Архив по тегам: эволюция

Не всё просветление одинаково полезно

странное

Читаю в сети рекламу семинаров одного просветлённого мастера. Просветлённого здесь употребляю без кавычек, сам его не видел, но вообще говоря ничего такого в просветлении нет, медитируйте и домедитируетесь. Просветлённых и святых террористов и убийц мы знали во все времена, в том числе в наши. А тут помельче косяк, чем насилие, поножовщина и похищение людей.)

Так вот, в рекламе пишут: “Мы не говорим о политике, экономике и решении жизненных ситуаций. Только о том, что действительно важно: “пробуждение”, “просветление”, “преображение”.

Хрен с ними с политикой и экономикой, это может быть неплохой мерой безопасности, чтобы на ритрите слушатели не подрались. Я как-то участвовал в смешанной русско-украинской трансформационной группе под Киевом на майских праздниках в 2014. Полезное правило было точно. Но о жизненных ситуациях-то точно можно вполне себе разговаривать, по моему опыту практик, и различные технологии практик к ним применять.

А тут у людей отбирают какие-то намерения не только мир в целом менять, это отдельный большой тренд и я о нём ещё напишу, наверное, но и своё собственное существование осмыслять и что-то с ним делать. Но можно и не осмыслять и вообще сливать это самое существование и то, зачем мы здесь. Получается совсем как в одной известной притче про ложное учение. В лучшем случае, если внутренних духовных сил у ученика в такой школе хватает, или свой Анаами Баба у него найдётся. А в худшем?

8 Comments

1492+-1

Ещё одна книжка прочлась на прошлой неделе. 1491: Новые Открытия О Доколумбовой Америке. Она, оказывается, не то чтобы сильно новая, 2005 год. У автора уже есть продолжение, судя по всему не менее прикольное, “1493: Uncovering the New World Columbus Created”. Увидел в каком-то списке вроде “главные интеллектуальные книжки 21 столетия” или что-то в этом роде, уже не помню. Почему-то из всего списка в первую очередь отозвалась именно “1491”.
Автор книги, Чарльз Манн, один из самых интересных журналистов, пишущих про науку сейчас в мире, один из редакторов Wired и Science, публиковавшийся также в Fortune, The New York Times, Vanity Fair и в The Washington Post.
Что мне понравилось. Во-первых сама манера изложения, когда есть ощущение, что передо мной сидит много знающий собеседник и именно мне рассказывает интересную историю, которая сильно его самого глубоко трогает. Во-вторых все факты приводятся с фамилиями учёных, которые их выясняли и названиями университетов, где они трудились в тот момент. В общем идеальный набор данных для фактчекинга и углубления знаний.
Ладно, к сути, короче, вся история Америки, которой нас учили (и до сих пор учат детей примерно по всему миру) в школе — результат нескольких ошибок. Несколько деталей как всё было на самом деле. Новый Свет был не совсем новым, первая цивилизация c городами была там за 3000 лет до нашей эры (в Евразии в это время были только шумеры, Египет только планировался-начинался). В мезоамериканской математике ноль появился не позже, чем у индусов, которые его как бы изобрели. Колесо у индейцев было, использовалось в детских игрушках, по серьёзному им некого было запрягать, потому что возможные предки лошадей на континенте кончились до того, как люди поняли, зачем они на самом деле нужны были. Календари, также придуманные в до нашей эры, оказались достаточно точными, чтобы пугать всех тут у нас в 2012).

Теночтитлан 1520

Перепрыгну сразу ближе к Колумбовой эпохе — столица Тройственного Союза (который у нас упорно называют просто Ацтеками) Теночтитлан была для своего времени достаточно крупным городом. Скорее всего примерно с Париж того времени. Точно больше любого города, который могу видеть в жизни тот самый Фернандо Кортес, и гораздо чище.) Человеческие жертвоприношения там, конечно, были. Но не надо забывать про популярность публичных казней в Европе в тот же период. В общем парни были вполне себе в тренде, а в проценте убитых таким образом людей ко всему населению ещё и поскромнее того времени в Англии, например. Инки построили огромную (опять же среди других на тот момент в истории, вокруг 15 века, чуть ли не самую большую) вертикально интегрированную империю, Сталин с Путиным очень бы так хотели, но у них не получается.) Свидетельства Франциско Де Орельана, который писал об “Эльдорадо” на Амазонке, долгое время считались фантазией и фальсификацией, сейчас понятно, что вдоль Амазонки жил десяток-другой миллионов людей, да, это больше, чем в настоящее время. Во время вымирания коренного американского населения от “евразийских” болезней в 16 веке погибло более 90% “индейцев”, это 20% населения Земли того времении. Амазонская сельва и “дикие” леса Северной Америки — антропогенный ландшафт, много веков населённый и поддерживавшийся и “одичавший” где-то к 17-18 веку, когда внезапно кончились местные жители. По этой же причине, возможно, случился малый ледниковый период, вымершие индейцы перестали сжигать всё, что сжигали, и снизился выброс парниковых газов. Ну и наконец Билль о правах, Конституция Соединённых Штатов и современные идеалы свободы и равенства случились именно благодаря общественному устройству общества и жизни Ходеносони, больше известных в мире как ирокезы.

В общем было интересно, и мы только сейчас начинаем немножко понимать, что же случилось 500 лет назад и, соответственно, лучше понимать, что происходит сейчас, и “1491” и “1493” в этом смысле хорошо помогают.

9 Comments

Integral vs. everybody

Отличная оптимистическая цитата из Интегральной Медитации Уилбера.

Если вы врубаетесь в интегральный уровень развития в этот момент истории, то в этой ситуации есть “хорошие и плохие новости”. Интегральный уровень, помните, это передний край эволюции. По нашим оценкам меньше 5% населения земли относится сейчас ко второму, игнтегральному ярусу, и это означает, что 95% находятся на уровнях первого яруса. И это значит, что 95% мировой популяции активно анти-интегральные, посвятившие себя тому, чтобы интегральный подход не работал, не развивался, не принимался. Каждый кто на первом ярусе думает, что его правда и ценности это единственные настоящие существующие правда и ценности, и только эти сумасшедшие интегральные думают, что для них есть какая-то глубина и значение в смыслах всех других уровней. И если вы интегральный, то это значит, что подавляющее большинство населения Земли против вас.

И дальше по поводу поиска “своих” Уилбер отмечает:

Не беспокойтесь, если вы найдёте чем-то отличающиеся подходы к интегральности, некоторые из которых окажутся воинственными и агрессивными. Люди будут оставаться людьми, а интегральности не чуждо ничто человеческое. Не дайте этому себя оттолкнуть, прислушивайтесь к разным подходам, и придерживайтесь тех из них, которые для вас имеют больше смысла. Если интегральность не двигается вперёд, в общем и целом, это потому что вы не двигаетесь вперёд. И это относится к нам ко всем.

Leave a comment

Рациональность тревожности

Тревожность это не заболевание, не слабость ума, и не ошибка, для которой мы всегда должны искать медицинское решение. Это очень, по большей части, резонный и чуткий отклик на общие странность, ужас, неопределённость и опасность существования.

Тревожность — наше фундаментальное состояние по хорошо обоснованым причинам: потому что мы очень физически уязвимые существа, сложная сеть хрупких органов выжидающих время для того, чтобы подвести нас в момент, который они сами для этого выберут. Потому что у нас недостаточно информации для принятия самых важных жизненных решений. Потому что в современных обществах, где зависть и беспокойная суета существуют как данность, мы можем воображать значительно больше, чем мы имеем. Потому что мы потомки очень беспокойных существ, собратья которых были растоптаны и разорваны дикими животными, и мы всё ещё носим это в своих костях, эти ужасы саванн, даже если живём в тишине загородного посёлка. Потому что наш карьерный рост и и наши финансы это какая-то игра внутри очень конкретных, полных соперничества, разрушительных и случайных движений неудержимой капиталистической машины. Потому что мы основываем наши самоуважение и чувство комфорта на любви других людей, которых мы не можем контролировать, и нужды и надежды которых никогда не совпадут точно с нашими.

Это всё не значит, что нет лучших и худших способов с этим состоянием обходиться. Первое и самое важное это принятие. Нет необходимости, и это самое главное, беспокоиться по поводу беспокойства. Медитация с этим помогает, так же, как и философия. Настроение не значит, что мы неправильно живём, до тех пор пока мы живы. Также стоит быть осторожным в достижении целей, которые по идее должны избавить нас от тревог. Мы можем всеми силами их добиваться, но должны быть ещё причины для этого, кроме фантазии о покое, ну и чуть меньше усилий и чуть больше скептицизма. Мы будем также тревожны, когда у нас будут дом, любовь и деньги.

Одиночество это то, от чего нам следует всеми силами избавляться. Мы совершенно точно не одни с такой проблемой. Каждый более тревожен, чем склонен нам признаться. Страдают даже магнаты и глубоко влюблённые пары.

Мы коллективно облажались в признании себе насколько мы в панике. Мы должны научиться смеяться по поводу нашей чрезмерной тревожности — смех это сильное выражение облегчения, когда агония, когда-то бывшая личной, получает хорошо проработанную формулировку в виде шутки. Мы вынуждены страдать сами по себе. Но мы, по крайней мере, можем самым добрым образом протягивать руки наших близким, также пытаемым, расколотым, и также поверх этого всего тревожным. “Я понимаю…”

Тревожность достойна большего признания: это не признак дегенерации. Это же настоящий шедевр инсайта: обоснованное выражение нашего таинственного участия в беспорядочном и неопределённом мире.

Ален де Боттон

Leave a comment

Рудольф Штайнер и феминизм

Упорнее всего родовая оценка держится там, где дело идёт о поле человека. Почти всегда мужчина видит в женщине, а женщина в мужчине слишком много присущего общему характеру другого пола и слишком мало индивидуального. В практической жизни мужчинам это вредит меньше, чем женщинам. Социальное положение женщины чаще всего потому бывает таким недостойным, что во многих случаях, где оно должно бы было быть обусловлено индивидуальными особенностями отдельной женщины, оно обусловливается общими представлениями, составленными о её естественной задаче и потребностях. Участие мужчины в жизни сообразуется с его индивидуальными способностями и склонностями; участие же женщины почему-то должно быть обусловлено исключительно тем обстоятельством, что она именно женщина. Женщина обязана быть рабой родового, общеженского. Пока мужчины спорят о том, годится ли женщина или не годится “по ее естественному предрасположению” к тому или другому призванию, до тех пор так называемый женский вопрос не сможет выйти из своей самой элементарной стадии. Чего может хотеть женщина по своей природе – решение этого вопроса следует предоставить самой женщине. Если верно, что женщины годятся только к тому роду деятельности, который им сейчас предоставлен, тогда они едва ли сами по себе достигнут чего-либо другого. Но им самим должно быть предоставлено решать, что свойственно их природе. Если кто-то опасается потрясения наших социальных устоев оттого, что женщины будут рассматриваться не как члены рода, а как индивидуальности, то ему нужно возразить, что социальные условия, при которых половина человечества ведёт недостойное человека существование, чрезвычайно нуждаются в улучшении.

Р. Штайнер, Философия Свободы, 1894 г.

Leave a comment

А вы думаете?

мышление

Если я думаю , что мысли это слова, то я не умею думать. Мысль — это системный процесс, который можно воспринимать, как динамическое объёмное переживание. Его можно ощущать, видеть, слышать, чувствовать вкус. Оно может быть различной степени живости, различной продолжительности во времени, разной материальной проявленности во внешнем мире. Если каждое сформулированное слово не поддерживается такой структурой, которую можно ощущать и видеть, то я говорю неправду, говорю вещи не соответствующие моей собственной действительности.

Leave a comment

Как не стать конспирологом [перевод]

Мы живём в эпоху заговоров. Везде обнаруживаются скрытые зловещие мотивы. Никто не свободен от подозрений, независимо от репутации. В это может быть вовлечена любое учреждение, даже самое почтенное. Чтобы не говорилось публично, скорее всего что-то более ужасное происходит скрытно. Принимать всё на веру — верное средство дойти до разочарования от наивности. Никогда не было более соблазнительного момента удариться в конспирологию.

Но настоящий выбор не между наивностью и теориями заговора. Задача найти путь к часто неуловимой третьей опции: разумному скептицизму. Как разумный скептик так и конспиролог начинают из одной той же точки: с осознания, что вещи не то, чем они кажутся, и то, что является общепризнанным, может быть очевидной ложью. Само по себе это не признак бреда или безумия. Это основа величайших открытий и озарений человека. Верхом безумия было до 1473 года утверждать, что Земля вращается вокруг солнца. Не менее странно было бы отстаивать в 50х годах прошлого века, что английская разведка находится под контролем людей, работающих на СССР. Гипотезы могут быть совершенно необычайные, очень непопулярные, и всё равно верные.

Что же отличает разумного скептика от конспиролога? Не то, что у него есть какие-то странные гипотезы, а то, что потом с гипотезами делают. Вот основные ключевые различия:

Доказательство
Разумный скептик знает, что гипотеза не может быть бесконечно неизменной без доказательств. Они могут какое-то время испытываться, но в какой-то момент или от них надо великодушно и безропотно отказаться или они должны быть поддержаны конкретным доказательством.

Бремя доказательства
Разумные скептики понимают, что тяжесть доказательства гипотезы должна ложиться на них, как тех, кто бросает вызов status quo, а не тех, кто поддерживает устоявшуюся идеологию. Они принимают, что это их долг показать, что привидения действительно существуют, а не ответственность всех остальных доказать, что их нет.

Смелость отбросить гипотезу
Отстаивать спорные гипотезы — своеобразное эмоциональное удовольствие. Мы чувствуем себя сильнее и значительнее чем все те, кто слепо доверяет установившемуся порядку. Они, эти идиоты, могут думать, что ракеты летали на Луну, мы знаем, что всё это было снято в городской студии. У нас не такая значительная работа и не такой большой дом, но, в отличие от самодовольных профессоров, мы знаем, что действительно случилось с Гитлером после войны. Разумный скептик конечно знает, как было бы хорошо оказаться правым, но знает и унижение и печаль оказаться неправым. Конечно, это было бы очень приятно эмоционально, открыть секрет атомной энергии, или что богатый старик оказался сексуальным извращенцем, или что изменение климата оказалось мистификацией. Но он также достаточно мудр, чтобы не дать своим желаниям быть сильнее упорных и неуступчивых утверждений реальности.

Обычное доверие
Конспиролог везде видит скелетов в шкафу; их позиция по умолчанию, что все лжецы и всё прикрытие. Они так бояться оказаться жертвой обмана, что не могут позволить себе ни проблеска доверия. Со своей стороны разумный скептик исходит из того, что миру в целом можно доверять и изначальной благожелательности. Они имеют дерзость судить о вещах по тому какие они есть, уверенные в силе изменить свои взгляды, даже очень быстро, в гораздо более тяжелую сторону, если факты этого требуют. Они внутренне достаточно сильны, чтобы верить в то, что незнакомцы правдивы и добродетельны.
Теории заговора никогда не были проблемой интеллекта. Это эмоциональная рана, которая превозмогает более высокие структуры интеллекта, и поэтому обращаться с ней надо не бомбардировкой фактами, а утешением, добротой и любовью, потому что именно здесь проблема всегда и начинается.

Выбор, который перед нами стоит — не выбор между наивностью и конспирологией. В понимании хрупкости наших душ у нас есть вариант пройти наши опасные времена с благоразумной смесью доверия и сомнения.

Источник.

Leave a comment

Мозг — не компьютер

мозг-компьютер
Прекрасная статья о том, что мозг не компьютер.

Перевод на русский есть здесь.

Ложная логика IP-метафоры (Information Processing) достаточно проста в формулировке. Она основывается на ложном аргументе с двумя разумными предположениями и единственным ложным выводом. Разумное предположение № 1: все компьютеры способны вести себя разумно. Разумное предположение № 2: все компьютеры есть информационные процессоры. Ложный вывод: все объекты, способные на разумную деятельность, являются информационными процессорами.

Если отбросить формальную терминологию, идея того, что люди являются информационными процессорами лишь потому, что компьютеры являются таковыми, звучит глупо, а когда однажды IP-метафора в конце концов изживет себя, когда от нее окончательно откажутся, она почти наверняка будет рассматриваться историками в качестве такой же глупости, как сейчас рассматриваются высказывания о гидравлической или механической природе человека.

Вообще это во-первых камень в огород трансгуманистов, которые говорят, что они оцифруют сознание и выгрузят нас в Сеть. И тут дело не в объёмах и сложности сети, а в том, что мы даже близко не представляем, что мозг считает информацией и как он её кодирует. Теоретически сознание после выгрузки может остаться даже сознанием. Только точно каким-то совсем другим.
Как говорила Татьяна Черниговская, если мозг и компьютер, то мы даже не знаем, какая там система счисления.
Во-вторых будьте очень осторожны с теми, кто применяет компьютерные метафоры к объяснениям того, что у нас в голове происходит. Технически они не правы.)

PS: это совсем не значит, что strong ai невозможен. ещё как возможен. только это будет другой интеллект.

8 Comments

Антон Маторин Я основатель и ведущий тренинга Испытание Реальностью, коуч и консультант в области стресс-менеджмента и сопровождения личных изменений. Имею большой опыт ведения тренингов и консультирования в области отношений и гендерной психологии, от обучения пикапу до парного семейного консультирования. Исследую и применяю в работе традиционные духовные практики и современные методы интегральной психологии.