Архив по тегам: абстракции без историй

про истину, свободу и людей

Люди делятся на два типа.) Первые чтобы про что-то знать, говорить и действовать подходят к этому чему-то и узнают.

А другие — нет.

Основной раздел и основная борьба — на этой линии.

Соответственно важнейшими инструментами является способ познания и стремление к истине.

Никаких внешних институтов имеющих такую функцию на данный момент нет. По идее где-то там к установлению истины должна была бы прийти наука, но она сломались на саентизме, интернализме и отстаивании благосостояния и власти учёных как социальной группы.

В общем в сегодняшней ситуации каждый может в этом вопросе (правды) рассчитывать только на себя. И на таких же идиотов.) Идиотов потому, что такой способ обращаться со знанием уже давно не очень влияет ни на выживание, ни на успех, ни на статус, а играм во власть в современных условиях (а может и всегда) только мешает. В общем только на личную внутреннюю свободу влияет. А в неё тоже не все даже просто верят.)

Leave a comment

Мышление в глубине

В соотношение такого аспекта мышления, как сознательного словесного выражения переживаемого смысла, и всякой практики осознанности, духовности и глубинных переживаний есть один интересный стереотип.

Почти все, от бледных от неправильного веганства ведических красавиц со взором горящим до профессоров психиатрии (русских профессоров психиатрии, я-то разных видел, к счастью своему) и философов-консультантов с воландовскими замашками, говорят о невыразимости этих самых глубинных структур. О том, что слова там бессмысленны и ложны. Что там происходит то, что абсолютно точно нельзя выразить. Я уверен, что если вы хоть когда-то пытались о чём-то таком поговорить (да и практиковать), то сталкивались с такой идеей и её сторонниками.

В школах, где я учился, от Алмазного Подхода до Антропософских практик подход совершенно противоположный.

Медитации-исследования, составляющие основную практику в школе Алмааса — это как раз мыслить и говорить исследуя собственные высшие состояния сознания и преграды и искажения в их переживании. В антропософской школе одно из регулярно повторяемых моим учителем выражений: “в этом месте можно думать”. Именно этот подход я применяю и реализую в своём проекте meditation.college.

С одной стороны можно на этом и закончить, но я не могу просто так сказать “моё кунг-фу лучше” не поглумившись над глубиной пропасти, нас разделяющей.)

Дело в том, что в обыденных состояниях сознания наше мышление стереотипно и оторвано от реальности. Мы повторяем шаблоны, которые где-то слышали, мыслим конструкциями, которые где-то усвоили, может мы как-то их комбинируем и искажаем, но это всё равно уже процесс, который базируется на другом тексте и других образах из опыта.

В высших состояниях сознания наше мышление имеет шанс освободиться. Почему имеет шанс, а не освобождается? Да потому что именно тут возникает свобода воли. Может ещё как-то и ещё где-то тоже проявляется, но здесь точно. Мы перестаём слышать этот самый фоновый мыслительный ландшафт, который воспринимаем всё время и принимаем за свой внутренний диалог. Это и есть так называемая остановка внутреннего диалога. Не то, чтобы совсем технически перестаём слышать, но перестаём воспринимать его как свой внутренний диалог, свои мысли, и можем воспринять, при надобности, откуда он берётся, через непосредственное восприятие пространства ощущений с вопросом “Кто это говорит?

И настоящее мышление начинается как раз потом, после этого прорыва через внутреннюю тишину и пустоту, после освобождения.

И тогда слова “в этом месте можно думать” поворачиваются такой стороной, что только в этом месте-то и можно.

Мои индонезийские друзья прибили такую табличку на дереве на пляже возле своего отеля.

Leave a comment

Поиск себя в практиках осознаности. Руководство для начинающих.

Продолжение стенограммы, которая начинается здесь. Эту информацию я в том или ином варианте всегда рассказываю в начале коучинга. Дошли руки до того, чтобы превратить это в текст. Подбор цветов на схеме абсолютно случаен.)

Когда мы, позволю себе так выразиться, в этот мир приходим, то у нас есть какая-то уникальная структура. Какая-нибудь такая, например, если абстрактно.

Социуму, миру, который формирует то, что вокруг нас происходит, мы такие вообще-то не очень нужны. Ему мы нужны какие-то более вот такие.

Про мир я немного узко, про “мир сей”, конечно же. Если мы исходим из государственно-бизнесовых историй, то мы нужны гораздо более конкретные. Естественно нас всякими способами пытаются формировать. И когда мы показываем какие-то качества, какие-то силы, какие-то способности, какие-то интересы, которые не совсем устраивают окружающих в процессе воспитания, социальной адаптации и образования, то с нами что-то делают, в результате чего эти области становятся для нас или недоступные, или болезненные, или стыдные. Причём в экзистенциальном смысле стыдные. У нас возникают барьеры к поведению и мышлению, барьеры к своему существованию, которые нам по-разному мешают.
Где-то они мешают нам понять, чего мы хотим. Где-то мешают совершить поступок, который нам надо совершить, сказать кому-то что-то или сделать. Где-то просто вызывают психозы, неврозы, панические атаки, страхи и непонимания. И технология работы в этом смысле на самом деле очень простая. Технология работы — это посмотреть на то, что мне мешает. Это посмотреть, поисследовать, почувствовать, прожить то состояние, то переживание, которое возникает в ситуации, где я не могу что-то решить, в ситуации, где я не могу сделать то, что я решил сделать, в ситуации, где мне по необъяснимым причинам как-то плохо, страшно и непонятно. В ситуации, где мне стыдно, больно, плохо и всё такое.

И если мы технически правильно, с использованием всего того, что есть в практиках осознанности, во внятных духовных традициях, в психотерапии и психологии тоже, исследуем то, что нас ограничивает, то у нас эти области прирастают, они присоединяются, мы как раз получаем доступ к кускам себя, которых до этого как-будто не было. И при этом естественно могут быть сложные наборы состояний, которые требуется исследовать-проработать, для того, чтобы себя почувствовать более целым и действительно тотально воспринимать то, что с нами происходит.

То что мы будем делать здесь, это мы будем говорить об абсолютно реальных задачах. Чтобы почувствовать какие внутренние ограничения стоят за той задачей, за той ситуацией, за той жизненной или бизнесовой проблемой, которую хочется решить.

Я сейчас очень галопом по европам, потому что мы будем дальше достаточно подробно в этом копаться, когда с каждым конкретным человеком будем работать, нас тут немного, времени точно на всех хватит, и в то же время каждая работа будет и групповым процессом тоже, живым, интерактивным.

Соответственно состояния нас ограничивающие, которые есть внутри, когда что-то идёт не так, у них есть ощущаемое телесное физическое осязательное представление.

Понятно, что там есть и эмоция и набор эмоций, которые за этим стоят, и убеждения и концепции, реальные события, глубинные внутренние конфликты мотивов, которые тоже можно чувствовать на довольно глубоком уровне, даже если с технической проработанностью всё нормально. И какие-то искажения, неточности в мышлении и восприятии, которые там могут возникать. Но в основном, конечно, критерием того, что работа идёт в каждый момент времени для каждого из участников будет ощущение, что вот что-то “не то” и вот это переживание про “не то”, связно с моей задачей. И дальше это переживание можно с разных сторон смотреть, с разных концов исследовать, как-то в нём находиться, как-то в нём себя осознавать.

PS: Когда я это говорил на семинаре, то почему-то упустил важнейший момент. Дело в том, что сначала в работе такого рода, какого мы делаем, отваливаются навязанные нам, неестественные нашей сущности, куски. Если сделать ещё один вариант картинки из нашей схемы, то вот эти:

Мы обычно сначала перестаём, что-то делать, что для нас лишнее, а потом уже начинаем делать то, что нам действительно хочется.

7 Comments

Ресурс, комфорт и создание смыслов

фрагмент стенограммы Бизнес-ритрита на Бали, кусок теоретической вводной почти в самом начале.

Вопрос Слушателя: вот внутри этого Я, там состояние ресурса, состояние силы и вообще Я настоящее. А там нет слабостей? Только сильная часть?

АМ: Это хороший вопрос, я там уже помечал себе и сейчас отвлекусь на этот момент потому что это хорошо. У нас есть несколько таких стереотипов, у меня они тоже есть и долго были в значительно большей степени, с которыми мы думаем об этой своей глубине.

Мы очень часто говорим штуки, которые не совсем корректно отражают то, что там произошло, то что там происходит. Например вот этот вопрос про силу и слабость.

Здесь действительно есть всё. Основной критерий того, что всё здесь нормально, это некая тотальность переживания бытия в каждый момент времени.

И действительно есть учения и теории и учителя, которые говорят, что если у нас есть вот эта самая тотальность переживания бытия, то нам в любом случае всегда должно быть хорошо. Что мы в состоянии тотальности переживания этой самой бытийности не можем быть слабыми, не можем быть неуверенными, не можем быть в каких-то состояниях, которые можно назвать «нересурсными». Естественно можем!

Какие бы мы не были высокодуховные и сильные во Вселенной может найтись кто-нибудь сильнее. Мир в любом случае больше, каким бы я всеобъемлющим и соединённым с этим миром себя не чувствовал и каким бы всеобъемлющим и соединённым с этим миром я бы реально не был. В любом случае во Вселенной есть что-то, докуда я ещё не дотянулся, какой бы я ни был проработанный и осознанный.

У нас просто до этого звучало например несколько моментов, например это слово очень хорошее про ресурс.
Потому что ресурс это по определению, нечто, что мы используем для каких-то других целей, не для самого того ресурса, и это нечто, что кончается. По определению. Какие есть примеры ресурсов не такие? Мне кажется нет. Всё, что мы называем ресурсом, всё конечное, и всё мы юзаем ради чего-то.

Я не уверен, что такое потребительское отношение к нашим глубинным структурам сознания приводит к чему-нибудь хорошему.

Ну то есть это я захожу в космос, который абсолютно бесконечный, абсолютно вечный, который я представляю скорее всего на какую-то очень малую часть, и думаю, что это ресурс, который я могу использовать. Такое довольно часто происходит во всяких тренингах, практиках, психологических, любых.

Насколько это идея здравая? Мне кажется не очень, мне кажется, называть это ресурсом не совсем то что нужно и относиться к этому как к ресурсу не совсем то, что нужно.

Вот мы будем об этом думать, будем с этим работать.

Второй момент, который прозвучал, тоже очень интересный, это про “создаём смыслы”, это тоже очень часто звучит, и у меня раньше звучало, пока меня Дима Пилипчук как-то не ткнул в эту историю.

Там где действительно уровень действительно глубоких смыслов, мы не очень-то можем что-то создать.

Мы можем что-то выразить, мы можем что-то оттранслировать, мы можем чему-то служить. И мы скорее находим те смыслы, которым мы хотим служить и которым нам кажется правильно служить и в этом уже как-то действуем.

А как только мне кажется, что я что-то создал сам, там как раз следует посмотреть в тут точку, где я это взял, где это появилось и как там это появилось. Возможно у нас тут возникнет прямо такой момент, где мы сделаем это исследование для кого-то по поводу момента создания смыслов. Если возникнет такая задача и действительно потребуется как-то понять, создаю я это всё, или кто там это всё создал. Или кто создал не это всё, а тот конкретный смысл, который я сейчас выражаю.

И это вполне себе осязаемые такие пространства и эти вопросы, которые я сейчас задал, они не риторические в каком смысле. Возможно на них не всегда можно дать понятный ответ в виде грамматически правильного предложения на русском языке, или на любом другом ходящем сейчас на Земле. Но там точно можно получить переживание, и точно что-то почувствовать, и точно что-то увидеть, и тогда вопрос про “я этот смысл создал” он начинает становаиться бессмысленным, как и “ресурс”, который тоже начинает становиться бессмысленным.

Там чуть-чуть по-другому происходит, если у вас вдруг возникает такая иллюзия, то смотрите, что же там происходит на самом деле.

И третий момент, который тоже прозвучал, и который я тоже пометил, и про который давайте я тоже скажу, раз уж мы начали об этом говорить. К этим моментам ещё что-то добавится, я сейчас просто все не помню социально принятые галлюцинации по этому поводу.

Третий момент это момент про комфорт, когда люди критерием того, что всё идёт правильно считают комфортные ощущения.

Это тоже немножко ошибка. На уровне рациональной банальной логики, комфорт это очень сильно про привычное. Комфорт это очень сильно то, в чём нам удобно, потому что у нас всегда так. Поэтому когда говорят, что из зоны комфорта нужно выходить, это по сути делать что-то, что мы не привыкли. Что немножко отличается от того, как мы живём и что мы делаем. И комфорт безусловно очень важен, вот прямо убивать можно за комфорт, если речь идёт например об обуви, или если речь идёт о матрасе, на котором вы спите, здесь комфорт это прямо вот да, критерий.

Когда речь идёт о жизненных решениях, когда речь идёт о бизнесовых решениях, когда речь идёт о каких-то глубинных переживаниях, то комфорт это просто не тот критерий на который стоит сильно ориентироваться, потому что комфорт нам много кто может предложить. А вот реализацию своего Я, своих каких-то корневых состояний и структур нам сильно меньше кто может предложить, чем комфорт.

Leave a comment

Про любовь и любовь к себе (перевод)

Одна из самых больших, хоть и немного странных, опасностей влюблённости в том, что происходит, когда нам начинают на наши чувства отвечать.

Дело в том, что мы влюбляемся, потому что мы хотим сбежать от себя в объятия человека, который кажется настолько прекрасным и совершенным, насколько мы себе кажемся испорченными, глупыми и посредственными. Но что, если такое существо в один прекрасный день замечает нас и начинает любить в ответ? Ничто не может дискредитировать его быстрее. Как может оно быть настолько божественным, как мы надеялись, если у него настолько дурной вкус, чтобы одобрить кого-то типа нас?

Получается, что определённая степень любви к себе совершенно необходима для хороших отношений; строится это годами, по большей части в детстве. Чтобы не реагировать по-идиотски на чувства, которые мы получаем от взрослых партнёров, нам требуется переживание достоинства любви. Без разумной дозы любви к самому себе любовь другого всегда будет отвратительной и ошибочной, и мы бессознательно и саморазрушительно её разочаруем и отвергнем. Просто нам кажется более нормальным и поэтому более комфортным, когда нас не любят или игнорируют, если это как раз то, что мы обычно получали.

Если мы не до конца убеждены в том, что нас можно любить, ответные чувства кажутся нам незаслуженной наградой за достижения, которых у нас нет. Те, кому не повезло влюбиться в типаж себя-не-любящих, должны подготовиться к обвинениям за всех лжецов и льстецов сразу.

Есть старая шутка Граучо Маркса о том, что он не удостоит присутствием тот клуб, который хочет видеть его своим членом. Мы смеёмся над “марксистской” позицией из-за абсурдного противоречия: как мы можем хотеть быть членом клуба и тут же переставать, как только это стало реальностью? Почему мы не можем быть просто счастливы от того, что получилось?

Ответ лежит в ненависти к себе; потому что многие из нас, которых принимают в важные и прекрасные клубы, не чувствуют, что внутренности нашей души достаточно подходят для этого. Мы удивляемся, как же нам продолжить дальше верить в этот клуб, или в то, что объект нашей любви на самом деле верит в нас.

Момент “марксистского” движения есть в каждых отношениях, когда становится понятно, что любовь будет взаимной; что мы не просто будем уважать кого-то издалека без надежды на взаимность. Как это разрешается, зависит от баланса между любовью к себе и ненавистью к себе. Если выигрывает ненависть к себе, то тот, кого полюбили в ответ, будет говорить, что тот, кого любили сначала (по той или иной причине) недостаточно для него хорош (из-за добродетели связываться со всякими нехорошими людьми).

Но если выигрывает любовь к себе, то оба партнёра могут принять, что когда им отвечают на чувства это не доказательство того, что объект любви низко пал, а то, что они действительно оказались достойны любви. Получается, что знание, как немного любить себя, это одна из самых добрых и романтичеких вещей, которую мы можем сделать для своих близких.

отсюда

Leave a comment

Integral vs. everybody

Отличная оптимистическая цитата из Интегральной Медитации Уилбера.

Если вы врубаетесь в интегральный уровень развития в этот момент истории, то в этой ситуации есть “хорошие и плохие новости”. Интегральный уровень, помните, это передний край эволюции. По нашим оценкам меньше 5% населения земли относится сейчас ко второму, игнтегральному ярусу, и это означает, что 95% находятся на уровнях первого яруса. И это значит, что 95% мировой популяции активно анти-интегральные, посвятившие себя тому, чтобы интегральный подход не работал, не развивался, не принимался. Каждый кто на первом ярусе думает, что его правда и ценности это единственные настоящие существующие правда и ценности, и только эти сумасшедшие интегральные думают, что для них есть какая-то глубина и значение в смыслах всех других уровней. И если вы интегральный, то это значит, что подавляющее большинство населения Земли против вас.

И дальше по поводу поиска “своих” Уилбер отмечает:

Не беспокойтесь, если вы найдёте чем-то отличающиеся подходы к интегральности, некоторые из которых окажутся воинственными и агрессивными. Люди будут оставаться людьми, а интегральности не чуждо ничто человеческое. Не дайте этому себя оттолкнуть, прислушивайтесь к разным подходам, и придерживайтесь тех из них, которые для вас имеют больше смысла. Если интегральность не двигается вперёд, в общем и целом, это потому что вы не двигаетесь вперёд. И это относится к нам ко всем.

Leave a comment

Как сохранить внутреннее состояние после тренинга?

решайте сами

Если вы ходите на какие-то группы и процессы, то самая обычная история — это “откат” через какое-то время после тренинга или ритрита. Когда волшебное состояние, в котором всё получается, — исчезает. Когда ясность уходит, а внимания больше не хватает на то, чтобы жить и радоваться, только на что-нибудь одно.)
Это значит, что с духовной практикой у вас не очень, простите за прямоту.
То самое состояние, в котором у вас были силы, хватало внимания, мир был чудесен, а настроение хорошим — оно просто с вами случилось. Мы часто слышим в таких случаях разговоры о том, что что-то происходило само. Помимо вашей воли и вашего осознания. Само было и само кончилось. Не можете же вы в самом деле сами быть ясными и ум ваш не может быть настолько открыт, свободен и прозрачен. Это точно что-то ещё, не Я. Или всё-таки Я?
Но если не Я, и это просто “само происходит”, то, конечно, закончится. И, конечно, снова придётся идти и откуда-то это брать.
Возникает ощущение, что человек с таким отношением к практикам и их результатам пытается дрессировать свой дух, как собаку. Собака должна по команде выполнять какие-то номера, переходить в какие-то состояния, помогать со здоровьем, бизнесом и отношениями, но при этом оставаться полностью подконтрольной. Контроль при этом остаётся у чего-то не очень осознанного, но обязательного для всех. Сам человек при этом может ещё агрессивно защищать этот самый контролирующий “общий для всех” смысл от вопросов, откуда он собственно такой взялся и почему так вдруг правильно. Единственный аргумент, что ещё полмиллиарда обезьян также делают уже 1400 лет, да и то, если верить пропагандистским боевым листкам, а не научным данным.
Проблема в том, что дух не собака, использовать его как набор ресурсных состояний конечно можно, но недолго. В конце концов всё, что не я, у меня можно отнять. Что наша прекрасная жизнь с успехом и делает)
Но есть возможность решить, что вы — это свободный дух, и тогда это состояние и есть вы. Но если это признать, то придётся принимать свои антисоциальные, особенно по нашим африканским меркам, мотивации. Это такие странные и доступные только избранным и привилегированным вещи, как стремление к истине и свободе, например.
Но большинство ищущих просто оставляют себя как есть и ищут пути всё более и более хардкорными практиками снова выдавить из себя кусок той силы, которую могли бы легко найти, если перестали бы мыслить себя в рамках обусловленностей и разобусловленностей.
И в этом отказе принять происходящее, как происходящее по своей воле, остаётся лишь снова тосковать по очередной группе, очередной технике и очередному приезду мастера.

Leave a comment

А вы думаете?

мышление

Если я думаю , что мысли это слова, то я не умею думать. Мысль — это системный процесс, который можно воспринимать, как динамическое объёмное переживание. Его можно ощущать, видеть, слышать, чувствовать вкус. Оно может быть различной степени живости, различной продолжительности во времени, разной материальной проявленности во внешнем мире. Если каждое сформулированное слово не поддерживается такой структурой, которую можно ощущать и видеть, то я говорю неправду, говорю вещи не соответствующие моей собственной действительности.

Leave a comment

Новая книга Феликса Шмиделя, Власть (2016)

феликс шмидель власть

Самая математически точная (ага, можно ещё, оказывается) и самая неоднозначная книжка Феликса.
Обосновывает ключ “Власть vs. Свобода”, который стал для меня финальным аргументом и точкой отсчета любого непонятного выбора. Различением между злом и добром. Простым ответом на вопрос “а мы тут за кого”?
И совершенно неоднозначный финал, не бьющийся с интегральной мыслью, по крайней мере в рамках моего понимания, ни дающий внятного ответа на вопрос автору: “а чем всё-таки тогда вы отличаетесь от них”?

Выкладывается, как обычно, с разрешения автора.

Феликс Шмидель, Власть (pdf, 1,4 MB)

3 Comments

Как…


— Как ты это делаешь?
— Вообще ничего не делаю. Это твоё, это было в тебе всегда. как неотъемлемая часть. Я просто даю этому случиться, состояться, стать проявленным из непроявленного. Но я это не делаю, даже если кажется, что это знакомые какие-то определённые приёмы и движения, то работают всё равно не они. Я просто как будто прикасаюсь к чему-то и освобождаю место внутри, именно в ощущениях, делаю больше места у себя внутри и тогда этому тому, к чему прикасаюсь в тебе, хватает места случиться. Но вообще, как я уже сказал — это не я, это ты.

Leave a comment

Антон Маторин Я основатель и ведущий тренинга Испытание Реальностью, коуч и консультант в области стресс-менеджмента и сопровождения личных изменений. Имею большой опыт ведения тренингов и консультирования в области отношений и гендерной психологии, от обучения пикапу до парного семейного консультирования. Исследую и применяю в работе традиционные духовные практики и современные методы интегральной психологии.