Архив по тегам: секс

Алмаас про секс, тантру и просветление

Сила инстинктивных побуждений — ближайшая аналогия неостановимой силы включения сущностной глубины. Многие из нас стареют и могут забывать силу сексуального драйва, но некоторые ещё молоды и чувствуют эту энергию. Половой акт имеет определенные фазы. Когда вы в предварительных играх, то можете остановиться в любой момент. Если звонит телефон, вы можете остановиться и ответить. Но если предварительная игра переросла определённую степень, вы не можете остановиться. Вы должны дойти до завершения. Именно это чувство, что движение неостановимо, что оно взяло верх над вашим рациональным умом и произвольными действиями, что вы, если смотреть в терминах динамизма бытия, больше не контролируете что происходит и есть то, что я обозначаю сущностной активацией. Тогда сила просветления достигает той степени свободы, когда она включает в себя и жизнь и собственный импульс. И это неостановимо. И будет продолжать рваться в движении к пределам реальности.

Это не значит, что сила просветления всегда переживается с такими же интенсивностью и возбуждением, как сексуальная. Иногда мы интенсивно переживаем сущностную активацию как страсть к познанию и открытию, но в другое время она спокойная, тихая и беспечная. Но всё продолжает происходить, не важно, как это переживается в моменте. Реальность продолжает идти от одной реализации к другой без какого-то конца. Это значит, что сила просветления зреет и взрослеет.
И снова мы можем сравнить её с сексуальной силой. Когда мы подростки и находимся в начале своей сексуальной жизни, то стараемся добраться до завершения как можно скорее. В этом собственно всё дело — убедиться, что мы испытали оргазм. И как мы знаем, многие молодые люди доходят до финиша так быстро, что пропускают всю возможность более сознательного наслаждения. По мере взросления, развития и большего понимания о человеческих любви и взаимодействии, мы учимся не захватываться так во время занятия любовью. Мы наслаждаемся моментом и тем, что происходит и не ориентируемся не на какую цель. Мы не давим в сторону оргазма или завершения. Иногда это происходит неожиданно: мы играем и говорим, восторгаемся друг другом, трогаем друг друга, и случаются какие-то яркость и взрыв. И даже эта вспышка может быть очень отличной от ожидаемой, по мере того, как мы взрослеем, и всё может продолжаться далеко за пределы моментального сконцентрированного взрыва.

Это приводит нас к сексуальной тантре. Идея сексуальной тантры — не заботиться о завершении. Конец не имеет значения. Если вы просто наслаждаетесь взаимодействием и живостью в моменте, жизненное удовольствие является причиной различных состояний реализации. Это один из способов достижения реализации. В смысле нормальной сексуальной активности это может быть проявлено, как разные типы переживаний, разные виды оргазмов и кульминаций. Эти разные варианты возможны у мужчин так и у женщин. Если наша зрелость достаточна, мы можем найти множество форм реализации в сексуальном взаимодействии, где сила действует, но не идёт к достижению какой-то конкретной цели.

Из книги Алхимия Свободы.

Leave a comment

Про-феминизм для пацанов

Специальный пост для того, чтобы отправлять к нему как к базе в любых дискуссиях про феминизм с русскоязычными чуваками (и пытающимися соответствовать чувихами), которые говорят, что феминизм — это про мужененавистничество и волосатые подмышки, или просто начинают глупые танцы лишь заслышав это слово.

Тут есть два момента, про которые просто надо стать в курсе. Узнать, соотнести с ними свою картину мира и дальше уже рулить, имея их в виду.

Пункт первый, это культура изнасилования как основа межгендерных отношений в русскоязычной богом спасаемой цивилизации в целом (дорогие братья хохлы, не волнуйтесь, у вас… да, именно, хуже, спасибо).

Для того, чтобы проникнуться особенностями национальной психологии, прочтите вот этот текст. А потом уже дальше шутите про то, надо ли давать мужчинам медали за домогательства к женщине, не соответствующей вашим стандартам внешности. Возможно стоит, для поддержания национального самосознания, если оно действительно в этом.

Второй момент — разговоры о каких-то определённых женских ценности, предназначении и сексуальном поведении, отличающихся от общечеловеческих. Просто узнайте, как и почему эта история возникла и как формировалась в ходе развития нашего социума.

Да, я знаю, что это довольно попсовое объяснение, оно специально так сделано, так было надо по контексту выступления. Но если вы всерьёз сумеете высказать фактологические претензии, то я выкачу в ответ библиографию к нему из историков и антропологов, по большей части не на русском и полностью 21 века. То есть антропология и психология будут свежие, после МРТ и секвенирования ДНК. Пока никто из “критиков” с этой задачей не справился.

А теперь можете продолжить дискуссию про дур с волосатыми подмышками, которые лучше бы “попробовали это сделать в мичети”, но уже зная всё то, что только что узнали.

Leave a comment

Должны мы работать над собой? Или над миром? [перевод]

Когда мы падаем под ударами эмоциональных проблем, таких как депрессия, тревога или проблемы в любви, то нам часто, и часто с самыми мудрыми и добрыми намерениями, советуют уделить больше время на работу над собой. Если мы сходим к врачу, нам может быть даже таблетки пропишут какие-нибудь, чтобы восстановить наши отношения с миром.

В определённых ситуациях это действительно лучший способ, но мы также местами можем слишком торопиться в поиске исправления себя вместо поиска объяснения за пределами нашего собственного сознания. И может быть, что самые большие причины некоторых неприятностей лежат в области, которую осознанные, здравые и сдержанные люди не любят обвинять: в системе в которой мы живём.

Возьмите тревожность. Велико искушение паталогизировать то, что мы становимся жертвами высокой и неконтролируемой тревоги. Это ощущается как болезнь, но когда мы смотрим на мир трезвым взглядом, то мы можем начать сомневаться, не является ли близость к тревожному срыву признаком повышенной нормальности. Наши панические настроения могут быть совершенно здоровым последствием жизни более или менее чувствительного человека в исключительно хаотичном мире, преданном идее трагичности.

Тоже самое может быть сказано о депрессии. Мы переживаем это состояние глубоко внутри себя. Но часть его причин могут быть далеки от нашей нейрохимии: это работа, которая не позволяет нам быть креативными и самостоятельными, что нужно любому человеку чтобы просто быть довольным; это исчезновение общности и атомизация современной личности на бездушных просторах мегаполисов современности; это расстояния и доступность, которые одновременно давят и на наши отношения и на наше время с самими собой; это подверженность влиянию медиа, которые продвигают ложные чувства сравнения и зависти.

В отношениях также не во всей нашей неадекватности виноваты мы сами. Они также создаются тем, что мы должны быть способны безумно и прекрасно любить одного человека всю нашу оставшуюся жизнь, что наши возлюбленные должны быть нашими лучшими друзьями, доверенными лицами и сексуальными партнёрами несколько беспроблемных десятилетий, что мы должны чувствовать постоянное сексуальное желание к ним. А наша склонность к тому, чтобы спать с кем-то ещё, злиться или скучать — признаки безумия или (в современном варианте) “боязнь ответственности”. С такими ложными ожиданиями отсутствие успеха может быть совершенно нормально, как у большинства из нас.

Мы иногда должны быть готовы твёрдо признать, что жизненные сложности скорее системные, чем личные, по причинам, которые находятся в политической, идеологической и экзистенциальной сферах. Наши решения для признания и исправления разных общевидовых проблем должны распространяться сильно дальше таблеток. Мы не только должны работать над собой потому что нам не очень хорошо, в определённых областях мы также должны работать над миром, который нас такими делает.

отсюда

Leave a comment

Почему у вас не сработает полиамория [перевод]

Иногда, возможно, вы лежите рядом со своим партнёром и не спите. Возможно, в этом даже ничего ужасного, почти наверняка, но немного скучно. В конце концов это уже долго продолжается. Секс с ней или с ним OK, но не превосходный во всех во всех смыслах. В том, чтобы раздевать кого-то впервые, чувствовать их волнение своими руками, слышать их сладострастные непристойности есть что-то особенное. Но от отношений, которые у вас уже есть, вы не хотите отказываться, в важных моментах всё хорошо: может быть у вас есть дети или общий дом и вы над этим много работали. Вы не хотите всё потерять, вы просто хотите получить удовольствие от пары новых сюжетов. В эти моменты многие люди думают: “А что там с полиаморией?” И вы чувствуете себя достаточно смелым авантюристом, чтобы на это пойти.
Идея полиамории звучит очень правдоподобно ещё и потому, что выглядит идеальным выходом из нашего общественного коллективного лицемерия по поводу сексуального желания, и это тоже важная часть проблемы. Может быть вы даже знаете кого-то, скажем по теннисному клубу, кто говорит, что они в полиамории; они кажутся нормальными, очень здравыми и очень яркими. В журнале появилась статья о том, как полиамория становится модной в Париже и набирает популярность в Ванкувере. Похоже, у многих получается, почему бы не попробовать? Полиамория выглядит так, как предполагают её торонники, как будто это будущее отношений вообще и, что важно, ваших в частности.

Полиамория убедительна в принципе, как многие аспекты жизни. Большие обобщёные идеи обычно такие. Например, в принципе, многие люди думают, что было бы хорошо отказаться от крысиных бегов в городе и переехать в деревню: это здоровее, жить дешевле, есть возможность выращивать овощи и быть ближе к природе. Или если взять пример из политики, в принципе, многие люди думают, что прямая демократия — с референдумом каждые выходные для любого решения — хорошая идея: наконец мы получим то правительство, что хотим. Это происходит в Швейцарии и значит возможно, и технологии позволяют это организовать гораздо проще.
Но проблема с идеями в принципе в том, что они опасно склонны обходить детали, в которых и расположена вся проблема. Они подстрекают нас забыть, что если мы переедем в деревню, то заказать суши в любой момент будет сложно, соседский трактор будет будить нас в 5.30, некоторые вещи оказываются удивительно дороги, и ещё будет чувство, что на вечеринку не позвали. Или (по поводу прямой демократии) мы забываем капризную и ужасающую природу массового общественного мнения, наряду с отсутствием нашего интереса к политике и совершенную исключительность швейцарского общества и общественной жизни.

С полиаморией всё также. Когда в какой-то момент, когда полиамория в принципе покажется нам зрелым и жизнеспособным вариантом организации своей сексуальной жизни, мы бы посоветовали помнить несколько деталей.
Мы должны представить, как это сложно может быть, когда на оргии наш партнёр нам подмигивает,и исчезает в мягко подсвеченной спальне с двумя другими людьми, мы пытаемся к ним присоединиться, но нас твёрдо отвергает один из них, хрипло спрашивающий, что это за чудо в странном белье. Слышать оргазмы партнёра в руках кого-то ещё — тот ещё опыт.

Мы можем забыть, что когда подпишемся на полиаморию, не так просто будет найти людей, которые будут нас глубоко интересовать. Конечно, возможно будет много предложений от людей, которые не очень в нашем вкусе, но и это будет мука объяснить им, почему мы их не хотим. А когда мы найдём кого-то, кто нам нравится, окажется, что наши сексуальые вкусы не совсем совпадают. Они могут тоже любить когда шлёпают, но сильнее или слабее, чем нам нравится. Или они любят одеваться в костюм пирата, но отказываются носить повязку на глаза, что для нас камень преткновения. Или может они правда кричат непристойности, но их репертуар показывает отсутствие воображения, а голос скрипучий. Наш партнёр может, с другой стороны, совсем без проблем находить новых прикольныx друзей. Мы предполагали, что мы востребованы, но это может обернуться иначе.
Мы также можем начать забывать как хорошо, когда что-то полностью наше. В детстве мы никогда на самом деле не любили делиться игрушками, хотя брать их взаймы было приятно. В пять лет мы глубоко расстраивались, если другие дети брали пожарную машину или начинали играть в повара с маленьким котёнком. Непризнаваемая жилка собственника сидит в нас очень глубоко.

К тому же мы ведём занятую жизнь, а полиамория требует много времени на организацию. Наш перспективный партнёр может быть занят как раз в тот вечер, когда мы свободны, или как раз тогда, когда у нас есть время — собирается встретиться с дантистом, достаточно отвратительной с нашей точки зрения.
Несмотря на атмосферу свободного движения, даже в полиамории придётся иметь дело с некоторыми сложными и неподатливыми эмоциями. Будут разрывы, болезненные финалы, чувства брошенности и приступы ярости. Мы будем свидетелями внутренних неурядиц большего количества людей, по сравнению с теми, у кого один хорошо документированный супруг. Как раз тогда, когда мы будем искать быстрого сексуального приключения, некоторые партнёры начнут неконтролируемо рыдать и срочно рассказывать про своих мам. Другие же, когда мы стоим возле кровати с плёткой или маской, обвинят нас в эгоизме, притворятся, что читают журнал и откажутся объяснять, в чём дело.
Никто не спорит, что для кого-то полиамория может работать, но, как со многими заманчивыми идеями, это не значит, что она будет работать для нас. Скорее всего, если мы станем полиаморами, мы столкнёмся в один прекрасный день со всеми проблемами, которые мы хорошо знали в моногамии — только чаще, хаотичнее и с большим чувством неоправданных ожиданий.

отсюда

Leave a comment

Как…


— Как ты это делаешь?
— Вообще ничего не делаю. Это твоё, это было в тебе всегда. как неотъемлемая часть. Я просто даю этому случиться, состояться, стать проявленным из непроявленного. Но я это не делаю, даже если кажется, что это знакомые какие-то определённые приёмы и движения, то работают всё равно не они. Я просто как будто прикасаюсь к чему-то и освобождаю место внутри, именно в ощущениях, делаю больше места у себя внутри и тогда этому тому, к чему прикасаюсь в тебе, хватает места случиться. Но вообще, как я уже сказал — это не я, это ты.

Leave a comment

мозг, любовь, гормоны :: пятничный вечерний весенний пост.)

Экспериментально установлено, что введение вазопрессина самцу степной полевки укрепляет его привязанность к партнерше, а вот если рецепторы к вазопрессину заблокировать, то никакой любви после спаривания не будет. А вот самцам полигамных видов, луговой или горной полевки, вазопрессин вводить бесполезно: у них просто нет нужного количества рецепторов к нему, чтобы мозг мог отреагировать формированием привязанности.
Но выход есть. Самцам луговой полевки можно напрямую ввести в мозг вирусный вектор — конструкцию, которая содержит ген вазопрессинового рецептора V1aR и вспомогательные элементы, позволяющие гену встроиться в клетки и запустить там синтез новых рецепторов. Получается, что мозг полигамного вида переделывают вручную таким образом, чтобы он стал максимально похож на мозг моногамной полевки. И оказывается, что это работает. Животные после терапии чувствуют себя хорошо, знакомятся с самками, а после спаривания начинают проводить много времени рядом со своей подругой, а не с посторонними — поведение, в норме не характерное для полигамных видов.
С человеком таких экспериментов пока не проводили, но это могло бы сработать: у нас, как и у полевок, ген V1aR существует в разных вариантах. В 2006 году исследователи из Каролинского института (того самого, который выбирает нобелевских лауреатов по физиологии и медицине) исследовали ген вазопрессинового рецептора у 919 мужчин и их партнерш. Параллельно все участники исследования проходили опрос о степени удовлетворенности семейной жизнью. Выяснилось, что женщины могут обладать каким угодно типом вазопрессиновых рецепторов — на их семейное счастье это никак не влияет. А вот в случае мужчин все не так. Ученые обнаружили, что по крайней мере один вариант гена, обозначенный как RS3 334, четко ассоциирован с трудностями в семье. Когда мужчин спрашивали, переживал ли их брак за последний год серьезный кризис и опасность развода, то среди людей с типичным вазопрессиновым рецептором на этот вопрос отвечали «да» только 15%. Если мужчина унаследовал ген RS3 334 только от одного от родителей (то есть у клеток есть возможность строить и обычные рецепторы, используя запасную копию гена), то принципиальной разницы не было — желание развестись испытывали 16%. А вот среди мужчин, обладающих двумя копиями RS3 334, угрозу расставания в минувшем году вспомнили 34%.
В исследование включили только людей, проживших вместе с партнером не менее пяти лет. За эти годы успели все–таки пожениться 83% людей, не отягощенных мутациями вазопрессинового рецептора, и только 68% пар, в которых мужчина был носителем двух генов RS3 334. Впрочем, даже им, возможно, жениться не стоило: женщины, связавшиеся с обладателями этого генотипа, по результатам опроса, были довольны своим браком меньше, чем жены остальных.
Мужчины, чья способность к формированию стойкой привязанности снижена из–за мутаций в обеих копиях гена вазопрессинового рецептора, составляют меньшинство, но заметное: в этом исследовании их было около 5%. Данных по России нет, но маловероятно, что отличия серьезные. Поэтому если вам кажется, что ваш муж недостаточно вас любит, то вы вполне можете успокаивать себя тем, что он, возможно, мутант и не способен к любви в принципе — как полигамная полевка. Но если вы не хотите быть жертвой чужих генов и обдумываете развод и поиск другого партнера, то статистика на вашей стороне: 95% мужчин все–таки способны к любви.

Ася Казанцева, “Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости” via samjonesdiary.tumblr.com(NSFW)

3 Comments

Музыкой навеяло

Когда-то, при надвигающихся сексуальной революции и промискуитете боялся, что это будет очень странно. Ложатся два человека в постель. А в постели оказывается человек 500.
А теперь я понимаю, что всё вообще не так. Нет там этих 500 человек. К большому сожалению. При удачном стечении обстоятельств там одинокий человек и 1000 его тараканов. А при неудачном и человека-то самого нет. Просто постель с тараканами.

2 Comments

Завидую

кайтеры во время урагана Сэнди.

1 Comment

неновости про кино и литературу

Стыд — прекрасное кино для диагнозов. Если вам как-то не нравятся там сексуальные сцены и поведение главного героя, не заставляют думать и всё такое, а именно не нравятся, отталкивают, если фильм для вас тяжёлый — вам есть с чем работать в психотерапии по поводу своих каких-то историй сексуальностью и т.п. Локальная версия ада для sexual addicts там показана с математической точностью. Но нам плохо только в том аду, который хоть как-то про нас. В остальных вполне себе экскурсия. Так что можете вспомнить, как вам было. Ну или посмотреть.)

***

Есть у меня друг, который как-то разработал практичный план покушения на первое лицо нашего государства во время движения кортежа по Кутузовскому проспекту, опубликовал его в своём блоге и с тех пор за ним наблюдает ФСБ. То есть как бы нет вопросов, понятно, что просто умный больно, но присматривают.
Вот он мне посоветовал s.n.u.f.f. перечитать второй раз. Можно даже не полностью, а до того момента, как полностью уяснил для себя окончательно, кто такие сомелье и перестал путаться в маниту, маниту и Маниту. Потому что там с первых страниц книги эта вселенная со всеми её терминами в полный рост. И вполне читается поэтому, как свежая книжка, потому что уже совсем всё понятно. И действительно так и есть.

12 Comments

Антон Маторин Я основатель и ведущий тренинга Испытание Реальностью, коуч и консультант в области стресс-менеджмента и сопровождения личных изменений. Имею большой опыт ведения тренингов и консультирования в области отношений и гендерной психологии, от обучения пикапу до парного семейного консультирования. Исследую и применяю в работе традиционные духовные практики и современные методы интегральной психологии.