, образовательная задача которая лежит на культуре в целом. Мы прекратили верить в династические браки. Мы начинаем видеть недостатки романтического брака. Приходит время психологических браков.

Источник

66 Comments

Из переписки с друзьями: великие духовные традиции и самореализация

Предварительная переписка, когда Миша прислал мне видео одного русского эзотерического персонажа, а я задавал критические вопросы к тому, что тот делает и показывает, спорили про разных учителей с примерами — пропущена. Потом я понял, что меня не понимают. Решил объяснить всё окончательно и так доходчиво, как мог.

Антон:
ну смотри, технически духовный рост и личностный — осознание как можно большего объёма восприятия через деконцентрацию и умение применять это чуствование в как можно более длинных и масштабных проектах (личная сила) через концентрацию.
до определённого уровня там в принципе всё равно.
когда человек в осознанных медтиациях начинает ловить эманации за пределами собственной сущности — атманического уровня и его внешних пределов — там ощущения разворачиваются в бесконечность. натсоящую, не условную научную бесконечность вселенной, которая на на данный момент конечна. имеет начало и границы.
в этой бескоенчности много всего, поскольку она бесконечность.
есть магистральное направление личностной реализации, очерченное великими духовными традициями, индуизмом, буддизмом, даосизмом, иудаизмом, христианством, мусульманством, синтоизмом. при этом там есть ещё много всего.) и много культов и структур, которые не от света, который более менее понятно откуда, а из этого “много всего”.
корректность направления очень часто харакетирзуется системностью учения. например, любая из этих систем вполне показывает вопросы самореализации, духовности, реализации потенциала для человека живущего в миру, увеличение свободы как системный процесс роста, дисциплину как заботу, любовь, как системный естественный механизм расширения границ личности, наличие “внутреннего божественного сознания” и возможности к нему обращаться через собственное предзначение, ненасилие, как один из критериев точности пути и состояния.
есть люди, которые выросли в хорошей передаче, и которые даже не находясь более менее очевидной близости от носителей эталонных состояний духовных (сейчас это в основном представители буддизма и некоторых направлений индуизма, момент на земле такой) чувствуют это самое магистральное направление. и вполне его дорисовывают в любой неполной системе практик, объяняя, что в ней может быть хорошего.
скорее всего ты такой же в этом смысле, как и я.) со своими отягощениями, снова как и я, о такой же.
НЕ ВСЕ ТАКИЕ.
и я говорю, в том, что даёт этот милейший, похожий на Экхарта Толле по повадкам до намёка на хорошую имитацию дяденька, имеет провалы, которые мы с тобой заполнили бы правильным нашим пониманием.
НЕ ВСЕ ТАК МОГУТ. 80% точно не могут. не людей вообще, а людей у которых сформулированное чувство, что надо чем-то и как-то сосбой заниматься — вообще-то есть, которые уже чувствуют, что надо идти внутрь. Из них 80% уже не видят эти знаки на дверях, где настоящий путь, а где пустышка с возможными отягощениями.
мы тоже можем не видеть, но тогда идя по дороге определённой школы просто доходим то реализации её отягчающих моментов глубоких, и начинаем их чувствовать. и выходим из них, со сложными историями часто. пикап у нас так отыграл точно. на уровне духовных практик такие ложные дорожки тоже есть. вот и думай.

Михаил:
совершенно с тобой согласен
только чего тут думать? идти надо туда, куда ощущаешь, что сейчас вот именно туда. это единственный ориентир, на который можно опереться. вполне возможно, что это обернется какой-нибудь новой сложной историей. но какие альтернативы? кстати, близко к первой части твоего текста X (я чтобы не упоминать имён конкретных деятелей которых мы обсуждали) говорит вот в этом видео и по поводу того, что не все такие согласен. но опять же я про X тебе и сказал как про мой личный вектор, а не как про инструмент массовой и универсальной терапии из доступного мне на данный момент спектра предложений, его направление вызывает у меня наибольший резонанс для моего личного движения. мне это чувство узнаваемости хорошо знакомо, так было и с Ошо в свое время и с парой других коренных персонажей. вот на него и опираюсь

Антон:
.) это неразвитость фазы этих внутренних осознаний, когда они только начинаются, идётся действительно туда, где поток прикольнее. при этом для того, чтобы отличать например, что прикольно, а что ни разу не прикольно — нужно хорошо ориентироваться по традиции.

Михаил:
какие у тебя предложения?

Антон:
.) общаться с носителями традиций хорошими, про которых внутри традиций знают, что они крутые.
ну то есть какая бы гадость даже внутри той же РПЦ не была, они там внутри осознают, кто клоуны, кто чиновники, а кто духовность качают. их мало, но они есть. если совсем глубоко, то те, кто на Афоне сидят (пара человек) и в удалённых наших скитах. если по московским священникам, к кому можно пойти, то интересна ветка поддерживающая линию Александра Меня. это http://damian.ru/
в буддизме дофига на данный момент открытых персонажей. собственно Далай Лама сам технически более чем доступен и вокруг него много мощных ещё. их появления вокруг России можно отслеживать на savetibet.ru
у даосов надо ориентироваться на тех, кто авторизован пережившими культурную революцию. то есть во-первых теми, кто не жил тогда в китае (сингапур, таиланд, тайвань), во-вторых теми, кто в китае жил в монастырях, до которых хунвейбины просто не успели дойти, физически, ногами, такие есть.
суфии есть хорошие. их внутри ислама тоже знают. из тех, кто на западе и в постконфессиональной парадигме — a.h. almaas.
иудейская традиция закрыта для неиудеев. не знаю как ты там.)
в индуизме самый вменяемый чувак из тех, что я вижу — Satgure Sivaya Subramuniyawami http://www.himalayanacademy.com/

Михаил
спасибо за финал. он был действительно крут. а то я уж начинал ощущать, что мы воду в ступе толчем. искренне благодарен тебе

Миша умер 27 июля этим летом…

20 Comments

Выбор: власть vs. свобода

В этом, реальном материальном мире мы так или иначе стремимся к совместности. В разных областях, в отношениях, в бизнесе, в убеждениях, в безумии. И мы её либо получаем, либо не получаем. Если мы её получаем, то всё ok, а вот если нет, то начинается интересное.
Мы можем отнестись к этому двумя способами. Мы можем признать свободу другого, а можем так или иначе переживать жажду власти. Жажда власти это просто больно. Но переживать её это просто выбор.
Всё, по-моему тут больше ничего нет.

2 Comments

Свобода лучше чем несвобода?

Ко мне иногда приходят люди с вопросами. Точнее, иногда, когда ко мне приходят люди с вопросами, происходит странное. То есть это важно, что изначально всё-таки они приходят с вопросами. Потому что иначе было бы понятно, что я не прав совсем. А так понятно, что прав. И в то же время не прав. Итак, приходит человек, и мы начинаем с ним разговаривать о том, что у него в жизни, или о том, как он бизнесом занимается, если вопрос по этой теме. Или творчеством. И я начинаю копать глубокие сквозные мотивации. И мы выясняем, что эти самые сквозные глубокие мотивации — боль и страх. И, вообще говоря, то, что там такие мотивации — как раз и является ответом на те вопросы, из-за которых эти люди и пришли. Что-то, что их осознанно или не очень беспокоит и тяготит в их жизни — это есть то, что там в глубине есть такие силы, определяющие поведение и проходящие через кучу аспектов существования. И эти силы, эти “боли” и “страхи” можно менять. В общем-то совершено понятно, как именно. И в этот момент я получаю ответ: “Но это мой путь!”
Нет, у меня такое тоже бывало и есть. Болевые всякие штуки. Мотивации из страха. Я их в себе находил и нахожу. И меняю не сразу просто потому, что там иногда много…
Но я при этом всегда понимаю, что нифига это не мой путь. Точнее путь-то мой, но именно в изменении. Как-то надо пробовать по-другому. Туда, где свобода, где нет этой самой боли и этого самого страха. Это не значит, что в этой самой боли и в этих самых страхах требуется копаться. Есть технологии, которые вытаскивают оттуда, есть парадигмы решающие вопросы на других уровнях. Но выбор, или, по крайней мере, желание выбора у меня всегда присутствует. Хочу хотеть большей свободы и радости. И хотел. И по наивности своей детской рязанской думал, что у всех так. Хрен там. И что с этим делать, я не знаю. Когда мы находим это с людьми, которые уже пришли и которые чувствуют, что там внутри что-то не так… Ладно бы не чувствовали. Или ладно бы делали осознанно выбор потому что есть сила всё это осознанно месить из каких-то других высокоуровневых глубоких соображений. Но это редко. А когда показываю на другую дверь — “это мой путь”… Совсем не знаю. Надо ли убеждать, как убеждать, ещё что-то… Совсем непонятно.
Очевидная идея про тестдрайвы, типа “ok, не разворачиваем всё, есть у вас там задача полокальнее, технологию попробовать”. Но если человек на такое готов, то он правда технологию тестирует, меняться он готов внутренне. Не могу смириться с тем, что кто-то не готов. Не вообще, там как раз понятно, а из тех кто уже пришёл. Что делать с этим?

10 Comments

У меня иногда спрашивают отзывы, ещё отвечаю

Артур, Казань, 28 лет.

Мое посещение тренинга пришлось на кризисный период моей жизни в материальном, а еще больше в духовном плане. Видимо Мама видела мое состояние и ей было довольно легко сломить меня на то, чтобы я пожил с ними (типа поработать, опыта набраться). Сам я понимал в глубине бесперспективность этого существования. И я стал жить тогда с родителями. Я где-то в глубине понимал, что валить оттуда надо, но почему то не решался. Все родственики и родители считали, что я жиру бешусь. А для меня было реально тяжело там жить. И каждая поездка в другой город или в поход были для меня, как глоток свежего воздуха в прямом и переносном смысле. И вот тренинг стал для меня поддержкой и катализаторам для этого шага. Второе посещение тренинга помогло глубже понять причины, по которым я был у родителей и мне было тяжело уехать. Работа в группе помогла вернуться в период детства связанный с родителями, где я пережил обиду и бессилие своей мамы. Вследствие этого, видимо, я так боялся ее разочаровать и обидеть. Но этот страх был парализовывающим и не дающим мне нормально жить. А ей дающий возможность общаться и вести себя со мной, как с маленьким ребенком. Сейчас я намного спокойнее отношусь и к маме, и папе. Общаюсь с ними как с равными. И на ситуацию их отношений смотрю со стороны, а не снизу, как маленький потерпевший ребенок. Можно сказать, что отношения с ними улучшились. У меня уже не появляются вспышек раздражения на маму, как раньше. Я просто спокойно говорю ей свое мнение по любому вопросу своей жизни. Для меня это очень важно. И я говорю спасибо тебе Антон за этот тренинг. Мне сложно представить другой тренинг в России, который так бы помогал людям обрести себя и открыть собственные резервы силы. Есть еще небольшие побочные эффекты. Иногда когда я сижу с девушкой на свидании и мне не интересно с ней общаться формате “парень с девушкой на свидании” я замечаю у нее какой-то перекос в поведении (даже скорее боль чувствую, а потом замечаю перекос в поведении связанный с этим) и начинаю допытываться откуда это появилось. В материальном плане тренинг тоже помог. На сегодняшней работе я зарабатываю в 2,5 раза больше, чем на предыдущей в городе родителей.

Следующее Испытание Реальностью через неделю. Места есть.

Leave a comment

У меня иногда спрашивают отзывы. Отвечаю.)

Отзыв номер раз с январского Испытания

Ира — молодой политик и бизнесмен из Новосибирска.

В январе была на тренинге Антона Маторина Испытание реальностью, прошло 3 месяца ведь уже. И вот, Мой отзыв. У меня многое поменялось, точнее встало на свои места после Испытания реальностью. Если честно, я даже и не думала, что настолько всё разгладится? Вскрывало долго после этого тренинга, такое прям послевкусие было. И вот. Я стала спокойнее, я стала я, приняла свои способности как есть, стала прислушиваться к себе в реакциях на других людей, окружающих меня. Проще стало, работы поприбавилось. Я долго сомневалась в своих способностях, хотя мне даже в лоб говорят люди о моих способностях, а я всё скромничала и боялась признать в себе то, что я действительно такая хорошая, умная, красивая, результативная. Кажется, я научилась ценить свое доверие. Вообще, тренинг дал намного больше, чем предполагала, помог признать факты. Это очень важный курс для меня стал, ведь он помог воспринимать всё легче, проще, разумнее, как-то структурнул. Спасибо.:)

Отзыв был опубликован в открытом доступе на её стене вконтакте 25 марта и до сих пор там находится.

Leave a comment

Состояния, дела и обстоятельства

Книга об истине и силе

Обычный человек строит свои дела таким образом, чтобы сохранять ровное и хорошее состояние духа, оберегая его от обстоятельств. Все его дела обычно учитывают возможное ухудшение обстоятельств в будущем, и потому они направлены на накопление и сохранение ценностей таким образом, чтобы создать барьер, оберегающий состояние. Однако это бесперспективный путь продвижения в потоке жизни, так как вся сила приходит из состояния духа.
Обычный человек в своей борьбе c обстоятельствами, с миром, с ближними движется по потоку жизни и в большинстве случаев так и не узнает действительного устройства разумного бытия, в котором можно разобраться только совершая осознанные усилия, направленные против потока обстоятельств.
Однако движения против потока обстоятельств подразумевает не их разгребание и переделывание под свои предпочтения и локальные точки зрения, а направление всех усилий на сохранение и удержание спокойного состояния духа.

“Книга об истине и силе. В переводе и с комментариями Б. Виногродского” Лао-Цзы

6 Comments

Фрирайтинг как его делаю я

Итак, фрирайтинг. Тема стала очень популярной, как для разнообразных творческих инициаций, так и для психотерапевтических практик. Дело даже не в популярности, а в том, что я нахожу её очень эффективной для клиентов. Те, кто её делают, среди прочих заданий и упражнений, раскрываются быстрее и интереснее.
Основной и регулярный смысл этой практики для меня — выгрузить некоторую часть мысленного шума из головы. Уменьшить громкость мысленного радио, отвлекающего от деятельного состояния и заглушающего более тихие сигналы творческих частей личности.

моя тетрадь для фрирайтинга

Стараюсь делать это каждый день, иногда не получается, просто по времени, это не страшно.)
Пишу три страницы. Руками лучше, чем на компьютере. Поначалу писал на компьютере (750 слов), иногда, по настроению. Сейчас полностью перешёл на ручку с бумагой. Если не пишется, то так и пишу, не пишется. Пустота в этом, или тяжесть, или ещё что-то. Если возникает состояние из которого пишется что-то важное и хорошее и нужное, то пишу больше, разумеется. это обычно связано с попаданием в состояние, когда “диктуют”. Но это не является целью. Цели вообще нет.
Не перечитываю. Если я понимаю, что в процессе приехал креатив какой-то хороший, то он потом идёт в дело. Но вообще не читаю. Есть специализированные варианты целевого использования фрирайтинга, когда надо перечитывать. Я сейчас о ежедневном-регулярном.
Скорость письма не важна. Можно быстро, можно не спеша. День на день не приходится. Важнее непрерывность и равномерность. Если ловлю себя на паузе, то рефлексирую её на бумагу, записываю, что отвлёкся, и на что отвлёкся.
Перехожу по мета-уровням. Если много мыслей, то их можно свернуть обобщением, о чём это всё вместе, что роится у меня в голове.
Перехожу на ощущения и переживания. Какие непосредственные чувства, эмоции и переживания я испытываю. от физических ощущений (как сижу, что устало), до настроений, которые длятся и влияют на мировосприятие.
Уходя в переживания или в мета-обобщения стараюсь не играть с собой в диалоги или рассуждения. Больше всё-таки стараюсь оказаться одновременно здесь и сейчас и в большом объёме восприятия. Связать мета-уровень с “реальностью данной мне в ощущениях”.

И самое главное — фрирайтинг — практика, которую нельзя выполнить неправильно.)

Это из того, что постоянно остаётся. Потому что постоянно идёт игра, с рисунками, цветными ручками, паттернами, запускающими вопросами… Но это всё временные детали, чтобы не было скучно)

4 Comments

Антон Маторин Я основатель и ведущий тренинга Испытание Реальностью, коуч и консультант в области стресс-менеджмента и сопровождения личных изменений. Имею большой опыт ведения тренингов и консультирования в области отношений и гендерной психологии, от обучения пикапу до парного семейного консультирования. Исследую и применяю в работе традиционные духовные практики и современные методы интегральной психологии.