Архив по тегам: совдохновение

Рациональность тревожности

Тревожность это не заболевание, не слабость ума, и не ошибка, для которой мы всегда должны искать медицинское решение. Это очень, по большей части, резонный и чуткий отклик на общие странность, ужас, неопределённость и опасность существования.

Тревожность — наше фундаментальное состояние по хорошо обоснованым причинам: потому что мы очень физически уязвимые существа, сложная сеть хрупких органов выжидающих время для того, чтобы подвести нас в момент, который они сами для этого выберут. Потому что у нас недостаточно информации для принятия самых важных жизненных решений. Потому что в современных обществах, где зависть и беспокойная суета существуют как данность, мы можем воображать значительно больше, чем мы имеем. Потому что мы потомки очень беспокойных существ, собратья которых были растоптаны и разорваны дикими животными, и мы всё ещё носим это в своих костях, эти ужасы саванн, даже если живём в тишине загородного посёлка. Потому что наш карьерный рост и и наши финансы это какая-то игра внутри очень конкретных, полных соперничества, разрушительных и случайных движений неудержимой капиталистической машины. Потому что мы основываем наши самоуважение и чувство комфорта на любви других людей, которых мы не можем контролировать, и нужды и надежды которых никогда не совпадут точно с нашими.

Это всё не значит, что нет лучших и худших способов с этим состоянием обходиться. Первое и самое важное это принятие. Нет необходимости, и это самое главное, беспокоиться по поводу беспокойства. Медитация с этим помогает, так же, как и философия. Настроение не значит, что мы неправильно живём, до тех пор пока мы живы. Также стоит быть осторожным в достижении целей, которые по идее должны избавить нас от тревог. Мы можем всеми силами их добиваться, но должны быть ещё причины для этого, кроме фантазии о покое, ну и чуть меньше усилий и чуть больше скептицизма. Мы будем также тревожны, когда у нас будут дом, любовь и деньги.

Одиночество это то, от чего нам следует всеми силами избавляться. Мы совершенно точно не одни с такой проблемой. Каждый более тревожен, чем склонен нам признаться. Страдают даже магнаты и глубоко влюблённые пары.

Мы коллективно облажались в признании себе насколько мы в панике. Мы должны научиться смеяться по поводу нашей чрезмерной тревожности — смех это сильное выражение облегчения, когда агония, когда-то бывшая личной, получает хорошо проработанную формулировку в виде шутки. Мы вынуждены страдать сами по себе. Но мы, по крайней мере, можем самым добрым образом протягивать руки наших близким, также пытаемым, расколотым, и также поверх этого всего тревожным. “Я понимаю…”

Тревожность достойна большего признания: это не признак дегенерации. Это же настоящий шедевр инсайта: обоснованное выражение нашего таинственного участия в беспорядочном и неопределённом мире.

Ален де Боттон

Leave a comment

Почему самоанализ работает [перевод]

Среди нас есть такие, кому регулярно требуется пойти подумать больше, чем это обычно допускается или принимается за норму. Эти размышления могут нам казаться одной из самых значимых вещей, которые мы делаем. После времени, проведённого в компании, мы жаждем (и это не слишком сильное слово) побыть в одиночестве с нашим собственным разумом. Необработанный опыт оказывается слишком ошеломляющим, плотным, беспорядочным, смущающим или волнующим. И нам нужно на регулярной основе отдельно заниматься его сортировкой. Мы долго не ложимся спать, размышляем в ванной, просыпаемся рано, пишем книгу, идём гулять, и чувствуем себя заметно светлее и свежее от процесса освоения эмоций и алхимии превращения чувств в идеи. Нас тянет философствовать, в самом простом смысле этого слова. И можно согласиться с изречением Сократа, что жизнь недооанализированная не вполне стоит того, чтобы жить или, по крайней мере, не такая спокойная.

Нам нужно уединиться и думать в определённые дни потому что нам грустно, и в то же время мы не можем определить причину этого, которая тянется откуда-то из нашего ума, но за пределами нашего осознания. Чем дольше мы оставляем печаль без внимания, тем больше она окрашивает всё, с чем мы соприкасаемся. Наш опыт становится безвкусным, туман онемения опускается на наше сознание. Мы начинаем беспокоиться непонятно из-за чего. Не можем успокоить наши мысли. Ищем облегчения бегством от себя в телефоны и игры. Может начать дёргаться глаз, можем начать грызть кожу на пальцах, наш разум понимает, что есть содержание, на котором надо сфокусироваться, но оно ускользает от понимания и его нервное электричество распространяется по всем мыслям. Мы можем раздражаться, нас перещёлкивает и мы влетаем в колоссальную необоснованную ярость, зная, что она не может быть оправдана носком на полу или неожиданно заскрипевшей входной дверью, но нашему пониманию мешают гордость и отрицание. Или, в позитивном ключе, мы можем чувствовать мистическое волнение от того, что услышим о об очень оригинальном проекте, придуманном другом, или прочтём о новом типе организации, или посмотрим заставляющую глубоко думать документалку. Что-то зовёт нас из глубины нашего волнения, и мы увлекаемся чувствами в этом направлении, но не пониманием. Нас не оставляет возбуждение, но не проясняет, о чём же оно. В такой ситуации мы уходим думать. У нас есть ручка и блокнот дома на кресле, или нам открывается вид из окна поезда и мы два часа разговариваем сами с собой внутри, пока едем. Мы возвращаемся к содержанию своего ума и терпеливо исследуем искаженные сигналы, которые также терпеливо пытаемся подчинить здравому смыслу.

Мы взволнованно вопрошаем, что нам надо сделать, что другие должны сделать, что должно произойти и когда. Мы отваживаемся пребывать в нашей удивительной и постоянной уязвимости из-за наших боли, грусти и раздражения. Возможно быстрая встреча в очереди в аэропорту с человеком добрым и понимающим показывает на живое чувство нежности, которого не хватает в наших отношениях. Возможно спокойно безжалостное сообщение от нашего друга вызовет горькое и болезненное соперничество. Или глядя на солнечный пейзаж за окном, мы жалеем о том, как жизнь стала несвободной и наполненной рутиной. В нашем размышлении мы отбрасываем привычное мужество и даём нашей грусти занять своё настоящее место и принять свою настоящую форму. Мы внимательно останавливаемся на наших ранах. Мы даём пространство для своей тоски. Это может и не является быстрым способом справиться с печалью, но это помогает почувствовать её очертания и даёт нам шанс привести себя в соответствие. Нашей боли нужно, чтобы её услышали. Затем мы даём такое же внимание нашим позитивным волнениям: мы склоняемся чтобы слушать их воодушевлённый призыв. Мы представляем изменения своей жизни в соответствии с ними. Мы осознаём естественную рациональную тревогу от признания того, как много у нас ещё есть возможностей, и как сильно может и должно быть изменено положение вещей.

Чем больше мы думаем, тем нам легче узнавать наши страхи, зависть и надежды. Мы меньше боимся содержимого наших умов. Мы становимся спокойнее, менее завистливыми и у нас появляется ясное чувство направления. Мы узнаём, как сильно мы зависим от практик философии, даже не зная, что это так называется. И надо сказать, что практики это понятные и вполне доступны для освоения.

Источник

2 Comments

Где этому я учился (про всякую духовность)?

В уходящем 2016м мне как-то пришлось первый раз за 10 лет написать резюме. Сначала я немного волновался, а потом понял, что вполне достойно получается. Не то, чтобы у меня в связи с моей деятельностью духовного коуча когда-то спрашивали какие-то credentials, но перед тем как спорить о тонкостях проработки сахасрары не мешает глянуть.)

сертификат ничего

В прошлой жизни инженер по компьютерам и экономист по финансам (по обеим специальностям успел поработать как с формулировками должностей, точно соответствующими тем, которые написаны в дипломах, так и вокруг).

Образование в области психотехнологий и практик:
– 2001-2004 M.A. NLP, тренер Галина Яковенко, Московский центр НЛП-Резонанс, на тот момент филиал австрийского института НЛП, который сейчас Institut Kutschera
– 2005-2011 программа “Бизнес как духовный путь” Марка Пальчика, универсальная модель описания духовных практик, которая пока не подводила ни разу. Йога, даосская передача с китайскими мастерами и русскими, прожившими десятки лет в Китае, приложения медитационных и телесных практик в работе с проблемами в бизнесе, здоровье, принятии решений, стрессовых ситуациях. Получил разрешение на ведение групп и преподавание. В 2011 году работал, как ассистент, в корпоративном консалтинговом проекте Марка.
– 2005 по настоящее время. Практика йоги. Йога23 Андрея Сидерского и с 2013 Shadow Yoga by Shandor Remete. Сюда же 20+ лет практики боевых искусств, от самбо и кикбоксинга до всяких семейных школ тайцзи.
– 2009 по настоящее время. Программа “Искусство целостности” Киры Езерской, пройденная в разных вариантах и направлениях. Антропософская интегральная практика и передача.
– 2010-2011 шаманские ритуалы с перуанскими растениями с Guillermo Arévalo Valera Ketsenbetsa и Armando Sayre Tupac Wiracocha.
– 2010 по настоящее время интенсивные терапевтические семинары Александра Ефимовича Алексейчика (врач-психиатр, психотерапевт, руководитель психотерапевтической клиники Вильнюсского Центра психического здоровья)
– 2011 по настоящее время семинары Vasumati (Sharon Hancock), семинары Психология Тантры, парные ритриты, тантрические передачи, передачи Diamond Approach, интегральные практики работы с проблемами в отношениях, тренинги для терапевтов, практика Voice Dialog.
– 2013 семинары по исихазму с отцом Timothy Curtis’ом, передача православных медитативных практик.
– 2014-2016 краниосакральная биодинамика и танатология с Rosemary Wallace, курсы Integrated CranioSacral study I и II, Thanatology.
– 2015 по настоящее время — Diamond Approach с Hamid Ali Almaas, ритриты Quazar (Берлин) и онлайн-курсы.
– 2016 Oxford Mindfulness Summer School с Mark Williams в Oxford Mindfulness Center

Опыт личного консультирования с 2002 года.
Опыт ведения групп с 2003 года.

2 Comments

Новая книга Феликса Шмиделя, Власть (2016)

феликс шмидель власть

Самая математически точная (ага, можно ещё, оказывается) и самая неоднозначная книжка Феликса.
Обосновывает ключ “Власть vs. Свобода”, который стал для меня финальным аргументом и точкой отсчета любого непонятного выбора. Различением между злом и добром. Простым ответом на вопрос “а мы тут за кого”?
И совершенно неоднозначный финал, не бьющийся с интегральной мыслью, по крайней мере в рамках моего понимания, ни дающий внятного ответа на вопрос автору: “а чем всё-таки тогда вы отличаетесь от них”?

Выкладывается, как обычно, с разрешения автора.

Феликс Шмидель, Власть (pdf, 1,4 MB)

3 Comments

С чего начался Проект 42

Начался Проект 42 с того, что меня достали.

  • достали шизотерики, которые верят в любую хрень про чакры и энергии;
  • достали психологи, которые пытаются делать из живых людей “нормальных”;
  • учителя, запугивающие других людей тем, чего не может быть, да и тем что может быть, тоже, просто запугивающие;
  • достали подводящие в ту или иную религию, особенно если практики вообще обещаются светскими;
  • достали умники, которые знают много слов, но взрываются говном, если их попросить эти слова расставить в грамматически правильном порядке (даже на русском, где не очень строго);
  • достали как те, для кого “духовка” это просто бизнес, так и те, кто считает, что духовный учитель должен быть нищ, гол и оскоплён;
  • те, кто считает, что “это маркетинг, а значит можно врать”;
  • те, кто говорит, что даёт жутко секретную передачу и те, кто утверждает, что “элиты попрятали все практики”;
  • в конце концов те, кто говорит, что нет никакой свободы, что это выдумки.

4 Comments

Трансцендирование суждений, Ken Wilber, Integral Meditation, фрагмент

transcend

К настоящему моменту становится очевидно, что, как на каждой предыдущей стадии, где мы применяли прямое осознавание ощущений к качествам, образам, особенностям, ценностям или вообще чему-то, эта осознанность на самом деле помогает сделать этот субъект объектом. То есть, если мы были до этого идентифицированы с чем-то, то есть это что-то было частью субъекта, нашего настоящего Я, то осознанность помогает нам разыдентифицироваться, помогает нам отпустить это, трансцендировать, открыться тому, что выше,– более целому, больше содержащему, более полному, что бы это ни было. Дело в том, что чем бы это новое не было — ваша система уже его знает, оно уже присутствует, его возникновение ожидается, ожидая того, что вы отпустите имеющуюся идентификацию и откроетесь следующей высшей идентификации. Когда есть открытость, трансцендирование и отпускание — природа будет следовать своему курсу, как это происходило раньше, следующий уровень, каким бы он не был, будет возникать сам по себе, выходить на поверхность естественно и спонтанно, вы будете идентифицировать себя с этой характеристикой (хотя вы, пока, по крайней мере, не будете видеть её как объект), которая станет частью вашего нового субъекта, вашего нового Я, более содержательного, более любящего и более осознанного. С истиной суждений всё, безусловно, тоже самое. И неважно, думаете вы, что суждение это плохо, или просто имеете несколько сильных суждений о каких-то вещах. Делая настоящий субъект объектом, что бы это ни было, естественным образом проявится новый, следующий по уровню, более содержательный и более осознанный субъект Я. Если ваши суждения истинны, искренне хороши и универсальны, они никуда не уйдут, вы будете более осознанны о них, но фундаментально их не измените. Однако если вашей системе есть суждения более высокого уровня, высшего типа, или лучшие или более любящие и осознанные (хранившиеся во всей расе людей миллионы лет эволюции), то вы начнёте идентифицироваться с ними, они станут частью вашего нового Я, нового субъекта, следующего по уровню, по содержательности, по целостности и осознанности.
И знаете что? Это продолжается прямо до Бога.

Leave a comment

Практика свободы

Набросал схему по итогам своего свежего вебинара на 42. Если вы не имеете отношения к приличным психопрактикам, то для вас это всё звучит в лучшем случае как неведомая ебанистика. Если что-то внятное практикуете, то реальный roadmap по теме).

Уровни свободы в практике

I. Освобождение от страдания, паттернов и идентификации. Работаем с барьерами, ограничениями, состояниями, привязывающими к точке зрения и состояниями непонимания, восприятия сложности и хаотичности.
 
Свобода от ограничений, прорабатываемых на этом этапе позволяет жить более полной жизнью и является
 
II. Свободой быть собой. Свобода быть проживается в опыте самореализации и осознания своей истинной природы. Уже на этом этапе не очень важной оказывается свобода воли в её обывательском понимании. Дальше с ней вообще пофиг, пусть там философы с нейрофизиологами обспорятся хоть. Практика на этом этапе является не проработкой барьеров и препятствий, как таковой, а осознанием пространства переживаний Бытийности, и приводиит к следующему этапу, в котором смысл, например, буддизма целиком.
 
III. Свобода не быть.
Лучше и короче всего это пространство описывается цитатой из свежей, законченной летом 2016 книги Фелика Шмиделя “Власть”.

Возможность быть для себя никем, не оставаясь даже собой, можно понимать как рационально непредставимую возможность абсолютной свободы собственной воли, как абсолютную свободу от любой личной определенности для себя самого.
 
Возможность абсолютной свободы от любой личной властной определенности можно понимать, как возможность:

 

  • не быть свидетелем собственного существования себя для себя в своем сознании;
  • не быть свидетелем собственных грез;
  • быть свидетелем абсолютной свободы от любых желаний и любых ожиданий, быть свидетелем абсолютной пустотысвоего сознания, светом которого является всегда осуществимая возможность стать для себя Я только ради своей любви.

Ну и если вы не очень впечатлительный и не планируете застревать в Нирване, то с опорой, простите меня за такую дерзость, на любовь и свет,  отсюда есть следующий шаг.)

 
IV. Свобода как непрерывный процесс осознания/осуществления. Можно быть абсолютом, присутствием, личным присутствием, обычной личностью, ничем из вышеперечисленного. Свобода как отсутствие нужды быть в каком-то определённом состоянии, в том числе в состоянии реализации и просветления.
 
Как говорит Хамид Али в завершении своей Runaway Realization:

Жить реализованную и свободную жизнь — значит что практика становится жизнью и жизнь становится практикой. Практика — это не способ получить свободу. Свобода выражает себя как практика. Когда вы осознаёте, что вы одновременно являетесь и уникальной личностью и Тотальным Существом в его неопределённости,  ваша жизнь не только становится свободной от необязательных страданий, но, что важнее, становится свободной по природе своей — радостью аутентичной жизни Тотального Существа. Тотальное существо, реальность всех времён и пространств, всех существ и явлений — проживается как неподавляемая свобода наших индивидуальных жизней. И свобода вашей жизни просто выражает свободу динамического творения Тотального Существа. Вы живёте во вселенной и вселенная живёт в вас.

6 Comments

Калифорния, стартапы, покой и ясность

null

Пообщались тут с разными занесёнными калифорнийскими ветрами людьми. Ну и ещё с надутыми калифорнийскими ветрами людьми. Это где-то от выпускников стэнфорда до более местных прогрессивных стартаперов. Так вот, у них два интересных ожидания от медитативных практик. Это “покой” и “ясность”.
В связи с чем про эти два момента захотелось отдельно отметить.
Покой в этом случае хорошо бы не путать с комфортом. Это совсем разные вещи. Покой из медитаций это скорее чиксентмихаевский flow. Деятельное открытое состояние с доступом к внутренней целостной тишине.
А ясность главное не путать с “понятностью”. То есть это опять скорее про осмысленную прозрачность и связность, где рациональная логика в мышлении не механизм, как оно происходит, а скорее датчик утечек смысла.
“Всё переплетено, но не предопределено”.

Здесь у меня примерно часов 50 уже видео на эту тему подробно, если интересно, но непонятно)

3 Comments

Пасха для атеистов [перевод]

Самым скучным вопросом, с которым кто-то может когда-то обратиться к религии, возможно, будет вопрос, правда это или нет. Конечно (по убеждению этого издания), никакие притязания на сверхестественную силу никогда не могут быть правдой, но это не может бтыть причиной отбрасывать религию полностью, как никто не будет пренебрегать Анной Карениной на основании того, что история эта была как-то придумана. Религии временами слишком интересны, мудры и утешающи, чтобы быть оставленными только верующим.

Для христиан это самые тёмные дни. Память катастрофической ошибки почитается в пасхальные дни. Крайне мрачная история: он был мягкий, щедрый, искренний и мудрый. Он был близок со своей матерью и дружил с бедными и одинокими. Он верил в любовь и прощение. Он понимал страдание и хотел сделать мир лучше. И всё закончилось унижением, предательством и невыносимой болью. Один из его лучших друзей предал его. Его преследовали по сфабрикованным обвинениям. Его окружение его бросило. Глумилась толпа.

Хонтхорст

В жизни ничего не может быть хуже
Иисус из Назарета был прибит гвоздями к кресту и оставлен умирать. Судьба преступников и отверженных постигла его. (Достаточно долгое время) всем было всё равно.

Сурбаран

Кто знает, как оно там было на самом деле. Но суть действительно не в этом. Правдивость этой истории — фактор незначительный. Понятно, что он не был “сыном Бога”, но у этой истори тем не менее сохраняется достаточно силы, чтобы научить современный мир паре важных вещей. Иисус — символический персонаж, характерное человеческое существо. Никто не таков как он всё время. Но большинство из нас в какой-то момент такие как он. История его страдания — стратегически преувеличенная версия бед, чаще встречающихся в человеческом существовании. Происходят ужасные вещи. Ставят раковые диагнозы. Разводы потрясают семьи. Банкротятся фирмы. Бедствия случаются из-за незначительных ошибок. Родители умирают до того, как дети разберутся, что они могли для них значить.

Практика регулярного созерцание истории распятия делает самые болезненные сценарии более знакомыми и более нормальными. В условия контракта жизни вписаны несколько периодов испытаний и страданий.

Поражение, как говорится в современном индивидуалистическом мифе, может быть объяснено только личной слабостью или глупостью. Тех, кто пал, бессердечно называют лузерами. Нас расценивают как заслуживших свою судьбу. История распятия, на этом беспощадном фоне, выглядит как картина мира, в которой больше принятия и прощения.

Дух христианства настоял на том, чтобы сделать центральной фигурой не идеализированное всемогущее божество, а “простого” человека, личность подверженную любым возможным унижениям — и в то же время настоять на его статусе: одновременно царя царей и обычного лузера. Это был действительно революционный ход с глубоко утешающим посылом в своей сути.

Что является признаком хорошей жизни? Кого следует считать успешным? Пасха предлагает поразительный и полезный ответ: успех это не очевидный мировой триумф, это скорее о развитии способности использовать собственные страдания, как путь к состраданию к другим.

Есть вторая сторона пасхальной истории. Распятие ужасающе, но катастрофа становится возможностью для продвижения прощения, а не мести.

Босх

Прости их, они не ведают что творят
На изображении выше римская стража и жестокая толпа делают что-то ужасное. Но Иисус не пытается отчаянно ответить. И это не потому, что он слаб. Это потому, что у него есть необычная идея о том, почему в людских сердцах что-то не так.
Среди последних слов, которые предназначено было сказать Иисусу перед тем, как он умер, была молитва:”Прости их, они не ведают, что творят.” В основе чего совершенно очаровательное предполжение, что жестокость это симптом нехватки любви и понимания, а не окончательное свойство кого бы то ни было. Люди, которые испытвают радость от причинения боли другому, скорее сами травматизированы, чем бесчеловечны. Они не полностью управляют собой. Глумящийся человек из толпы сам жертва коршмаров прошлого, заслуживающий скорее сожаления, если мы его найдём в своём средце, чем ярости.


© Getty

Способ практиковать в смутные времена
Хорошее общество понимает, что мы не можем выработать способ жить без посторонней помощи. Нам нужны ролевые модели, показывающие нам как можно обращаться с болью и отвечать на оскорбление и предательство, и эти фигуры общество помещает перед нами для утешения и назидания. Христианская история Пасхи — образцовая педагогическая сказка. Возможно, нам стоит меньше беспокоиться о том, насколько эта история “правдива” или нет. Гораздо важнее — помогает она или нет.

отсюда

2 Comments

Антон Маторин Я основатель и ведущий тренинга Испытание Реальностью, коуч и консультант в области стресс-менеджмента и сопровождения личных изменений. Имею большой опыт ведения тренингов и консультирования в области отношений и гендерной психологии, от обучения пикапу до парного семейного консультирования. Исследую и применяю в работе традиционные духовные практики и современные методы интегральной психологии.