О высших состояниях сознания (перевод)

Духовно озабоченные люди часто используют термин “высшие состояния сознания”, чтобы описать важное, но сложно достигаемые состояния ума.

Мудрецы Индии, христианские монахи и буддистские аскеты говорят о достижении моментов “высших состояний сознания” через медитации, пение мантр, посты, паломничество.

К сожалению, мирских людей сильно раздражает тот способ, которым люди из духовности обсуждают их высшие состояния сознания . Это всё звучит как-то туманно-сопливо-наивно, короче — раздражающе. Что в самом деле эти гуру имеют в виду?

Так как врождённого влечения к таинственному и невыразимому мы не имеем, то вполне понимаем такое раздражение. Тем не менее кажется, что идея высших состояний сознания очень интересная и, по существу, не имеющая отношения к эзотерике, и может быть объяснена просто, в строгих рациональных и мирских терминах.

Вот как мы это видим: как человеческие существа, мы проводим большую часть своей жизни в “нижних” состояниях сознания. В них мы в принципе озабочены самими собой, нашим выживанием и нашим собственным успехом в его конкретном определении.

Обычная жизнь вознаграждает практическую неинтроспективную самооправдывающую точку зрения, и это всё признаки “нижних” состояний сознания. Нейрофизиологи говорят, что у нас есть “нижняя” часть нашего мозга, которая называется мозгом рептилии. И говорят, что под его влиянием мы защищаемся, когда нас бьют, обвиняем других, подавляем любые побочные неуместные непосредственно вопросы, плохо мыслим ассоциативно и придерживаемся лестного образа того, кто мы есть и куда двигаемся.

Но тем не менее, в те редкие моменты, когда к нам нет угроз и требований, например рано утром и или поздно ночью, когда мы не захвачены страстями и наше тело расслабленно, у нас есть привилегия доступа к “высшему разуму”, который нейрофизиологи называют неокортекс. Место, где находятся воображение, эмпатия и беспристрастные суждения. Наше собственное эго отпускает нас, и, сбросив привычные оправдания и хрупкую гордыню, мы восходим к менее тенденциозной и более вселенской перспективе.

В таких состояниях разум продвигается за границы чётких личных интересов и захваченностей. Мы начинаем более образно думать про других людей.

Вместо критики и нападения, у нас есть свобода предстваить их поведение, как приводимое в движение от их собственных примитивных разумов, которые они обычно не могут нам объяснить. Эти дурной нрав или порочность теперь видятся симптомами боли, а не злого умысла.

Как удивительна эта постепенная эволюция к развитию способностей объяснять действия других их страданием, скорее чем просто указывать, как они задевают нас. Мы воспринимаем, что подходящий ответ человечесву — не страх, цинизм или агрессия, но всегда, когда мы можем позволить себе это — любовь.

В такие моменты мир показывает себя совершенно другим. Местом страдания, направленных вникуда усилий, людей жаждущих, чтобы их услышали, нападающих на других, но также местом отзывчивости и стремлений, красоты и трогательной ранимости. Подходящая реакция — вселенская симпатия и доброта.

Собственная жизнь ощущается менее драгоценной, можно спокойно представить, что тебя больше нет. Личные интересы отодвигаются и можно представить себя растворяющемся среди прочих преходящих природных явлений и вещей: деревьев, дымов, мотыльков, облаков или волн, разбивающихся о берег. С этой точки зрения статус — ничто, имущество не имеет значения, жалобы теряют свою важность. Люди могут быть изумлены трансформацией и обнаруженными великодушием и эмпатией, если столкнутся с нами в таком состоянии.

Состояния высшего сознания, конечно, длятся отчаянно недолго. И мы ни в коем случае не должны стремиться сделать их постоянными, потому что они не подходят ко многим практическим задачам, которые нам всем необходимо выполнять. Но нам следует их использовать, когда они возникают, и собирать там инсайты тогда, когда они нам наиболее всего нужны.

Высшие состояния сознания — огромный триумф над примитивным разумом, который не может увидеть все эти возможности. В идеале, нам стоит быть более чуткими к преимуществам этого высшего разума и стремиться сделать этот опыт океана нашего сознания менее случайным и менее бессмысленно таинственным.

, , , , , ,
  • homa

    А разве существует трогательная ранимость?

  • AntonMatorin

    какая для вас есть, так вы к собственной ранимости и относитесь)

  • homa

    Ну вот я, например, лобными долями понимаю, что ранимость – проявление той части мозга рептилий и она не кажется мне трогательной.

  • AntonMatorin

    вы терминатор какой модели?)

  • homa

    Модели “мизантроп”, судя по всему.

  • AntonMatorin

    ну почитайте какую нибудь толковую популярную психологию про работу с уязвимостями. может и с мизантропией полегче станет)

  • homa

    Не посоветуете конкретную книгу или статью? Поискал – ничего не нашел дельного.

  • AntonMatorin

    для старта отличная 5 Травм Лиз Бурбо. везде есть, спецподоготовки и крутых духовных передач для восприятия не требует)

  • MrGoodkat

    Я бы перевел перевел “spiritually minded” скорее как “духовно ориентированные”. А то “духовно озабоченные” звучит как-то двусмысленно) А так хороший видос, спасибо

  • AntonMatorin

    духовно ориентированные включают в себя как раз и тех, кто может нормально объяснить)

  • MrGoodkat

    Я к тому, что есть еще реально духовно озабоченные товарищи, это сейчас в тренде) А идея высших состояний сознания как бы подразумевает отсутствие всяких озабоченностей

  • AntonMatorin

    да? то-то в житиях святых такие ужасы и рубилово) видимо от свободы от озабоченностей всяких, чем меньше озабоченостей, тем больше мяса)

  • Yuri Volkov

    На правах ИМХО.
    По нейрофизиологии совсем путаница в тексте, в том числе и по смыслу. Эго – функция неокортекса, причем чисто человеческая ведь, а не рептильная. Эмпатия – функция млекопитающих вообще, а не человека, и в “низших” состояниях вполне себе работает (даже эмперически). Собственно если посмотреть работы по theory of mind и по обучению через подражание, то она и у шимпанзе вполне себе работает.
    Ну то есть если “высшие” состояния приравнивать к развитому ассоциативному мышлению, эмпатии и объяснению поведения через боль, то у нас любой юноша (в ПРЛСном смысле) уже в этих состояниях живет большую часть времени.
    А вот то состояние, которое про симпатию и вселенскую любовь – я так понимаю, что автор его и имеет в виду всю дорогу, хотя конкретизирует только под конец – уже хорошо объясняется через активацию того куска префронтальной коры, который про прогнозирование и волю, и оттормаживание “рептильно-млекопитающей” системы инстинктов-рефлексов.

  • AntonMatorin

    наконец-то пришёл человек, который в вопросе разбирался) ща поговорим)
    какая интересная идея про “эго — фунция неокортекса”. она как объясняется? что такое эго? как оно функционирует нейрофизиологически?)

  • Yuri Volkov

    Прошу прощения, прям “ща” не получилось)
    Про эго, чтобы определиться с понятиями. Красивого определения я с ходу не нашел, поэтому выдам отсебятину, которая вроде как похожа на “общечеловческое” определение – я здесь под эго понимаю систему из представлений о себе (воспоминания + оценки, ответ на вопрос “какой я”), актуальных мне социальных мотивов (по сути – образ “каким я хочу быть”) и привязанный к этим мотивам механизм управления поведение (“воля” в бытовом смысле – как раз та штука, которая позволяет “заставлять себя” вставать по утрам :)).

    Про “функцию неокортекса”. Собственно, автобиографической память и волевой регуляция – без которых про эго говорить непонятно, как – без неокортекса не бывает (по АП хорошие работы были у Conway и DC Rubin, а вот по воле навскидку не скажу, могу поискать, если интересно). Опять же, если по клинике смотреть на neuropathologies of the self (из недавнего хорошо описано у Feinberg, из давнего – у Лурии).

    А вот “как оно функционирует нейрофизиологически” – фиг его знает) Вообще про то, как нейрофизиологически устроены системы, опосредованные речью (та же автобиографическая память), ничего определенного сказать нельзя. А уж про то, как нейрофизиологически устроены разные мотивы, не ясно вообще ни черта.
    Ну то есть можно объяснять отдельные задачки (принятие решений, формирование воспоминаний или каких-то отдельных мотиваций) и смотреть феноменологию, но до внятный физиологический объяснений всей системы нам еще не один десяток лет ждать :)
    Или можно брать всякие психологические модели и проверять, насколько они согласуются с физиологическими данными – этим сейчас половина cognitive science занимается, и это в общем прикольно и познавательно – но ты, я так понял, спрашивал не про это, а именно про чисто нейрофизиологическое объяснение всей системы?

  • AntonMatorin

    Какое у вас отличное эго.) Такое можно и не отключать медитациями)

  • Yuri Volkov

    Если верить Википедии, то у Фрейда оно примерно такое же, вроде. А у вас какое?
    //что-то у меня глючит disqus, так что можно получится дубль сообщения, sorry

  • Dmitry Zbr

    да, дайте два))

  • AntonMatorin

    Всё так.) Вопрос только откуда именно берутся “оценки, ответ на вопрос “какой я”, “актуальные социальные мотивы” и чью/какую волю в итоге выполняем)

    у меня это сильно зависит от состояния)

  • Наталья Малышева

    А кто оригинал написал, если это перевод? И с научным подходом много несоответствий и с внутренним опытом(моим). Высшее состояние сознания – это когда ты и есть само это сознание и больше ничего нет, то есть это единственное состояние. А тут так много всего! большой спектр всяких разных состояний сознания.

  • AntonMatorin

    Ваше зато “это когда ты и есть само это сознание и больше ничего нет, то есть это единственное состояние” охренительно научно, ага.))

  • Dmytro

    А я вот заметил, что ощущения близкие к описанным высшим состояниям периодически посещают на следующий день после много вина накануне.
    Если никто не трогает и природа рядом.

Антон Маторин Я основатель и ведущий тренинга Испытание Реальностью, коуч и консультант в области стресс-менеджмента и сопровождения личных изменений. Имею большой опыт ведения тренингов и консультирования в области отношений и гендерной психологии, от обучения пикапу до парного семейного консультирования. Исследую и применяю в работе традиционные духовные практики и современные методы интегральной психологии.