Архив по тегам: more pain

Почему нам не надо быть исключительными [перевод]

Есть довольно простой вопрос, который позволяет быстро добраться до ощущения собственных благополучия и легитимности: осталось ли у вас от вашего детства чувство, что вы OK, в целом, такой, какой есть? Или где-то на жизненном пути у вас сложилось впечатление, что вы должны были быть особенным, чтобы заслужить место на Земле? И можно поднять связанный с этим вопрос: расслаблены ли вы сейчас по поводу своего статуса в жизни? Или вы чувствуете себя либо маньяком-сверхдостигатором, либо полным стыда за вашу так называемую посредственность?

Около 20 процентов из нас окажется в той группе, которой некомфортно, которая то верит, что всегда будет как-то мало, то проклинает себя за “лузерство” (которым в целом обозначается, что мы не выиграли у безумных статистических вероятностей). В школе мы возможно усиленно работали не потому, что нас тянуло к изучаемым предметам, а из вынужденности по причинам, которые не были достаточно поняты, по крайней мере тогда. Мы просто знали, что мы должны карабкаться наверх класса и каждый вечер будет проверка. Может быть мы сейчас и не исключительные, но мы редко перестаём чувствовать острое давление такими быть.

В детстве это могло происходить так. Ради укрепления своего собственного беспомощного чувства самости родители хотели, чтобы мы были особенные, с помощью сил интеллекта, внешности или популярности. Ребёнку надо было достигать и поэтому он не мог просто быть. Его собственные мотивы и вкусы не брались в расчёт. Родители испытывали страдание, тайно; не были способны себя ценить, сражались с депрессией, про которую ничего не знали, даже названия, злились от событий собственной жизни, возможно даже один партнёр доставлял страдания другому. И миссия ребёнка, на которую приходилось без вариантов добровольно идти — была сделать это хоть как-то лучше.

Кажется странным смотреть на достижения через эти фильтры, не такие, какие мы видим в средствах массовой информации, а вот так, часто как на разновидность душевной болезни. Те, кто возводят небоскрёбы, пишут бестселлеры, выступают на сцене, или заставляют близких всё это делать, могут быть на самом деле не совсем здоровы. Тогда как те люди, которые без агонии могут выносить обычную жизнь, так называемые “довольные посредственностью”, могут на самом деле быть эмоциональными суперзвёздами, аристократами духа, капитанами сердца. Мир делится на привилегированных, которые могут быть обычными, и проклятых, которые вынуждены быть замечательными.

Лучший возможный выход для последних — сорваться. И тогда вдруг они могут только, если повезло, конечно, после многих лет достижений, просто соблюдать постельный режим. Они впадают в глубокую депрессию. У них развивается всепоглощающая социальная тревожность. Они отказываются есть. Они бессвязно говорят. Так или иначе они засовывают большую палку в колёса каждодневной жизни и им позволено побыть какое-то время дома. Этот срыв — не просто случайный приступ безумия или сбой в работе, это может быть серьёзной заявкой на выздоровление, пусть неудобной и невнятной. Это попытка одной части нашего разума заставить другую расти, понимать себя, развивать себя, часто слишком поражающая и пугающая. Можно на это даже так посмотреть, что это попытка перезапустить через сильную болезнь процесс выздоровления, настоящего выздоровления.

В этом очевидно больном состоянии мы можем разумно стараться разрушить все строительные блоки наших предыдущих успешных идущих своим чередом карьер. Мы можем стараться уменьшить наши обязательства и наши издержки. Мы можем пытаться отбросить жестокую абсурдность ожиданий других.

Наши нездоровые, как на коллективном, так и на индивидуальном уровне, общества предсказуемо имеют недостаток вдохновляющих образов достаточно хорошей, обычной жизни. Они ассоциируют это с проигрышем. Мы представляем, что только провалившийся человек без вариантов будет такое хотеть. Мы жестоко связываем добродетель с тем, чтобы быть в центре, в метрополии, на сцене. Мы не любим осеннее увядание и тот покой, который приходит когда мы пересекаем меридиан наших надежд. Но конечно, нет никакого центра, или скорее центр это сам человек.

Время от времени художники делают вещи, которые позволяют понять это лучше. Вот, например, из третьего тома “Опытов” Монтеня, написанных за несколько лет до его смерти в конце 16 века: “Устремляться при осаде крепости в брешь, стоять во главе посольства, править народом — все эти поступки окружены блеском и обращают на себя внимание всех. Но бранить, смеяться, продавать, платить, любить, ненавидеть и беседовать с близкими и с собою самим мягко и всегда соблюдая справедливость, не поддаваться слабости, неизменно оставаться самим собой — это вещь гораздо более редкая, более трудная и менее бросающаяся в глаза. Жизни, протекающей в уединении, что бы ни говорили на этот счет, держатся на таких же, если только не более сложных и тягостных обязанностях, на каких держатся жизни, не замкнутые в себе.”

В конце 1650-х голландский художник Ян Вермеер нарисовал картину “Маленькая улица”, которая до нашего времени продолжает подвергать сомнению нашу систему ценностей.

Успех может, в конце концов, быть просто тихим вечером с детьми дома на скромной улице. Вы найдёте похожие мысли в определённых рассказах Чехова или Раймонда Карвера, у Боба Дилана в Time Out Of Mind, в этюде Томаса Джонса “Стена дома в Неаполе” (1782), и в фильмах Эрика Ромера, в “Зелёном луче” (1982), например.


Большинство фильмов, реклам, песен и статей, однако, не склоняются в эту сторону, они продолжают объяснять нам привлекательность других вещей: спортивных машин, каникул на тропических островах, славы, возвышенной судьбы, полётов бизнес-классом и большой занятости. И эта привлекательность иногда совершенно реальна. Но кумулятивный эффект заключается в установке нам идеи, что наша собственная жизнь практически никчёмна.

И в то же время могут быть замечательные навыки, огромные радость и благородство в том, что мы делаем: в воспитании ребёнка, чтобы он был независимым и уравновешенным; в поддержании достаточно хороших отношений с партнёром на протяжении многих лет несмотря на периоды экстремальной сложности; в том, чтобы рано ложиться; в том, чтобы делать не очень увлекательную или хорошо оплачиваемую работу ответственно и весело; в том, чтобы правильно слушать других людей и, в общем, не поддаваться безумию или ярости от парадоксов и компромиссов, связанных с жизнью.

В наших обстоятельствах есть драгоценности, которые мы должны ценить, когда мы учимся смотреть на них без предубеждений и ненависти к себе. Когда мы обнаруживаем себя за пределами чужих ожиданий, настоящая роскошь жизни может состоять более или менее из простоты, покоя, дружбы, основанной на уязвимости, творчества без аудитории, любви без особенных надежды или отчаяния, горячих ванн, сухофруктов, грецких орехов и тёмного шоколада.

источник

Leave a comment

Осознанность это политика

Отличная статья в The Guardian, один из логридов-лидеров этого уикенда: Mindfulness Conspiracy от Рона Персера, у которого в следующем месяце выходит книжка McMindfulness: How Mindfulness Became the New Capitalist Spirituality.

Он критикует само понятие mindfulness revolution: всё, что предлагает успех в нашем несправедливом обществе без попытки его изменить — не революционно, это просто помогает людям как-то справляться. На самом деле это даже может делать хуже. Вместо вдохновения на радикальные действия, майндфулнесс говорит нам, что причины страдания находятся непропорционально в нас самих, а не в политических и экономических механизмах, определяющих нашу жизнь. Но фанатики майндфулнесс верят, что обращение внимания на настоящий момент не допуская суждений имеет революционную силу трансформировать весь мир. Это магическое мышление на стероидах.

Ещё просто поцитирую:

Проблема в том, какой продукт они продают, и как он упакован. Майндфулнесс сейчас — просто базовый тренинг концентрации. Он был оторван от буддистского учения об этике, хотя и произошёл от буддизма.

Остаётся только инструмент самодисциплины, замаскированный под само-помощь. Вместо того, чтобы освободить практикующих, он помогает им подстроиться к условиям, которые порождают их проблемы.

Всё так.) Буквоеды скажут, что майндфулнесс сейчас это не только тренинг концентрации, но и сострадания, но про тренинг для американского спецназа по состраданию к своим товарищам по подразделению, повышающий эффективность этого подразделения в бою и уменьшающий стресс у бойцов, я уже писал.

Якобы проблема не в самом существе природы капитализма, а скорее неспособность самих людей быть осознанными и жизнерадостными в нестабильной и неопределённой экономике. И потом нам продают решения, которые делают нас удовлетворёнными и осознанными капиталистами.

Упор на “осознанности без суждений” может легко отключить у человека моральный интеллект.

Защитники майндфулнесс верят, что практика аполитична, и получается, что избегание моральных вопросов сплетается с нежеланием думать о будущем общественного блага.

Приверженность к такому варианту приватизированной и психологизированной осознанности является политической. Осознанность, терапевтически оптимизирующая людей, чтобы сделать их более “психически здоровыми”, внимательными и жизнерадостными, чтобы они могли продолжать функционировать внутри системы.

Мне, конечно, в общем и целом в разговорах про mcmindfulness не нравится идея, что это всё от оторванности от буддизма как такового. С буддизмом тоже проблем достаточно, и там тоже надо хорошо потрясти дерево познания, чтобы начали падать не червивые яблоки, как и в любой современной религии.) Автор статьи сам практикует и преподаёт дзен и вполне верит, что там есть все ответы. Я вообще не очень верю, что в рамках какой-то одной ясно очерченной когда либо существовавшей религии они есть или были.

Этим мне понравилась другая статья, которую в Guardian цитируют, Славоя Жижека “От западного марксизма к западному буддизму”, которая глубже и которая не делает Тибет, в прямом и переносном смысле, непоколебимым источником смыслов и решений для современности, надо только изучать традицию. И закончу цитатой оттуда:

“Западный Буддизм” … позволяет полноценно участвовать в бешеном темпе капиталистических игр, поддерживая для себя впечатление, что вы на самом деле в них не участвуете, что вы понимаете, как бессмыслен этот спектакль, и что ваше внутреннее Я, которое, вы думаете, всегда можете изъять, действительно важно для вас.

Leave a comment

Страдание в практике медитации, буддизм и христианство

Понятие “высокая интенсивность переживания” передаётся категорией страдание. Оно всегда присутствует в момент стресса и должно переживаться осознанно. В частности, в буддизме, христианстве и других традициях это правило формулируется как философский или этический принцип. В буддизме считается, что страдание неизбежно присутствует в жизни человека, являясь следствием ошибочных (“выученных”) стереотипов восприятия, эмоционального реагирования и мышления. Под страданием здесь понимается переживание любого стресса. Человек, готовый к реальному обучению и развитию, обязан принять это положение и научиться осознавать собственное страдание во всей полноте. В противном случае у него нет ни повода к изменениям, ни смысла их осуществлять, так как ошибочные стереотипы не будут осознаваться.

В христианстве страдание также рассматривается как духовный опыт, посланный свыше. Христианская формулировка принять страдание подразумевает проживание страдания с полной осознанностью и силой. Если следовать этому правилу буквально, то страдание, будучи осознанным во всей полноте, сначала усиливается. Осознанное его проживание сопровождается смирением — состоянием открытости (в том числе телесной) и без протеста. Затем, в процессе проживания, страдание существенно снижается и исчезает. Вместо него рождается новое знание — новое видение реальности и новое понимание происходящего. Можно сказать, что такое принятие страдания тождественно рождению нового знания — не ментального, но основанного на глубоком “выстраданном” внутреннем опыте.

Таким образом принятие страдания можно рассматривать как первый шаг процесса трансформации энергии, а первая из двух приведённых выше стратегий переживания боли и стресса может рассматриваться как стратегия принятия страдания. Она выражает следующий фундаментальный принцип: во внутренней территории всегда следует двигаться навстречу страданию, добиваясь усиления интенсивности переживания (на фоне полного телесного расслабления); другими словами, страдание ведёт. Вначале интенсивность переживания возрастает, но затем начинает стремительно убывать, полностью исчезая в некоторой точке; одновременно возрастает глубина переживания и становится здесь максимальной. В этой точке, однако, больше нет страдания: переживание воспринимается теперь как новое знание — новое видение источника страдания и способов проживания внешних сюжетов.

Марк Пальчик. Реальна ли реальность?

Leave a comment

«Кто из вас без греха, первый брось в нее камень…» [перевод]

Мы так привыкли думать об Иисусе как о божестве, которого мы принимаем или отвергаем на основании веры, что склонны пропускать гораздо более важную деталь: он был очень сильным филососфом, чьи правила про человеческое поведение по сей день глубоки и применимы.

Один из самых выдающихся его уроков дан в восьмой главе Евангелия от Иоанна. Иисус недавно прибыл из Галилеи в Иерусалим, когда несколько фарисеев, членов секты, уделявшей основное внимание точному соблюдению иудейских традиций и законов, пришли к нему с замужней женщиной, которую они поймали во время секса с мужчиной, который не являлся её мужем. “Учитель,” спросили они, “эта женщина была поймана во время совершения измены. По нашему закону Моисей заповедал что её надо побить камнями. Что вы скажете?”

Иисус попал в ловушку. Скажет ли он, что отношения на стороне это нормально (то есть оправдать то, что общество считает сексуально очень неправильным)? Или кроткий учитель любви и прощения окажется таким же строгим по вопросам закона, как иудейские авторитеты, которых он любит критиковать?

Иисус отвечает искусно. Он не отрицает права толпы побить женщину камнями насмерть, но он добавляет к этому праву относительно маленькое, но практически эпохальное предостережение. Они могут её убить и уничтожить как душе угодно если, и только если они могут быть абсолютно уверены, что удовлетворяют одному ключевому критерию: они никогда сами не совершали ничего предосудительного.

Важно, что Иисус не имел в виду тех, кто никогда не спал ни с кем вне брака, он имел в виду именно тех, кто никогда не делал ничего плохого вообще, во всех смыслах, в любой области их жизни. Право быть высокомерным, жёстким и беспощадным к грешникам даёт только собственная абсолютная моральная чистота. Предлагается важный этический принцип: нас правильно считать невинными только если нас не в чём обвинить совсем, в любых контекстах, а не только в той области о которой идёт речь. Если же мы оступались хоть где-то, в любой области, даже в той которая далека от того, о чём идёт речь, то мы обязаны расширять наше сочувствие, стремиться к идентификации с правонарушителем, показывать ему больше милосердия и прощения. Мы должны прощать потому что мы причастны к греху вообще, хотя может и не совершали это конкретное преступление.

Иисус отвечает фарисеям словами, ставшими бессмертными: “Кто из вас без греха, первый брось в неё камень…” Толпа, понявшая упрёк, отложила свои орудия, и перепуганная женщина была спасена.

Настоящая мишень этой истории — такая вечная проблема человеческой души как самодовольство. Самодовольство — дегенеративный отросток такой важной вещи, как желание быть правым. Проблема в том, что будучи правыми в какой-то области мы имеем роковую тенденцию воспринимать себя как морально безупречными во всех смыслах, и это ведёт к бесчеловечности горячности по отношению к тем, кто оступился в ситуациях, где мы справились и вели себя хорошо. Наша безупречная позиция по, скажем, экономике, или бедности, или правильному способу ведения хозяйства может дать нам основания воспринимать себя как морально безупречных и отсюда может происходить необычайная жестокость.

Иисус указывает, что самый надёжный способ быть добрым — не гордиться тем, что не делали чего-то конкретно неправильного. И таким образом мы неизбежно помним, что тоже в чём-то бываем глупыми и жестокими, и именно поэтому можем сострадать тем, над кем у нас есть власть “побить их камнями”. Мир, в котором мы твёрдо помним наши проступки, парадоксально оказывается более добродетельным и человечным местом.

оригинал

Leave a comment

Читаю рекламу тренинга по медитации…

stress

Читаю рекламу тренинга по медитации. «Вы научитесь жить без стресса». Это неправда. Вы научитесь справляться со стрессом. Возможно, вы даже поработаете с причинами, вызывавшими стресс раньше. К чему это приведёт? Стресса в текущих занятиях станет меньше и вы рискнёте заняться чем-то, что более вам интересно, но что вызывало больше стресса, а этот уровень был для вас неприемлем.

Теперь со спецтехниками вы будете жить на том же, привычном уровне стресса, на котором обычно живёте. Но более аутентичную и насыщенную интересным для себя жизнь.

А есть вариант «также как сейчас, но просто чуть комфортней»? Не знаю, пробуйте, я таких людей не встречал.)

Скорее всего вы научитесь жить со стрессом, а не без него.)

Leave a comment

Буддизм, алкоголизм и феминизм

Как-то давно моя тантрическая учительница ставила эту мантру на группе. В ней звучит голос Согьяла Ринпоче, читающего свои стихи на английском. Она тогда сказала, что хотя у Ринпоче некоторые косяки с женщинами и насилием, но конкретно эта мантра хорошая, можно пользоваться.

Потом я увидел интервью Пемы Чодрон, где она оправдывает другого известного ваджраянского учителя, Чогьям Трунгпу Ринпоче, буквально словами “Don’t know right. Don’t know wrong.” Что нормально для завравшегося эзотерика и/или бизнес-тренера на фейсбуке, но перебор для духовного наставника многих тысяч людей из разных частей света, серьёзно ищущих утешения, спасения и духовную эволюцию в тибетском буддизме. Там же она не без помощи лояльных интервьюеров плавно съезжает на тему морализации и сексуальности. Дескать не всем же быть монахами. И что Чогьям очень поддерживал её в монашеских обетах (помним, да, у женщины в патриархальном обществе не может быть приемлемого сексуального поведения).

Сразу пошлю нафиг тех, кто попробует сказать, что весь этот #MeToo — новое пуританство. Давайте разделять секс и насилие, как и секс и чрезмерное использование официальной власти в коммуникации с партнёрами, как сексуальные практики и принуждение к ним. Это возможно. Я знаю, я пробовал, чёрт побери, я бывший тренер по пикапу, в конце концов.)

В одном медитаторском чатике увидел рекомендации книг Пемы в контексте, с котором был не согласен, вспомнил эту историю, решил посмотреть как там дела. Офигел.)

Значит ещё раз и по порядку:

Согьял Ринпоче — в суде были даже обвинения в побоях, кроме приставаний, урегулированы до суда.

Чогьям Трунгпу Ринпоче — злоупотребление властью, приставания к ученицам.

Сакьонг Ринпоче — нынешний глава Shambhala International, крупнейшей организации буддизма на западе, обвиняется в насилии. И там не “попросил ученицу раздеться”, а зажимал пьяный в туалете. Я читал его письма по этому поводу, там совершенно нет рефлексии относительно собственного отношения к женщинам. Пишет “были отношения с женщинами в сообществе Шамбалы”, “некоторым женщинам после этого плохо”, а потом “пересматриваю свои отношения с другими людьми” и дальше там никакие женщины не упоминаются, за мир во всём мире и за всё хорошее против всего плохого. Не, чувак, это так не работает, я снова знаю, потому что пробовал.)

Пема Чодрон и Сакьонг Ринпоче
Пема Чодрон и Сакьонг Ринпоче

А между Чогьямом и Сакьонгом Шамбалой Интернешнл заведовал чувак американского происхождения Осел Тендзин, прославившийся в первую очередь тем, что продолжал трахать учеников будучи ВИЧ-инфицированным. И нет, он не был на препаратах, которые делают секс с вич-инфицированным человеком безопасным, он заражал партнёров.

Лама Норлха Ринпоче — спал с ученицами десятилетиями, и по комментариям вполне уважаемых лам это, похоже, не было карма-мудрой, а выглядело просто сексуальной эксплуатацией младших членов общины. Смотрите, некоторые буддисты могут это отличать, если не они не Пема Чодрон.)

Чогьям Трунгпа
Чогьям Трунгпа

Почему я тут про это говорю? Не просто же, чтобы указать, что у разных провайдеров духовности служба поддержки не очень, не только у христиан, как я уже когда-то говорил.)

Дело в том, что отношение к женщине во внешнем мире и качество духовных прозрений, исканий и учений очень связаны. Попробую без всякого морализаторства объяснить это с рациональных позиций.

Духовная практика — это исследование и подключение к более осознаваемому объёму сознания некоторых состояний психики. В этом пространстве встречаются разные архетипические состояния, которые могут быть охарактеризованы, как “женские” и “мужские”. Есть они у всех независимо от пола и гендера того, кому это сознание принадлежит.

Простая психотерапевтическая практика работы с субличностями вообще и архетипическими, в частности, показывает, что обращение с женщинами в жизни, и обращение с “внутренними женщинами” в психике и практике духовности, связаны и взаимозависимы. То есть мастер или практик, если он строит межгендерные отношения как в вышеприведённых примерах, скорее всего с частью своего сознания относится таким же образом.

Если мы видим подобные перекосы у учителей и авторов книг по медитации в жизни, то что-то не так и с их учением. Это не значит, что их нельзя изучать. Это значит, что стоит иметь в виду и осознавать, когда черпаете из колодца мудрости, что там за элементы состава, как они работают, и как они работали у автора, которого сейчас читаете. Точно ли вы хотите также, и если да, то кто вы после этого?) Такие аспекты, как недвойственность и пробуждённость сами по себе не сильно связаны с тонкостями, о которых я говорю, достижимы и на таком пути. Это технические характеристики сознания, которыми вполне может обладать националист и алкоголик, насилующий 13-летних детей на регулярной основе, если он давно и регулярно медитирует. Даже есть у кого учиться.)

Ещё почитать по теме:

https://rationalwiki.org/wiki/Sexual_abuse_in_Buddhism

BPS Welcome Page

Leave a comment

Откуда взялись патриархат и сексизм?

Всё началось с невинного вопроса участника:

— Наиболее эффективно, если я хочу с женщиной построить семью, чтобы она мне родила детей, воспитать её где-то с 16 лет, обычная практика в XIX веке…

В XIX веке они конечно не воспитывали себе женщин с 14 лет. Женщин начинали воспитывать раньше, они не бегали до 16 лет по лесам в стаях…

Участник упорстовал:

— Муж воспитывал, брал к себе девочку, и воспитывал, специально с ней браком сочетался…

Я снова перебиваю:
Разные были традиции в разных местах. Там не воспитывали, в том-то и дело, женщина использовалась в основном как машина для получения потомства. Это удобно в традиционном обществе, но не очень приятно женщине.

Если у вас есть сомнения, приятно ли женщине или нет, то почитайте, я не знаю, дневники и переписку Софьи Толстой, которая жена Льва Николаевича, это не самые бедные и не самые необразованые люди. Она там пишет, что как же неохота в 8й раз беременеть. Так это всё заебало, скорее бы уже кончилось.

Я всё-таки сторонник того, что женщины это примерно равноправные нам существа, и быть с ними счастливым можно, если позволить им на самом деле больше свободы.Тогда начинает происходить масса удивительных вещей. Мы как-то спорили даже с одним бедуином в синайской пустыне. Он говорил мы же мужики вот, а вы какие-то странные, у нас же можно по три жены, а у вас только одну.. Я ему ответил,и он, кстати, понял, попробуй, чтобы у тебя было три жены добровольно в свободном обществе. Не вот так как у вас. Он сказал да, это было бы гораздо серьёзнее, чем мы тут занимаемся.

Поэтому не стоит откатываться назад, это упрощение жизни себе и усложнение жизни всем вокруг. Если очень хочется, то можно, но никакой перспективы роста в этом не будет, только консервирование боли. Это моя позиция, я готов подискутировать на тему, если интересно. Если есть аргументы против.

Поэтому с воспитанием жён с 14 лет — не очень получается. Потом я видел практику пар с большой разницы в возрасте и таким моментом воспитания, ничего хорошего там не получается.

— А можно более глубокий вопрос, вы вот затронули, меня лично волнует, просто дефлорация, вопрос дефлорации, просто если в 14 лет начинается мастурбация, то как этот вопрос должен решаться, нами, мужчинами? Или девушки должны сами его решать, а потом уже приходить в мужское общество?

Вообще дефлорация сильно переоценена.

— Кем, мужчинами? Женщинами?

Культурой! Во-первых, у половины кровь первый раз не течёт. У половины…
Если взять историю человечества в большом масштабе, то она насчитывает условно говоря 100000 лет, из них последние 9 были довольно странными. Потому что последние 9000 лет мы начали одомашнивать пшеницу.
Есть некоторые историки, которые говорят, что это пшеница одомашнила человека. Потому что до этого человек жил сильно лучше.

Вы сейчас поймёте, как это к женщинам относится, я довольно издалека начал.

То, что человек жил сильно лучше, доказывается археологическими данными, потому что наши предки, которые жили до одомашнивания пшеницы,были выше ростом, у них был больше объём мозга, они как-то были здоровее, веселее, меньше болели, дольше жили, судя по всему были счастливее. Чем все люди где-то до начала XX века.

То есть что произошло? Как живут охотники и собиратели и как там у них строится отношения между мужчиной и женщиной? Есть миф, что якобы жена охраняет костёр с детьми в пещере, куда её затащили, а мужчины охотятся на мамонтов. Значит они такие молодцы, приносят мамонтов, а женщины делают всё, что им эти мужчины принёсшие мамонтов скажут.

По факту, если мы посмотрим на современные племена охотников и собирателей, или устройство каких-нибудь развитых социумов у приматов, у них довольно много где охотятся самки и самцы. Даже если самки мельче в размерах. Это во-первых. Во-вторых собирательство, которым в основном занимаются женщины, приносит не меньше еды, чем охота, а зачастую и больше, потому что регулярно. Охотники, конечно, могут кого-нибудь изловить и этого сразу много. Но это гораздо хуже предсказывается и гораздо более опасно и нерегулярно. Грибы-то они каждый год в этом месте растут. И ягоды. Если какой-то большой засухи нет.

И роль женщины в хозяйстве — это такой ценный хозяйствующий субъект. И у неё в связи с этим довольно много свободы предпочтений, в том числе сексуальных, и она себя довольно хорошо чувствует, сама принимает решения, с кем она вступает в отношения, с кем не вступает. Там как такового патриархата или матриархата нет. Есть на уровне ритуальных уважений. При этом равноправие, хотя и с разными ролями.

Что произошло, когда одомашнили пшеницу? Стали селиться большими группами, понизилась мобильность, повысилась кучность населения. Вместо разнообразной деятельности, прогулок по лесам, контактов с разными видами животных и растений, появилась однообразная работа в скрюченном виде на огороде или в поле, что в общем не самые полезные для здоровья занятия, если этим заниматься с утра до вечера.

Появились войны, появились эпидемии, стало возможно накапливать добавочный продукт, чтобы передавать его по наследству, и тот у кого его больше, тот и круче. И в связи с этим началось закрепощение женщин, потому что у людей возникло, у мужчин в основном, возник вопрос по поводу того, как же я буду передавать по наследству, если я не уверен чьё потомство. Раньше это было всё равно. Во-первых, не было больших запасов, во-вторых ну в принципе было как-то ОК, дети бегают, всей стаей кормим, всей стаей воспитываем.

Потом в связи с вопросом наследства начали пропагандировать невинность. Появилась куча проблем у всех, у кого она неявно выражена. В литературе вся эта история, это ж не я придумал, почитайте любые классические романы, там у всех по теме масса страданий.

Рожать женщина начала каждый год, потому что раньше, когда были охотники и собиратели, то грудное вскармливание лет до пяти, и, соответственно, начали навязываться всяческие правила, которые женское поведение ограничивают. Сейчас общество построено так, что за любое неправильное поведение женщина будет сама себя ругать. В традиционном обществе или том современном обществе, которое сохраняет сильные его черты, у женщины нет сексуального поведения, которое она может расценивать как однозначно приемлемое. Потому что какие варианты есть у девушки: либо спать с кем она хочет, просто потому, что ей нравится. Либо спать за какие-то ресурсы.

— Монашки ещё есть.

Но это тогда не сексуальное поведение, понимаешь? Я говорю о сексуальном поведении, оно любое осуждается. Либо она гулящая девушка и у неё плохая репутация, либо она готова, я не знаю, за бутылку пива или за Роллс-Ройс, это уже у каждого там свои социальные реалии, но в любом случае она такая коварная, подлая, и алчная, и тоже ничего в этом хорошего нет. И самое главное, что, если она жена, то всё равно, она алчная, ещё и с пожизненным контрактом эксклюзивным. То есть у самых честных-то на сайте цена написана, а с остальными поди разберись.

В этом смысле именно женщины загнаны в ловушку, что их так осуждают, и так осуждают, у них фактически нет возможностей. Если не понять, что это просто навязанная обществом хуйня, то непонятно, как из этого выбраться. А выбраться из этого никак нельзя, кроме как понять, что это навязанная обществом хуйня. И буквально только последние сто лет и только золотой миллиард, то есть европейская и североамериканская цивилизация начали догонять хотя бы по антропометрическим параметрам охотников и собирателей, и по количеству свободного времени, и, видимо, по уровню счастья, тоже.


Стенограмма живого выступления, замечания по стилю и лексике принимаются только от людей, регулярно рассказывающих соответствующей аудитории про феминизм и гендерный вопрос.

2 Comments

Хорошие книги по истории и философии, помогающие понять современность

Сложился список из нескольких книг, позволяющих глобально понять, что происходит в мире. Авторов не сваливающихся совсем в мистическую мета-историю или, наоборот, в радикально материалистические геополитику с конспирологией.

Первый автор это Юваль Ной Харари со своими Sapiens и Homo Deus (и новой книгой, которая выйдет в сентябре)

Второй — Кен Уилбер с его “Трампом и эпохой постправды”.

И ещё одна книга — специалиста по истории Восточной Европы из Йельского университета, Тимоти Снайдера, The Road To Unfreedom: Russia, Europe, America, где препарируется то самое “антизелёное поле”, о котором в общем, о его происхождении и роли в эволюции, пишет Уилбер в “Эпохе постправды”.

Всё, что есть на русском есть на флибусте, на английском — на bookfi и торрентах.)

1 Comment

про истину, свободу и людей

Люди делятся на два типа.) Первые чтобы про что-то знать, говорить и действовать подходят к этому чему-то и узнают.

А другие — нет.

Основной раздел и основная борьба — на этой линии.

Соответственно важнейшими инструментами является способ познания и стремление к истине.

Никаких внешних институтов имеющих такую функцию на данный момент нет. По идее где-то там к установлению истины должна была бы прийти наука, но она сломались на саентизме, интернализме и отстаивании благосостояния и власти учёных как социальной группы.

В общем в сегодняшней ситуации каждый может в этом вопросе (правды) рассчитывать только на себя. И на таких же идиотов.) Идиотов потому, что такой способ обращаться со знанием уже давно не очень влияет ни на выживание, ни на успех, ни на статус, а играм во власть в современных условиях (а может и всегда) только мешает. В общем только на личную внутреннюю свободу влияет. А в неё тоже не все даже просто верят.)

Leave a comment

Полиамория и “российские психотерапевты”

Полиаморное сообщество искренне распереживалось по поводу вот этой статьи на Снобе. Я так понимаю больше всего потому, что считали авторку-психологиню за “свою” или хотя бы за понимающую. А тут она вдруг говорит, что открытые отношения фигня, да ещё и подменяет понятия.

В статье почему-то противопоставляются не моногамия и полиамория, а партнёрские отношения и полиамория. Это несколько некорректно. Само понятие партнёрских отношений, ставшее пару лет назад модной фишкой в том, что продаётся в качестве рецепта семейного счастья , не определяет их моногамность.

Если уж мы говорим об опыте и наблюдениях, то я со своей стороны могу сказать, что в полиаморных парах видел партнёрские отношения чаще, и они более “по-настоящему” партнёрские, чем в “традиционных”.)

А что касается якобы опыта наблюдений и практики, на который ссылается атворка, то это просто полиаморы доверяли этой конкретной психологине и ходили делились проблемами.) Думали, что это cnm-friendly* психолог.)

А так как только психологи и/или “психологи” начинают говорить про какие-то преимущества открытых отношений или моногамных самих по себе, то я люблю подсовывать вот это исследование, внятно пока никто не отвечал.) В смысле они совсем не отвечают на это, даже “ой, я не знал” или “что это за хуйня” не говорят. Может читать не умеют по-иностранному даже с гугл-переводчиком, это запросто может быть правдой.)

А вообще я вижу тут немножко трендовую историю, она про страх и маркетинг. Люди делают более консервативные выборы, когда боятся. И им ещё надо как-то продавать таким же, а такие тут сейчас все.(

*CNM — consensual non-monogamy

1 Comment

Антон Маторин Я основатель и ведущий тренинга Испытание Реальностью, коуч и консультант в области стресс-менеджмента и сопровождения личных изменений. Имею большой опыт ведения тренингов и консультирования в области отношений и гендерной психологии, от обучения пикапу до парного семейного консультирования. Исследую и применяю в работе традиционные духовные практики и современные методы интегральной психологии.