Архив по тегам: психотехнологии

Анти-эффективность лидера и осознанность

В современных условиях привычный упор на эффективность деятельности управленцев выглядит несколько странным. Когда консультанты сейчас предлагают повышать эффективность, особенно если речь про бюрократию и госчиновников, — они точно хотят повышения эффективности полицейских мер контроля? Ускорения и улучшения качества внедрения дегуманизации принятия решений? Повышения эффективности глобальных структур, принадлежащих стремительно богатеющему 0.5%? Прошу обратить внимание, что дело не в каких-то специальных российских проблемах, разгильдяйстве, бездорожье или особой какой-то домотканной коррупции. Проблема абсолютно глобальная, у тех, кто учит весь мир демократии она такая же, как у автократий и диктатур.

Если говорить о лидерстве и его свойствах в наше время, нужно говорить о каких-то других характеристиках. Тем более об эффективности уже сказано более чем достаточно. Нечего там нового придумывать: автоматизируй, внедряй, оцифровывай, внедряй.

Итак, какие характеристики и навыки действительно требуются остро от лидеров в новые времена:

  • Стресс-менеджмент не для того, чтобы работать под давлением, а для того, чтобы работать сопротивляясь давлению. Прикладная осознанность даёт способность действовать и управлять коллективом под давлением, а оно будет;
  • Логика И-И вместо логики ИЛИ-ИЛИ. Мышление ИЛИ-ИЛИ действует только в механистических причинно-следственных связках. Оно не может постигать интегральные связи и сложные системные взаимодействия, и не способно уловить принципы живого. Опять-таки осознанность и медитации помогают разобраться с ситуациями и состояниями глубоких внутренних конфликтов, где более системно мыслить не получается;
  • Не принимайте решения. Не то, чтобы совсем не принимайте. Откладывайте принятие решений продолжая быть информационно в курсе ситуации. Это один из важных навыков противостояния давлению. На уровне мышления — осознавайте мотивы создать правило и сделать вывод, зафиксировать ситуацию, разложить её по полочкам, которые потом никогда не менять. Способности не делать вывод и не принимать решения связаны с навыками действий в условиях незнания, неопределённости, неполной информации. Кроме того это важная техника управления в коллективах без иерархических структур руководства, но это уже совсем другая история;
  • Осознавать власть и её механизмы, прежде всего в себе. Власть и свобода — механизмы взаимодействия между людьми, в обществе, в нашем собственном сознании. Понимать, что и как происходит и работает, прежде всего про себя, а потом уже про мир вокруг — важный аспект внутренней работы лидера новой формации. В качестве медитации на эту тему можно, например, эту книжку прочесть и осмыслить, к чему она приходит и как;
  • Отказываться от образов врага. С точки зрения осознанности, образ врага связан с переживаниями страха и недовольства в разных их формах. С этим можно работать. Образы врагов куда-то будут деваться. Особенно связанные с людьми образы врагов. Ну и вдвойне будьте внимательны, когда эти образы врагов взялись откуда-то ещё, не из вашего личного опыта;
  • Не смотрите на данные, поговорите с людьми. Не то, чтобы совсем не смотрите. Прежде чем принимать решение “по приборам”, пообщайтесь с людьми, которые участвуют в ситуации, которая к этим “показаниям приборов” привела. Принимая решение, будьте в эмпатическом контакте с непосредственными участниками событий, даже если вы за сотни километров над картой склонились;
  • Критическая метаэкспертность. Важные решения требующие экспертных суждения должны быть рассмотрены с нескольких точек зрения, не в смысле спорящих друг с другом, а в смысле с точек зрения, основанных на экспертизе из разных предметных областей. Используя ту или иную парадигму в своих управленческих решениях будьте в курсе, в каких обстоятельствах и зачем эта парадигма возникла, что исследовали, с какими целями, какие задачи решали её создатели. Кроме того такой анализ позволит узнать много интересного о популярных в настоящее время теориях и практиках, бизнесовых, социальных и даже научных;
  • Помните о глобальных проблемах и эффектах (e.g. бедность/расслоение или экологические проблемы). Если даже вы профессионально занимаетесь тем, что делаете очень богатых людей ещё более богатыми, пожалуйста, убедитесь что они от этого действительно становятся счастливее. Научитесь воспринимать последствия своих действий за пределами непосредственного вашего места работы, тренировка осознанности позволяет делать это в максимально широком контексте;
  • “Экономика братства” вместо конкуренции. Посмотрите на другие модели экономического взаимодействия и жизни вообще, кроме доминирующих социо-неодарвинистских теорий. Начать можно прямо с классики. Осознанность снова помогает справиться с глубинными негативными мотивами и конфликтным восприятием конкурентных ситуаций, которые можно воспринимать по-другому;
  • Слушать женщин. К самим женщинам это относится не меньше, чем к мужчинам, внутреннюю мизогинию никто не отменял. Многие из вышеприведённых пунктов они уже освоили;

Разумному человеку понятно, что никакой перспективы у такого лидерства нет, если мы измеряем эффективность чем-то, что можно посчитать. Если мы собираемся устроить конкурентные гонки, в которых можно чётко выделить победителей, то такие лидеры, о которых говорю я, с большой вероятностью проиграют, потому что будут дольше думать, потому что где-то будут бережнее к collateral damage. Но именно такого лидера в ближайшей перспективе не получится заменить на плату с микросхемами и AI. Поэтому ещё посмотрим, кто кого.)

Leave a comment

Поймём ли мы сознание когда-нибудь? Бернардо Каструп [перевод]

Почему компромиссы, как панпсихизм — никуда не ведут.

В философии сегодня есть достаточно странная теория, набирающая силу как в академической среде, так и в поп-культуре, которая называется “панпсихизм”. Она есть во многих вариантах, но самая узнаваемая сообщает, что элементарные субатомные частицы, кварки, лептоны, бозоны — сознательные объекты сами по себе. Другими словами идея что есть что-то, что чувствует как быть электроном, кварком или бозоном Хиггса. Их переживаемые состояния являются такими же свойствами этих частиц, как и масса, заряд или спин. В соответствии с этой теорией, которая была широко принята многими влиятельными мейнстримовыми фигурами, включая нейронаучного редукциониста Кристофа Коха — наша сложная сознательная жизнь образована неизмеримой комбинацией состояний переживаний мириада частиц, формирующих наш мозг.

Я понимаю стремление обойти неудачи мейнстримового материализма, согласно которому кроме материи на самом деле ничего нет (опыт переживаний оказывается каким-то образом зарождающимся побочным эффектом определённых эфемерных материальных образований). В науке и философии растёт понимание, что материализм несостоятелен, как я обсуждал в предыдущей статье. Вопрос прибавить ли просто к фундаментальным свойствам материи — массе, заряду и спину свойства переживаний — это законный выход, или просто избегание необходимых объяснений.

Понимаете, я легко могу принять, что мои коты сознательны, возможно даже бактерии в моём унитазе. Но у меня есть проблемы с представлением, особенно когда я ем, что зёрна соли это целые сообщества сознательных сущностей. Мотивация панпсихистов к желанию чтобы даже скромный электрон был сознательным в том, чтобы обращаться с экспериенциальными состояниями также, как с физическими свойствами в химии. Как физические свойства частиц формируются в атомах, молекулах и собираются чтобы возникли макроскопические свойства — такие как мокрость воды — панпсихисты хотят, чтобы экспериенциальные состояния частиц нашего мозга комбинировались и возникала наша целостная сознательная внутренняя жизнь. Идея заключается в том, чтобы сложить опыт переживаний в существующие рамки научных редукционизма и эмерджентности. Большая часть притягательности и силы панпсихизма заключается в этом.

Для этого панпсихисты принимают субатомные частицы за отдельные маленькие тела, определённые пространственными границами. Таким образом их соответствующие состояния мыслятся заключёнными в те же границы, так же как человеческие переживания кажутся заключёнными в наш череп. Действительно, раз сознание каждого человека не летает по миру, а личное, в том смысле, что ограничено границами тела личности, так и субатомные частицы должны пониматься как дискретные маленькие тела, каждое включает отдельную и независимую субъективность.

Затем панпсихист утверждает, что присущая различным частицам субъективность может объединиться в сложные сущности, если и когда частицы касаются, связываются или как-то ещё взаимодействуют друг с другом каким-то неопределенным химическим способом. Заметьте, что этот подход имеет смысл только по аналогии с физическими свойствами. Масса электрона “удерживается” внутри границ электрона, следовательно это логичное продолжить понимать, что его экспериенциальные состояния также разворачиваются в тех же границах. Или как?

Проблема субатомных частиц в том, что они не являются дискретными маленькими телами, определёнными внутри границ; это упрощённое и устаревшее понимание, ещё и неправильное. В соответствии с квантовой теорией поля (КТП) — самой успешной теорией в смысле предсказательной силы,– элементарные частицы это просто локальные паттерны возбуждения или “вибрации” пространственно непрерывного квантового поля. Каждая частица аналог ряби на поверхности озера. Мы можем определить положение волны ряби и характеризовать его через физические характеристики, такие как высота, длина, ширина, скорость, направление движения, но в то же время рябь это только озеро и ничего больше. Аналогично, согласно КТП, элементарны субатомные частицы это просто паттерн возбуждения или “вибрации” основополагающего квантового поля. Как рябь, мы можем определить положение частицы и характеризовать её с помощью физических характеристик массы, заряда, момента и спина. Но в это же время частица это ничего кроме поля, “движущегося” определённый образом.

В природе фундаментальным является квантовое поле, не элементарная субатомная частица, которая формируется через возбуждение или “вибрацию”; в конце концов последнее по определению сводится к первому. Панпсихисты тут вынуждены атрибутировать сознание не к частице, но к самому основополагающему полю. Частица представляет собой просто определённую модуляцию или конфигурацию переживания, а не создание сознания или бессознательного. Панпсихизм физически когерентен только если квантовое поле сознательно целиком, как единый субъект. А так как поле не имеет пространственных границ, панпсихизм подразумевает универсальное сознание и не объясняет наши собственные персональные субъективности. Как тебе, доктор Кох? Здесь панпсихисты приводят контр-аргумент, что физические характеристики элементарных субатомных частиц, такие как масса, заряд и спин, локализованы и принадлежат частице, а не всему квантовому полю. В конце концов, масса, заряд и спин частицы похожи в аналогии выше, на длину, высоту и ширину волны ряби, которые на самом деле локальные свойства этой волны, не всего озера. И поэтому, продолжается аргумент, почему мы не можем сказать, что экспериенциальный состояния тоже принадлежат одной частице, а не квантовому полю как целому?

Чтобы увидеть, почему это не работает, заметьте сначала, как легко можно можно предсказать количественные параметры определяющие рябь, как то высоту, длину, ширину, из также количественных параметров озера. Физики делают это всё время в динамике жидкостей. Вывод количественных физических свойств частицы из количественных физических параметров, которые описывают квантовое поле полностью аналогичен. Нет никакой фундаментальной проблемы в выводе количества из количества.

Однако вывод качества из количества — нечто совершенно иное. Экспериенциальный состояния — качества; они не могут быть исчерпывающе описаны в количественных терминах. Никакие количественные параметры не помогут объяснить человеку с врождённой слепотой, каково это — видеть красный цвет; или что такое влюбиться человеку, который никогда не влюблялся. В действительности это как раз и есть так называемая “трудная проблема сознания”, создающая проблемы материализму и в первую очередь подвигшая к созданию панпсихизма. Не получится сделать так, чтобы бессознательное квантовое поле сделало сознательную частицу в точности потому, что не получится сделать переживание из расположения материи. Поэтому, ещё раз, панпсихист или сам себя опровергает, или должен атрибутировать сознание квантовому полю в целом, как его фундаментальное свойство, которое подразумевает вселенское сознание и не может объяснить нашу собственную внутреннюю жизнь.

Конечно, панпсихисты не за это боролись. Ведь в свете этого понимания уже нельзя экспериенциальный состояния трактовать аналогично физическим свойствам в химии. Переживание не является более локальным, инкапсулированным в маленькие материальные тела — как физические свойства могут всё ещё представляться — но размазаны вместо этого по пространству-времени. Уходит в прошлое весь смысл объяснения нашей сознательной жизни через сочетание экспериенциальных состояний на микроскопическом уровне: в границах нашего черепа нечего сочетать, только пространственно несвязанные универсальные поля и их паттерны возбуждения. Панпсихизм не может объяснить личное индивидуальное переживание.

Вот удар панпсихизму ниже пояса, идея, что микроскопические субъекты переживания могут как-то комбинироваться, чтобы сформировать что-то единое, макроскопическое,– является “трудной проблемой” сама по себе: какое магическое взаимодействие между двумя частицами может иметь необычайный эффект, сочетающий две фундаментально различных области опыта? Даже логика лежащая в основе панпсихизма ошибочна: панпсихист пытается присвоить субъектность восприятия структуре, различимой только в том, что воспринимается. То, что видимый физический мир кажется “пиксельным” на уровне элементарных субатомных частиц, является артефактом экрана восприятия, не отражением структуры воспринимающего. Заметьте, аналогично, что изображение человека на экране компьютера кажется пиксельным, если его рассматривать вблизи. Но это не значит, что человек сам по себе сделан из дискретных прямоугольных блоков! Пикселизация — артефакт экрана, но не структуры человека на нём представленного. Точно также то, что наше тело сделано из субатомных частиц говорит что-то о том, как мы представлены на экране восприятия, и совершенно не обязательно о воспринимающем субъекте.

Не поймите меня неправильно, панпсихисты правы в том, что считают сознание неупрощаемым, а такая открытость — большая редкость в наше ошеломляюще материалистическое время. Я надеюсь, что освобождённые от огрехов обсуждавшихся выше, панпсихисты найдут интеллектуально пространство для созерцания более многообещающей альтернативы, которая повлечёт за собой отказ от всех пережитков материализма, вместо компромисса, напоминающего монстра Франкенштейна. Идея в том, чтобы взамен сохранения физических свойств вместе с экспериенциальными состояниями как фундаментальных аспектов природы, нужно пройти путь сведения физического к экспериенциальному.

Вы видите, каждое научное или философское объяснение влечёт за собой редукцию явления к какому-то другому аспекту природы, отличному от самого явления. Например мы редуцируем и объясняем живой организм в терминах органов, органы в терминах тканей, ткани в терминах клеток, молекул, атомов и субатомных частиц. Но так как мы не можем объяснять одно в термнах другого бесконечно, то в какой-то момент мы достигнем дна. Что останется — будет “основой редукции”: набором фундаментальных нередуцируемых аспектов природы, которые не могут быть объяснены сами по себе, но в терминах которых может быть объяснено всё остальное . При материализме основу редукции образуют элементарные субатомные частицы стандартной модели с присущими им физическими свойствами.

Чтобы преодолеть неспособность материализма объяснить переживания, панпсихисты просто добавляют переживания, со всеми их бессчётными качествами к основе редукции. Выглядит как отписка. Дутые основы редукции на самом деле ничего не объясняют; они просто отговорка, чтобы избежать объяснений. Правило большого пальца тут в том, что лучшие теории — которые имеют самую маленькую основу, и которые потом ещё и умудряются всё объяснить в её понятиях. В этом случае панпсизхизм просто не очень хорошая теория.

Хорошие альтернативы материализму те, которые заменяют элементарные частицы с экспериенциальными состояниями в своей основе редукции, а не просто добавляют к ней элементы. Мы называем этот класс альтернатив “идеализмом”. И тогда лучшие формулировки идеализма — которые имеют один единственный элемент в основе редукции: универсальное сознание само по себе, пространственно бесконечное поле субъективности, паттерны возбуждения которого порождают мириад качеств переживаемого опыта. В этой теории универсальное квантовое поле и есть универсальное сознание.

Кажущаяся абсурдность этой теории, это просто коленный рефлекс наших сегодняшних интеллектуальных привычек. На самом деле эта теория возможно самая экономная, внутренне последовательная и эмпирически обоснованная из разработанных. Важно, как я объёмно уже говорил, идеализм, в отличие от панпсихизма, может объяснить как наши собственные личные субъективности возникают в универсальном сознании. Поэтому я надеюсь, что инерция панпсихизма в академической среде и популярной культуре передастся этому уникально жизнеспособному пути исследования, перед тем как присущие панпсихизму недостатки оттолкнут, а однажды они это сделают, тех, кто ищет альтернативу материализму.

Оригинал.

Leave a comment

Духовность для тех, кто её ненавидит [перевод]

Понятие “духовность” разделяет людей как мало какое другое. Для одних это прекрасная вещь в себе, настолько особо ценный опыт, что его лучше благоговейно оставить чистым и неисследованным, и уж точно не лезть холодными лапами разума в его иномирные тайны. Для других это бессмысленная болтовня, привлекательная только для мечтательных подростков, слабоумных и тех, у кого дофига свободного времени.

Но именно потому, что “духовные переживания” всегда предмет или насмешек, или поклонения, стоит попытаться рассмотреть их трезво и беспристрастно, не для того, чтобы априори почтить их или сокрушить, а чтобы сделать их более понятными, как для сторонника, так и для противника. При всём подозрительном отношении, духовные переживания могут быть описаны, разделены на составляющие их элементы и рассмотрены с должным вниманием. С духовностью можно и нужно быть уважительно рациональным.

ДАЛЬШЕ ЭГО
Духовные переживания происходят в состоянии, доступном для многих из нас нерегулярно и, возможно, бессистемно, в них нам открывается слегка пугающая, но захватывающе непонятная перспектива существования, а практические соображения на какое-то время остаются в стороне. В такие моменты обычный мир и его воздействия держатся от нас на расстоянии. Возможно это очень рано утром или поздно ночью. Мы можем ехать по пустынному шоссе или смотреть вниз на землю из самолёта, летящего над Гренландией. Это может быть глубокое лето или долгий зимний вечер. Мы не должны быть где-то или делать что-то, нет непосредственной угрозы или захваченностей, и мы свободны воспринять мир под новым и незнакомым углом.
Основное заключается в том, чтобы посмотреть “дальше эго”. В нашем обычном состоянии мы сильно вкладываемся в себя — в большей степени, чем мы это обычно осознаём — мы агрессивно защищаем наши интересы, стремимся к уважению, одержимы нашим удовольствием. Это утомительно и практически всепоглощающе.
Но в моменты духовного, может быть с помощью отдалённого плеска воды или крика совы, привычная борьба прекращается, мы освобождаемся от нашей эгоистической настороженности и можем сделать действительно экстраординарную вещь: посмотреть на нашу жизнь, как если бы мы не были бы нами, как если бы мы были блуждающим глазом, который может воспринять перспективу кого или чего угодно, иностранца или ребенка, краба на берегу моря или облака на туманном горизонте. В наших духовных состояниях Я, некая ёмкость, которой мы полностью и всецело верны, перестаёт быть нашей главной ответственностью. Мы можем взять отпуск и стать странствующим бродягой, посетителем других ментальностей и модальностей, которые касаются всего того, что не является нами, когда мы обычно одержимы тем, что есть.

НОВАЯ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ
В результате те эмоции, которые мы обычно испытываем только по отношению к самим себе могут быть пережиты относительно других сущностей. Мы можем чувствовать боль кого-то, кого вряд ли знаем; или быть рады успеху незнакомца. Мы можем гордиться красотой или разумом, с которыми мы совершенно не связаны. Мы можем стать воображаемыми участниками всей космической драмы.

ЛЮБОВЬ
Во всём этом есть определённый акцент на любви. Это может звучать странно, потому что мы привыкли думать о любви в очень определённом контексте, как о привязанности, которую один человек иметь к другому, очень совершенному и желанному.
Но понимаемая духовно любовь включает заботу и внимание ко всему вообще. Мы можем обнаружить себя ценящими, восхищающимися, понимающими и сопереживающими — то есть любящими — семью навозных жуков, мох, покрывающий тундру, чьего-то ребёнка или рождение далёкой звезды. Интенсивный энтузиазм, который мы обычно ограничиваем только другим ближайшим эго, теперь распределен более изменчиво и щедро по всей вселенной и всем формам жизни в ней.

БОГ
Духовно мыслящие люди могут в этом месте сказать, что они чувствуют присутствие Бога в себе. Это замечание может разозлить атеистов, но его легче объяснить, чем кажется. Возможно они пытаются сказать, что в некоторых состояниях они способны переживать чувства щедрости, благородства и самоотверженности традиционно связываемые с божественным. Это не значит, что они представляют себя бородатым мужчиной на облаке, это значит, они чувствуют в себе в моменте такие объективность и нежность, которые можно приписать божественной силе.

БЕССТРАШИЕ
Духовное состояние может проявиться в моментах особенной свободы от страха. Не будучи так сильно с собой слеплены, мы можем прекратить беспокоиться о ничтожных и хрупких себе в вечно неопределённом будущем. Мы можем быть более готовым к тому, чтобы отказаться от наших эгоистичных и ревностно хранимых педантично удерживаемых целей. Мы можем никогда не попасть туда, куда хотим, но мы способны серфить на вихрях жизни, быть настолько цельными, что позволять событиям употребить нас как они могут. Мы можем смириться с законами энтропии. Нас могут никогда не полюбить и не воспринять правильно. Мы умрём — и всё будет хорошо.
И в то же время на нас может свалиться особая радость, ибо огромное количество нашей энергии обычно направляется на то, чтобы ухаживать за ранами нашего эго и справляться с полным безразличие других людей, о котором мы подозреваем в глубине души. Но это уже не кажется призраком, от которого надо защищаться, и мы можем поднять взгляд и посмотреть на жизнь так, как мы никогда не делали. Наша невидимость и бессмысленность это данность, которую мы радостно принимаем, вместо того чтобы яростно бороться и злиться. Мы не трясёмся от страха, что мы кем-то не станем, мы радуемся и принимаем полностью нашу вечную ничтожность — и радуемся тому, что прямо сейчас на той лужайке совершенно очаровательно выглядит цветок.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Мы не можем постоянно находиться на духовно возвышенном плане, неизбежно нужно счета оплачивать и детей забирать. Но притязания обычного мира не обесценивают и не делают ложными наши эпизодические попадания в более возвышенную и бескорыстную зону. Духовность, похоже, слишком долго была брошена на её самых яростных защитников, которые сослужили ей плохую службу. Она заслуживает быть исследованной особо тщательно теми, кто инстинктивно относится к ней наиболее подозрительно. Духовный опыт не является ни абсурдным ни непередаваемым; этот термин относится скорее к глубокому поддерживающему моменту облегчения тяжести и слепоты нашего бытия.

Spirituality for People who Hate Spirituality

Leave a comment

Осознанность это политика

Отличная статья в The Guardian, один из логридов-лидеров этого уикенда: Mindfulness Conspiracy от Рона Персера, у которого в следующем месяце выходит книжка McMindfulness: How Mindfulness Became the New Capitalist Spirituality.

Он критикует само понятие mindfulness revolution: всё, что предлагает успех в нашем несправедливом обществе без попытки его изменить — не революционно, это просто помогает людям как-то справляться. На самом деле это даже может делать хуже. Вместо вдохновения на радикальные действия, майндфулнесс говорит нам, что причины страдания находятся непропорционально в нас самих, а не в политических и экономических механизмах, определяющих нашу жизнь. Но фанатики майндфулнесс верят, что обращение внимания на настоящий момент не допуская суждений имеет революционную силу трансформировать весь мир. Это магическое мышление на стероидах.

Ещё просто поцитирую:

Проблема в том, какой продукт они продают, и как он упакован. Майндфулнесс сейчас — просто базовый тренинг концентрации. Он был оторван от буддистского учения об этике, хотя и произошёл от буддизма.

Остаётся только инструмент самодисциплины, замаскированный под само-помощь. Вместо того, чтобы освободить практикующих, он помогает им подстроиться к условиям, которые порождают их проблемы.

Всё так.) Буквоеды скажут, что майндфулнесс сейчас это не только тренинг концентрации, но и сострадания, но про тренинг для американского спецназа по состраданию к своим товарищам по подразделению, повышающий эффективность этого подразделения в бою и уменьшающий стресс у бойцов, я уже писал.

Якобы проблема не в самом существе природы капитализма, а скорее неспособность самих людей быть осознанными и жизнерадостными в нестабильной и неопределённой экономике. И потом нам продают решения, которые делают нас удовлетворёнными и осознанными капиталистами.

Упор на “осознанности без суждений” может легко отключить у человека моральный интеллект.

Защитники майндфулнесс верят, что практика аполитична, и получается, что избегание моральных вопросов сплетается с нежеланием думать о будущем общественного блага.

Приверженность к такому варианту приватизированной и психологизированной осознанности является политической. Осознанность, терапевтически оптимизирующая людей, чтобы сделать их более “психически здоровыми”, внимательными и жизнерадостными, чтобы они могли продолжать функционировать внутри системы.

Мне, конечно, в общем и целом в разговорах про mcmindfulness не нравится идея, что это всё от оторванности от буддизма как такового. С буддизмом тоже проблем достаточно, и там тоже надо хорошо потрясти дерево познания, чтобы начали падать не червивые яблоки, как и в любой современной религии.) Автор статьи сам практикует и преподаёт дзен и вполне верит, что там есть все ответы. Я вообще не очень верю, что в рамках какой-то одной ясно очерченной когда либо существовавшей религии они есть или были.

Этим мне понравилась другая статья, которую в Guardian цитируют, Славоя Жижека “От западного марксизма к западному буддизму”, которая глубже и которая не делает Тибет, в прямом и переносном смысле, непоколебимым источником смыслов и решений для современности, надо только изучать традицию. И закончу цитатой оттуда:

“Западный Буддизм” … позволяет полноценно участвовать в бешеном темпе капиталистических игр, поддерживая для себя впечатление, что вы на самом деле в них не участвуете, что вы понимаете, как бессмыслен этот спектакль, и что ваше внутреннее Я, которое, вы думаете, всегда можете изъять, действительно важно для вас.

Leave a comment

Страдание в практике медитации, буддизм и христианство

Понятие “высокая интенсивность переживания” передаётся категорией страдание. Оно всегда присутствует в момент стресса и должно переживаться осознанно. В частности, в буддизме, христианстве и других традициях это правило формулируется как философский или этический принцип. В буддизме считается, что страдание неизбежно присутствует в жизни человека, являясь следствием ошибочных (“выученных”) стереотипов восприятия, эмоционального реагирования и мышления. Под страданием здесь понимается переживание любого стресса. Человек, готовый к реальному обучению и развитию, обязан принять это положение и научиться осознавать собственное страдание во всей полноте. В противном случае у него нет ни повода к изменениям, ни смысла их осуществлять, так как ошибочные стереотипы не будут осознаваться.

В христианстве страдание также рассматривается как духовный опыт, посланный свыше. Христианская формулировка принять страдание подразумевает проживание страдания с полной осознанностью и силой. Если следовать этому правилу буквально, то страдание, будучи осознанным во всей полноте, сначала усиливается. Осознанное его проживание сопровождается смирением — состоянием открытости (в том числе телесной) и без протеста. Затем, в процессе проживания, страдание существенно снижается и исчезает. Вместо него рождается новое знание — новое видение реальности и новое понимание происходящего. Можно сказать, что такое принятие страдания тождественно рождению нового знания — не ментального, но основанного на глубоком “выстраданном” внутреннем опыте.

Таким образом принятие страдания можно рассматривать как первый шаг процесса трансформации энергии, а первая из двух приведённых выше стратегий переживания боли и стресса может рассматриваться как стратегия принятия страдания. Она выражает следующий фундаментальный принцип: во внутренней территории всегда следует двигаться навстречу страданию, добиваясь усиления интенсивности переживания (на фоне полного телесного расслабления); другими словами, страдание ведёт. Вначале интенсивность переживания возрастает, но затем начинает стремительно убывать, полностью исчезая в некоторой точке; одновременно возрастает глубина переживания и становится здесь максимальной. В этой точке, однако, больше нет страдания: переживание воспринимается теперь как новое знание — новое видение источника страдания и способов проживания внешних сюжетов.

Марк Пальчик. Реальна ли реальность?

Leave a comment

Читаю рекламу тренинга по медитации…

stress

Читаю рекламу тренинга по медитации. «Вы научитесь жить без стресса». Это неправда. Вы научитесь справляться со стрессом. Возможно, вы даже поработаете с причинами, вызывавшими стресс раньше. К чему это приведёт? Стресса в текущих занятиях станет меньше и вы рискнёте заняться чем-то, что более вам интересно, но что вызывало больше стресса, а этот уровень был для вас неприемлем.

Теперь со спецтехниками вы будете жить на том же, привычном уровне стресса, на котором обычно живёте. Но более аутентичную и насыщенную интересным для себя жизнь.

А есть вариант «также как сейчас, но просто чуть комфортней»? Не знаю, пробуйте, я таких людей не встречал.)

Скорее всего вы научитесь жить со стрессом, а не без него.)

Leave a comment

О поисках окончательного просветления

Из-за информационной эпохи, когда все культуры и все учения всего мира взаимосвязаны, это учение развивалось в контексте осведомлённости о многих других учениях. Мы больше не занимаемся практикой в изоляции, будучи разделёнными на разрозненные духовные сообщества. В связи с таким развитием этому учению ничего не остаётся делать, кроме как принять факт, что есть много видов учений и реализаций. Даже если я и не собирался учитывать разнообразие современных духовных практик, это учение естественно развивалось в понимании мудрости других духовных традиций, потому что истинная природа отвечает на то, что есть.

Отсюда мы можем видеть, что существует больше одного способа переживать реализацию, и разные учения выделяют то или другое переживание недвойственности. К примеру мы можем реализовывать измерение безграничной любви, где мы распознаём, что любовь есть, и что это есть, и что мы есть, и что все и всё есть любовь. Всё и все светящееся и прекрасное. Мы свободны и счастливы и ни в чём больше не нуждаемся.

Бэтмен коучит Робина про переживания о божественном.)

И в это время наш друг, который сидит рядом с нами, реализует, что всё есть чистая, прозрачная осознанность. Реальность — лучащаяся пустая осознанность, и каждый и всё вообще — только это. Переживание любви или не любви вообще не возникает в этом состоянии. И оба переживания недвойственные в том смысле, что там нет разделения между одной вещью и другой. Всё есть кипящее сияние и ничего не существует в вещественной форме; все есть пустая светимость манифестирующая всё как любовь или как осознанность.

И чтобы ещё больше усложнить дело, кто-то ещё может осознавать мистическую глубину дальше как любви так и осознанности, мистическую глубину, которая источник как осознанности, так и любви, где мы есть непостижимая глубина всего, и всё есть только лишь светящаяся полная тьма и полная тайна. В этой глубине есть чувство покоя и невыразимых неподвижности и тишины, чувства, что мы дома. Здесь мы тоже чувствуем себя свободными и не нуждаемся ни в чём более. Всё это разные способы переживания недвойственной природы реальности и все они истинны. Так как мы согласуем эти разные реализации, каждая из которых истинна? Когда мы работаем с этими и другими недвойственными реализациями на первом и втором повороте этого учения, важно изучить каждое из них и утвердиться в нём. Утвердиться в конкретном измерении или пробуждении или реализации это в общем значит быть свободным от ограничений, которые мешают нашему пребыванию в этом состоянии, и интегрировать поддержку истинной природы в этом состоянии реализации. Мы не осваиваем реализацию тем, что думаем о ней, концентрацией на ней, или деланием практик, которые её вызывают. Наша работа больше про видение ограничений к реализации, делание их прозрачными через распознавание и понимание каждого из них. И также мы интегрируем опору для реализации, потому что индивидуальное сознание не имеет внутренней опоры, которая позволила бы присутствовать так, чтобы распознавать реализацию как есть.

Освоение реализации или пробуждённости или измерения значит, что оно становится базой, становится перманентно для нас доступно. Но это не значит, что мы должны быть в этом состоянии всё время, или что это состояние — окончательное местопребывание. Когда мы пробуждаемся к какому-то из этих состояний, это кажется таким чудесным, таким чистым, таким реальным и таким исчерпывающим, объясняющим всё, чем мы когда-то интересовались, что нам легко чувствовать как окончательную истину. Я тоже делал эту ошибку. Я даже думал, когда было уже несколько точек на пути, несколько станций, несколько реализаций были освоены как базовые, я думал: “О, это оно, вот окончательное состояние.” Но так как это учение никогда не заимствовало практики, ориентированные только на реализацию какого-то конкретного состояния, каждая реализация всегда вела к дальнейшим открытиям и пробуждениям.

A. H. Almaas Alchemy of Freedom

Leave a comment

Буддизм, алкоголизм и феминизм

Как-то давно моя тантрическая учительница ставила эту мантру на группе. В ней звучит голос Согьяла Ринпоче, читающего свои стихи на английском. Она тогда сказала, что хотя у Ринпоче некоторые косяки с женщинами и насилием, но конкретно эта мантра хорошая, можно пользоваться.

Потом я увидел интервью Пемы Чодрон, где она оправдывает другого известного ваджраянского учителя, Чогьям Трунгпу Ринпоче, буквально словами “Don’t know right. Don’t know wrong.” Что нормально для завравшегося эзотерика и/или бизнес-тренера на фейсбуке, но перебор для духовного наставника многих тысяч людей из разных частей света, серьёзно ищущих утешения, спасения и духовную эволюцию в тибетском буддизме. Там же она не без помощи лояльных интервьюеров плавно съезжает на тему морализации и сексуальности. Дескать не всем же быть монахами. И что Чогьям очень поддерживал её в монашеских обетах (помним, да, у женщины в патриархальном обществе не может быть приемлемого сексуального поведения).

Сразу пошлю нафиг тех, кто попробует сказать, что весь этот #MeToo — новое пуританство. Давайте разделять секс и насилие, как и секс и чрезмерное использование официальной власти в коммуникации с партнёрами, как сексуальные практики и принуждение к ним. Это возможно. Я знаю, я пробовал, чёрт побери, я бывший тренер по пикапу, в конце концов.)

В одном медитаторском чатике увидел рекомендации книг Пемы в контексте, с котором был не согласен, вспомнил эту историю, решил посмотреть как там дела. Офигел.)

Значит ещё раз и по порядку:

Согьял Ринпоче — в суде были даже обвинения в побоях, кроме приставаний, урегулированы до суда.

Чогьям Трунгпу Ринпоче — злоупотребление властью, приставания к ученицам.

Сакьонг Ринпоче — нынешний глава Shambhala International, крупнейшей организации буддизма на западе, обвиняется в насилии. И там не “попросил ученицу раздеться”, а зажимал пьяный в туалете. Я читал его письма по этому поводу, там совершенно нет рефлексии относительно собственного отношения к женщинам. Пишет “были отношения с женщинами в сообществе Шамбалы”, “некоторым женщинам после этого плохо”, а потом “пересматриваю свои отношения с другими людьми” и дальше там никакие женщины не упоминаются, за мир во всём мире и за всё хорошее против всего плохого. Не, чувак, это так не работает, я снова знаю, потому что пробовал.)

Пема Чодрон и Сакьонг Ринпоче
Пема Чодрон и Сакьонг Ринпоче

А между Чогьямом и Сакьонгом Шамбалой Интернешнл заведовал чувак американского происхождения Осел Тендзин, прославившийся в первую очередь тем, что продолжал трахать учеников будучи ВИЧ-инфицированным. И нет, он не был на препаратах, которые делают секс с вич-инфицированным человеком безопасным, он заражал партнёров.

Лама Норлха Ринпоче — спал с ученицами десятилетиями, и по комментариям вполне уважаемых лам это, похоже, не было карма-мудрой, а выглядело просто сексуальной эксплуатацией младших членов общины. Смотрите, некоторые буддисты могут это отличать, если не они не Пема Чодрон.)

Чогьям Трунгпа
Чогьям Трунгпа

Почему я тут про это говорю? Не просто же, чтобы указать, что у разных провайдеров духовности служба поддержки не очень, не только у христиан, как я уже когда-то говорил.)

Дело в том, что отношение к женщине во внешнем мире и качество духовных прозрений, исканий и учений очень связаны. Попробую без всякого морализаторства объяснить это с рациональных позиций.

Духовная практика — это исследование и подключение к более осознаваемому объёму сознания некоторых состояний психики. В этом пространстве встречаются разные архетипические состояния, которые могут быть охарактеризованы, как “женские” и “мужские”. Есть они у всех независимо от пола и гендера того, кому это сознание принадлежит.

Простая психотерапевтическая практика работы с субличностями вообще и архетипическими, в частности, показывает, что обращение с женщинами в жизни, и обращение с “внутренними женщинами” в психике и практике духовности, связаны и взаимозависимы. То есть мастер или практик, если он строит межгендерные отношения как в вышеприведённых примерах, скорее всего с частью своего сознания относится таким же образом.

Если мы видим подобные перекосы у учителей и авторов книг по медитации в жизни, то что-то не так и с их учением. Это не значит, что их нельзя изучать. Это значит, что стоит иметь в виду и осознавать, когда черпаете из колодца мудрости, что там за элементы состава, как они работают, и как они работали у автора, которого сейчас читаете. Точно ли вы хотите также, и если да, то кто вы после этого?) Такие аспекты, как недвойственность и пробуждённость сами по себе не сильно связаны с тонкостями, о которых я говорю, достижимы и на таком пути. Это технические характеристики сознания, которыми вполне может обладать националист и алкоголик, насилующий 13-летних детей на регулярной основе, если он давно и регулярно медитирует. Даже есть у кого учиться.)

Ещё почитать по теме:

https://rationalwiki.org/wiki/Sexual_abuse_in_Buddhism

BPS Welcome Page


update 31.01.2020

Пема Чодрон собралась на пенсию и не хочет больше быть ачарьей в Shambhala International.

В связи с чем опубликовала в середине января письмо, в котором, в частности, говорит, что:

Как мы можем вернуться к обычным делам, когда нет никакого движения для подавляющего большинства людей, преданного видению Шамбалы и жаждущего ответственности, обновления и некоторых указаний как продолжать? Я нахожу обескураживающим то, что мужество тех, кто имел смелость говорить [о сексуальных злоупотреблениях Сакьонга Ринпоче], кажется, не повлиляло на какие-то изменения в будущем.

До выхода на пенсию такие штуки про организацию где работаешь лучше не говорить даже буддистским посвящённым.)

Leave a comment

Про учителей и разумность

Много учителей, пробуждённых к истинной природе, которые учат истинной природе. Но пробуждение к истинной природе совершенно не значит, что этот учитель точен, или полон, или эмпатичен. Если этот учитель не пробуждён к способности различающего интеллекта, его знание истинной природы скорее будет обобщённым и интуитивным, чем проницательным и точным. В нашем пути наставничество проявляется, как точная, пронизывающая и чувствительная разумность, хотя, конечно, оно может по разному проявляться у разных людей и в разных учениях.

Одна из функций различающего интеллекта в истинной природе заключается в том, что она действует, как внутренний учитель. Я не в том смысле, что что-то, сидящее внутри нас учит нас чему-то всё время. Скорее этот пронизывающий интеллект даёт нам способность исследовать собственный опыт, исследовать и изучать его таким образом, который позволяет опыту разворачиваться и становиться выражением свободы истинной природы. Как если бы мы имели на кончиках своих пальцев все распознающие мощности, телескопы, микроскопы и МРТ истинной природы, которые позволяют изучать наши ситуацию и опыт. И чем больше на входе, чем больше данных и опыта, тем более исчерпывающими будут проникновение в суть и понимание, которые потом направляют и трансформируют ситуацию. Чем больше поле восприятия, тем больше объём и мощь синтеза.

Этот пронизывающий интеллект не абстрактен, я имею в виду, что не отделён от любой ситуации, в которой мы себя находим. Его управление возникает как живой и разумный отклик на ситуацию. Когда мы распознаём истину нашего опыта, когда мы изучаем и исследуем что происходит, это не только для того, чтобы удовлетворить наше любопытство и ответить на наши вопросы. Разумность реальности выступает прямым ответом на настоящую потребность, возникающую в ситуации. Необходимость что-то новое открыть или быть как-то творческим не является для неё мотивом. Она отвечает только на саму по себе любовь к истине, и её отзывчивость чувствительна и сонастроена к тому, что происходит на самом деле. В этом смысле эта разумность существует как инструмент исследования, работающий на любви к истине и точно сонастроеный с имеющейся ситуацией.

Работа этого интеллекта часто чувствуется как: “Если я приложу к чему-то свои разум и душу, то я разберусь”. Это уверенность, что мы найдём информацию, относящуюся к делу, чтобы мы не исследовали. Эта разумность способна интегрировать знания о прошлом с настоящей ситуацией таким образом, чтобы появившиеся инсайт и решение были одновременно неизведанно новыми и полезными. И она не заканчивается на инсайте или решении. Открытие истины трансформирует наш опыт, который означает, что процесс поиска и понимания — живой, и ведёт нас к большему пониманию и более глубокому знанию.

Алхимия Свободы

Leave a comment

Чему мы могли бы научиться в парной психотерапии [перевод]

Как и многие другие вещи, которые помогают нашим отношениям, парная терапия обычно кажется ужасно не романтичной, требующей терпения, изнурительной работой, и местом трудных разговоров о вещах, о которых приятнее было бы вообще не думать, а тем более не обсуждать их с партнёром и специально обученным чужаком. Культура учит нас верить и следовать нашим чувствам. Но парная терапия знает, какое это бедствие, насколько наши чувства ошибочны и запрограммированы примитивными реакциями из проблемных ситуаций прошлого. Так что вместо этого она призывает к более широкому ответу: удерживаться от наших первых импульсов, нейтрализовать их через их понимание и где возможно перенаправлять в более доверительных и менее само-наказывающих направлениях.

Жить рядом с другим человеком очевидно одна из самых трудных вещей, которые мы когда-то пробовали; нам следует ожидать, что мы будем многое понимать неправильно и что нас не одобрят, если мы захотим глубокого обучения по этой теме. В парной терапии можно научиться некоторому количеству жизненно важных вещей.

– Для начала, в спокойной комнате мы наконец получим шанс определить, что мы чувствуем, как проблемы в отношениях. Без того, чтобы это немедленно деградировало в крик, обиды и клиническое избегание.

Вообще это помогает, сидеть перед чужим человеком, которого мы оба немного побаиваемся и перед которым стараемся нормально себя вести. Это очень необычно, когда получается говорить через чувства и разумно одновременно: “То, что ты никогда меня не трогаешь и ведёшь себя так безвольно и без энтузиазма, когда я трогаю тебя, меня медленно убивает. Хотя я тебя люблю, я не знаю, сколько ещё я смогу это принимать..” гораздо лучше, чем десятилетия плохой совместности и подавленной ярости.

– Во-вторых, терапевты обучены доставать из нас то, почему нас беспокоит то, что нас беспокоит. В норме, предоставленные сами себе, мы не раскапываем эмоциональное значение, стоящее за нашими точками зрения. Вместо того, чтобы объяснить в точности, что происходит или осознавать свои внутренние репрезентации, мы будем браниться из-за планов на выходные. В результате, другой человек думает, что мы упрямые и грубые, а всё мучительное и интересное в нашем состоянии потеряется.

– В третьих, терапевт может ослабить невидимые повторяющиеся механизмы расстройства и мести. Классическая игра психотерапевта – попросить заполнить пробелы:
Когда ты ….., я чувствую ….. – и я реагирую с помощью ……
Так, когда ты невнимателен к детям, я чувствую отвергнутость и реагирую через попытку контролировать, с кем ты встречаешься по вечерам. Или когда ты не прикасаешься ко мне в постели, я чувствую себя невидимой и реагирую неблагодарностью по поводу твоих денег.

– Когда терапевт действует как честный брокер, могут быть составлены новые соглашения по образцу: если ты делаешь x, я буду делать y… Когда мы получаем немного того, что нам действительно нужно (но чего обычно не просили правильно), нужды другого не кажутся нам такими обременительными и ненавистными.

– Иногда совет красиво педантичен. Назовите три вещи, которые обижают вас в партнёре. И потом три вещи, которые вы глубоко цените.
Или вот, критикуйте содержательно: не “ты холодный и неблагодарный”, а “если ты сможешь мне звонить, когда задерживаешься, то…”. Этого может быть достаточно, чтобы сохранить семьи.

– Через терапию мы можем попробовать отбросить некоторые наши мрачные идеи о людях и о том, что происходит с нами в отношениях: если я уязвим, то я не обязательно должен страдать…. Я могу объяснить и другой будет слушать… Мы получаем безопасность и можем отбросить некоторые наши сценарии бесполезных попыток добиться понимания,, с которыми мы выросли.

– Мы можем начать чувствовать и учитывать боль другого. Это происходит тогда, когда хороший терапевт просит выслушать объяснение вашего партнёра, как ему, когда вы… Мы можем начать заботиться друг о друге. Вперёд выходит замечательная идея, что это на самом деле не ваш враг. Партнер такой же, как вы, у него тоже есть несколько плохих способов выражать очень трогательные и понимаемые запросы.

Парная терапия это класс, где мы можем научиться любить. Обычно мы так запутываемся, что не знаем, с чего начать и просто терпим, пока не становимся слишком разозлёнными или отчаиваемся что-то делать, кроме как ненавидеть. Самая многообещающая и потому романтичная вещь, которую мы можем сделать в любви — иногда признаваться, что мы ещё не научились любить, но стремимся всё-таки научиться, с некоторой помощью.

источник

Leave a comment

Антон Маторин Я основатель и ведущий тренинга Испытание Реальностью, коуч и консультант в области стресс-менеджмента и сопровождения личных изменений. Имею большой опыт ведения тренингов и консультирования в области отношений и гендерной психологии, от обучения пикапу до парного семейного консультирования. Исследую и применяю в работе традиционные духовные практики и современные методы интегральной психологии.