Архив по тегам: психотехнологии

Мышление в глубине

В соотношение такого аспекта мышления, как сознательного словесного выражения переживаемого смысла, и всякой практики осознанности, духовности и глубинных переживаний есть один интересный стереотип.

Почти все, от бледных от неправильного веганства ведических красавиц со взором горящим до профессоров психиатрии (русских профессоров психиатрии, я-то разных видел, к счастью своему) и философов-консультантов с воландовскими замашками, говорят о невыразимости этих самых глубинных структур. О том, что слова там бессмысленны и ложны. Что там происходит то, что абсолютно точно нельзя выразить. Я уверен, что если вы хоть когда-то пытались о чём-то таком поговорить (да и практиковать), то сталкивались с такой идеей и её сторонниками.

В школах, где я учился, от Алмазного Подхода до Антропософских практик подход совершенно противоположный.

Медитации-исследования, составляющие основную практику в школе Алмааса — это как раз мыслить и говорить исследуя собственные высшие состояния сознания и преграды и искажения в их переживании. В антропософской школе одно из регулярно повторяемых моим учителем выражений: “в этом месте можно думать”. Именно этот подход я применяю и реализую в своём проекте meditation.college.

С одной стороны можно на этом и закончить, но я не могу просто так сказать “моё кунг-фу лучше” не поглумившись над глубиной пропасти, нас разделяющей.)

Дело в том, что в обыденных состояниях сознания наше мышление стереотипно и оторвано от реальности. Мы повторяем шаблоны, которые где-то слышали, мыслим конструкциями, которые где-то усвоили, может мы как-то их комбинируем и искажаем, но это всё равно уже процесс, который базируется на другом тексте и других образах из опыта.

В высших состояниях сознания наше мышление имеет шанс освободиться. Почему имеет шанс, а не освобождается? Да потому что именно тут возникает свобода воли. Может ещё как-то и ещё где-то тоже проявляется, но здесь точно. Мы перестаём слышать этот самый фоновый мыслительный ландшафт, который воспринимаем всё время и принимаем за свой внутренний диалог. Это и есть так называемая остановка внутреннего диалога. Не то, чтобы совсем технически перестаём слышать, но перестаём воспринимать его как свой внутренний диалог, свои мысли, и можем воспринять, при надобности, откуда он берётся, через непосредственное восприятие пространства ощущений с вопросом “Кто это говорит?

И настоящее мышление начинается как раз потом, после этого прорыва через внутреннюю тишину и пустоту, после освобождения.

И тогда слова “в этом месте можно думать” поворачиваются такой стороной, что только в этом месте-то и можно.

Мои индонезийские друзья прибили такую табличку на дереве на пляже возле своего отеля.

Leave a comment

Поиск себя в практиках осознаности. Руководство для начинающих.

Продолжение стенограммы, которая начинается здесь. Эту информацию я в том или ином варианте всегда рассказываю в начале коучинга. Дошли руки до того, чтобы превратить это в текст. Подбор цветов на схеме абсолютно случаен.)

Когда мы, позволю себе так выразиться, в этот мир приходим, то у нас есть какая-то уникальная структура. Какая-нибудь такая, например, если абстрактно.

Социуму, миру, который формирует то, что вокруг нас происходит, мы такие вообще-то не очень нужны. Ему мы нужны какие-то более вот такие.

Про мир я немного узко, про “мир сей”, конечно же. Если мы исходим из государственно-бизнесовых историй, то мы нужны гораздо более конкретные. Естественно нас всякими способами пытаются формировать. И когда мы показываем какие-то качества, какие-то силы, какие-то способности, какие-то интересы, которые не совсем устраивают окружающих в процессе воспитания, социальной адаптации и образования, то с нами что-то делают, в результате чего эти области становятся для нас или недоступные, или болезненные, или стыдные. Причём в экзистенциальном смысле стыдные. У нас возникают барьеры к поведению и мышлению, барьеры к своему существованию, которые нам по-разному мешают.
Где-то они мешают нам понять, чего мы хотим. Где-то мешают совершить поступок, который нам надо совершить, сказать кому-то что-то или сделать. Где-то просто вызывают психозы, неврозы, панические атаки, страхи и непонимания. И технология работы в этом смысле на самом деле очень простая. Технология работы — это посмотреть на то, что мне мешает. Это посмотреть, поисследовать, почувствовать, прожить то состояние, то переживание, которое возникает в ситуации, где я не могу что-то решить, в ситуации, где я не могу сделать то, что я решил сделать, в ситуации, где мне по необъяснимым причинам как-то плохо, страшно и непонятно. В ситуации, где мне стыдно, больно, плохо и всё такое.

И если мы технически правильно, с использованием всего того, что есть в практиках осознанности, во внятных духовных традициях, в психотерапии и психологии тоже, исследуем то, что нас ограничивает, то у нас эти области прирастают, они присоединяются, мы как раз получаем доступ к кускам себя, которых до этого как-будто не было. И при этом естественно могут быть сложные наборы состояний, которые требуется исследовать-проработать, для того, чтобы себя почувствовать более целым и действительно тотально воспринимать то, что с нами происходит.

То что мы будем делать здесь, это мы будем говорить об абсолютно реальных задачах. Чтобы почувствовать какие внутренние ограничения стоят за той задачей, за той ситуацией, за той жизненной или бизнесовой проблемой, которую хочется решить.

Я сейчас очень галопом по европам, потому что мы будем дальше достаточно подробно в этом копаться, когда с каждым конкретным человеком будем работать, нас тут немного, времени точно на всех хватит, и в то же время каждая работа будет и групповым процессом тоже, живым, интерактивным.

Соответственно состояния нас ограничивающие, которые есть внутри, когда что-то идёт не так, у них есть ощущаемое телесное физическое осязательное представление.

Понятно, что там есть и эмоция и набор эмоций, которые за этим стоят, и убеждения и концепции, реальные события, глубинные внутренние конфликты мотивов, которые тоже можно чувствовать на довольно глубоком уровне, даже если с технической проработанностью всё нормально. И какие-то искажения, неточности в мышлении и восприятии, которые там могут возникать. Но в основном, конечно, критерием того, что работа идёт в каждый момент времени для каждого из участников будет ощущение, что вот что-то “не то” и вот это переживание про “не то”, связно с моей задачей. И дальше это переживание можно с разных сторон смотреть, с разных концов исследовать, как-то в нём находиться, как-то в нём себя осознавать.

PS: Когда я это говорил на семинаре, то почему-то упустил важнейший момент. Дело в том, что сначала в работе такого рода, какого мы делаем, отваливаются навязанные нам, неестественные нашей сущности, куски. Если сделать ещё один вариант картинки из нашей схемы, то вот эти:

Мы обычно сначала перестаём, что-то делать, что для нас лишнее, а потом уже начинаем делать то, что нам действительно хочется.

7 Comments

Вот оно всегда так…

двери

…чётко формулирую запрос и задачу, осознаю состояния, с ними связанные, прохожу в глубину со всем этим через проблемные контексты, иду со всем этим к сильному учителю, святому, или наставнику, или психиатру даже иногда, или к внутреннему какому-то источнику в духовном пространстве. Встаю перед ним в благоговении и открытости, жду решений, инструментов, и может быть диагнозов, а он мне и говорит:

— А ты что пришёл? Нормально всё у тебя. С любым так бывает, чувак. Садись, чаю попей, раз уж тут.

И по плечу похлопает иногда ещё.

Leave a comment

Ресурс, комфорт и создание смыслов

фрагмент стенограммы Бизнес-ритрита на Бали, кусок теоретической вводной почти в самом начале.

Вопрос Слушателя: вот внутри этого Я, там состояние ресурса, состояние силы и вообще Я настоящее. А там нет слабостей? Только сильная часть?

АМ: Это хороший вопрос, я там уже помечал себе и сейчас отвлекусь на этот момент потому что это хорошо. У нас есть несколько таких стереотипов, у меня они тоже есть и долго были в значительно большей степени, с которыми мы думаем об этой своей глубине.

Мы очень часто говорим штуки, которые не совсем корректно отражают то, что там произошло, то что там происходит. Например вот этот вопрос про силу и слабость.

Здесь действительно есть всё. Основной критерий того, что всё здесь нормально, это некая тотальность переживания бытия в каждый момент времени.

И действительно есть учения и теории и учителя, которые говорят, что если у нас есть вот эта самая тотальность переживания бытия, то нам в любом случае всегда должно быть хорошо. Что мы в состоянии тотальности переживания этой самой бытийности не можем быть слабыми, не можем быть неуверенными, не можем быть в каких-то состояниях, которые можно назвать «нересурсными». Естественно можем!

Какие бы мы не были высокодуховные и сильные во Вселенной может найтись кто-нибудь сильнее. Мир в любом случае больше, каким бы я всеобъемлющим и соединённым с этим миром себя не чувствовал и каким бы всеобъемлющим и соединённым с этим миром я бы реально не был. В любом случае во Вселенной есть что-то, докуда я ещё не дотянулся, какой бы я ни был проработанный и осознанный.

У нас просто до этого звучало например несколько моментов, например это слово очень хорошее про ресурс.
Потому что ресурс это по определению, нечто, что мы используем для каких-то других целей, не для самого того ресурса, и это нечто, что кончается. По определению. Какие есть примеры ресурсов не такие? Мне кажется нет. Всё, что мы называем ресурсом, всё конечное, и всё мы юзаем ради чего-то.

Я не уверен, что такое потребительское отношение к нашим глубинным структурам сознания приводит к чему-нибудь хорошему.

Ну то есть это я захожу в космос, который абсолютно бесконечный, абсолютно вечный, который я представляю скорее всего на какую-то очень малую часть, и думаю, что это ресурс, который я могу использовать. Такое довольно часто происходит во всяких тренингах, практиках, психологических, любых.

Насколько это идея здравая? Мне кажется не очень, мне кажется, называть это ресурсом не совсем то что нужно и относиться к этому как к ресурсу не совсем то, что нужно.

Вот мы будем об этом думать, будем с этим работать.

Второй момент, который прозвучал, тоже очень интересный, это про “создаём смыслы”, это тоже очень часто звучит, и у меня раньше звучало, пока меня Дима Пилипчук как-то не ткнул в эту историю.

Там где действительно уровень действительно глубоких смыслов, мы не очень-то можем что-то создать.

Мы можем что-то выразить, мы можем что-то оттранслировать, мы можем чему-то служить. И мы скорее находим те смыслы, которым мы хотим служить и которым нам кажется правильно служить и в этом уже как-то действуем.

А как только мне кажется, что я что-то создал сам, там как раз следует посмотреть в тут точку, где я это взял, где это появилось и как там это появилось. Возможно у нас тут возникнет прямо такой момент, где мы сделаем это исследование для кого-то по поводу момента создания смыслов. Если возникнет такая задача и действительно потребуется как-то понять, создаю я это всё, или кто там это всё создал. Или кто создал не это всё, а тот конкретный смысл, который я сейчас выражаю.

И это вполне себе осязаемые такие пространства и эти вопросы, которые я сейчас задал, они не риторические в каком смысле. Возможно на них не всегда можно дать понятный ответ в виде грамматически правильного предложения на русском языке, или на любом другом ходящем сейчас на Земле. Но там точно можно получить переживание, и точно что-то почувствовать, и точно что-то увидеть, и тогда вопрос про “я этот смысл создал” он начинает становаиться бессмысленным, как и “ресурс”, который тоже начинает становиться бессмысленным.

Там чуть-чуть по-другому происходит, если у вас вдруг возникает такая иллюзия, то смотрите, что же там происходит на самом деле.

И третий момент, который тоже прозвучал, и который я тоже пометил, и про который давайте я тоже скажу, раз уж мы начали об этом говорить. К этим моментам ещё что-то добавится, я сейчас просто все не помню социально принятые галлюцинации по этому поводу.

Третий момент это момент про комфорт, когда люди критерием того, что всё идёт правильно считают комфортные ощущения.

Это тоже немножко ошибка. На уровне рациональной банальной логики, комфорт это очень сильно про привычное. Комфорт это очень сильно то, в чём нам удобно, потому что у нас всегда так. Поэтому когда говорят, что из зоны комфорта нужно выходить, это по сути делать что-то, что мы не привыкли. Что немножко отличается от того, как мы живём и что мы делаем. И комфорт безусловно очень важен, вот прямо убивать можно за комфорт, если речь идёт например об обуви, или если речь идёт о матрасе, на котором вы спите, здесь комфорт это прямо вот да, критерий.

Когда речь идёт о жизненных решениях, когда речь идёт о бизнесовых решениях, когда речь идёт о каких-то глубинных переживаниях, то комфорт это просто не тот критерий на который стоит сильно ориентироваться, потому что комфорт нам много кто может предложить. А вот реализацию своего Я, своих каких-то корневых состояний и структур нам сильно меньше кто может предложить, чем комфорт.

Leave a comment

Психологический патриархат (перевод)

Я вижу психологический патриархат как следствие трёх процессов, которые можно представить в виде трёх расходящихся кругов.

Великое разделение. Ольга Сильверстайн, прославленный семейный психотерапевт, автор книги “Смелость вырастить хороших мужчин”, назвала этот первый круг “процесс уполовинивания”. В этом процессе мы берём все качества человеческого существа, проводим линию посередине, и объявляем все качества справа от линии мужскими, а все качества слева — женскими. Каждый знает, какие качества к какой стороне принадлежат. Быть логичным, сильным и компетентным — это, к примеру, справа, а быть питающим, эмоциональным и зависимым — слева.

Танец неуважения. Эти два разветвления, мужское и женское, в традиционном патриархате считаются неравными. “Мужские” качества возвышаются, “женские” обесцениваются. Что это нам говорит? Что основа отношения между мужским и женским — неуважение. Мужское держит женское за подчинённое, другими словами. Как отмечает психолог и социолог, феминистка Нэнси Чодороу, мужская идентичность определяется как не быть девочкой, не быть женщиной, не быть неженкой. Уязвимость рассматривается как слабость, как источник трудностей.

Если вы думаете, что этот танец унижения не касается лично вас, я предлагаю посмотреть на бюджет Трампа. Вот как про это пишет Эрин Глория Райан в The Daily Beast: “Бюджет Президента, как и всё, о чём он говорит, отыгран в его концепции превосходящей мужественности. Сокращения на образование, окружающую среду это сокращения на женские потребности и проблемы, на самом деле. Программы внеклассного образования и доставки горячей еды инвалидам, это программы про заботу. Образование (да и вся забота о детях) это сфера женщин. Эти искусства не для таких мужчин как Трамп.”

Внутренний сговор. Я убеждён, что одно из главных невидимых мотиваций человеческой психологии — непреодолимое влечение того, кто на женской стороне уравнения, защищать отвергнутую хрупкость того, кто на мужской. “Женское”, даже если с ним плохо обращаются, защищает “мужское”. И не важно, это ребёнок в отношении к абьюзивному родителю, жена по отношению к жестокому мужу, заложник, у которого вырабатывается зависимость от того, кто его захватил, церковь, которая защищает священников, совершающих насилие, рутинно защищаемые преступники разных мастей. Кто-то, кто не смеет говорить правду сильному. Каждый день в своих кабинетах мы видим традиционные межгендерные отношения, когда женщина чувствует более глубокую связь с уязвимым мальчиком внутри мужчины, чем он сам. Она думает, что он исцелится и всё будет в порядке, если только она сможет достаточно любить этого мальчика. Это классическая созависимость, психиатр Марта Старк называет её пленника “неустанно надеющимся”. Это часть, свойственная травме, когда жертва (“женское”) имеет тенденцию развивать повышенную эмпатию к преступнику (“мужскому”) и пониженную эмпатию к самим себе. Я называю это эмпатический разворот, и наша работа, как клинических терапевтов, разворачивать этот разворот и делать всё правильно, чтобы ответственным был виновный, а жертва получала сострадание, особенно самосострадание.

Источник: статья Terry Real’а в журнале Psychotherapy Networker

22 Comments

Алмаас про секс, тантру и просветление

Сила инстинктивных побуждений — ближайшая аналогия неостановимой силы включения сущностной глубины. Многие из нас стареют и могут забывать силу сексуального драйва, но некоторые ещё молоды и чувствуют эту энергию. Половой акт имеет определенные фазы. Когда вы в предварительных играх, то можете остановиться в любой момент. Если звонит телефон, вы можете остановиться и ответить. Но если предварительная игра переросла определённую степень, вы не можете остановиться. Вы должны дойти до завершения. Именно это чувство, что движение неостановимо, что оно взяло верх над вашим рациональным умом и произвольными действиями, что вы, если смотреть в терминах динамизма бытия, больше не контролируете что происходит и есть то, что я обозначаю сущностной активацией. Тогда сила просветления достигает той степени свободы, когда она включает в себя и жизнь и собственный импульс. И это неостановимо. И будет продолжать рваться в движении к пределам реальности.

Это не значит, что сила просветления всегда переживается с такими же интенсивностью и возбуждением, как сексуальная. Иногда мы интенсивно переживаем сущностную активацию как страсть к познанию и открытию, но в другое время она спокойная, тихая и беспечная. Но всё продолжает происходить, не важно, как это переживается в моменте. Реальность продолжает идти от одной реализации к другой без какого-то конца. Это значит, что сила просветления зреет и взрослеет.
И снова мы можем сравнить её с сексуальной силой. Когда мы подростки и находимся в начале своей сексуальной жизни, то стараемся добраться до завершения как можно скорее. В этом собственно всё дело — убедиться, что мы испытали оргазм. И как мы знаем, многие молодые люди доходят до финиша так быстро, что пропускают всю возможность более сознательного наслаждения. По мере взросления, развития и большего понимания о человеческих любви и взаимодействии, мы учимся не захватываться так во время занятия любовью. Мы наслаждаемся моментом и тем, что происходит и не ориентируемся не на какую цель. Мы не давим в сторону оргазма или завершения. Иногда это происходит неожиданно: мы играем и говорим, восторгаемся друг другом, трогаем друг друга, и случаются какие-то яркость и взрыв. И даже эта вспышка может быть очень отличной от ожидаемой, по мере того, как мы взрослеем, и всё может продолжаться далеко за пределы моментального сконцентрированного взрыва.

Это приводит нас к сексуальной тантре. Идея сексуальной тантры — не заботиться о завершении. Конец не имеет значения. Если вы просто наслаждаетесь взаимодействием и живостью в моменте, жизненное удовольствие является причиной различных состояний реализации. Это один из способов достижения реализации. В смысле нормальной сексуальной активности это может быть проявлено, как разные типы переживаний, разные виды оргазмов и кульминаций. Эти разные варианты возможны у мужчин так и у женщин. Если наша зрелость достаточна, мы можем найти множество форм реализации в сексуальном взаимодействии, где сила действует, но не идёт к достижению какой-то конкретной цели.

Из книги Алхимия Свободы.

Leave a comment

Mindfulness и наука, как дела сейчас

В журнале Perspectives on Psychological Science вышла статья на прошлой неделе (там есть ссылка на скачивание полной версии), где 15 выдающихся психологов и когнитивных учёных выражают опасения, что несмотря на популярность и предполагаемую пользу, научных данных о практиках осознанности удручающе мало. Многие исследования по медитации и осознанности плохо спроектированы, как из-за отсутствия чёткого понимания, что такое осознанность, так из-за частого отсутствия контрольной группы для оценки эффекта плацебо.

Статья цитирует обзор, опубликованный в 2015 в American Psychologist, что только 9 процентов исследований влияния практик майндфулнес были проверены в клинических исследованиях, включавших контрольную группу. Также там показывают, что многочисленные плацебо-контролируемые мета-анализы, заключающие, что практики майндфулнес часто дают слабые результаты. В 2014 было проанализировано 47 исследований, в которых суммарно участовало 3500 человек, и выяснилось, что нет никаких значимых улучшений в таких областях, как улучшение внимания, сокращение злоупотребления веществами, улучшение сна или контроль веса.

В то же время указывается, что существуют мета-исследования, которые подтверждают эффективность медитаций в работе с тревогой, депрессией и болью. Также, говоря об исследованиях, доказывающих снижение субъективного уровня стресса (но не уровня кортизола) и увеличения толщины префронтальной коры авторы статьи говорят, что методы были годные.

В общем много хайпа и мусора, точно есть что-то, что работает, и всё это имеет смысл на данный момент только в очень персональном режиме пользования. Не “”доктор сказал и должно помочь”, а “так, что у меня происходит”.

Leave a comment

Православие и New Age, несколько вопросов

Интересно, когда стал немного разбираться в представлениях о человеке и мире разных конфессий и подходов к осознанности, то начал замечать странное. Сейчас очень много сил, которые с разных сторон размешивают и ослабляют в ваших мозгах то, что может быть вашими Силой, Свободой и Любовью. Причём это хавают и в этом участвуют и священнослужители, и практики и учителя осознанности и деятели культуры. Вот пример, который я не могу истолковать иначе, как психотехнологическую духовную диверсию)
Посмотрите видео

Озвучено оно Вадимом Демчогом, опубликовано Игуменом Евмением Перистым, а нашёл я его в телеграм-канале у одного учителя осознанности и тоже христианского священника по совместительству.

Кажется на первый взгляд, что видео совершенно безобидное, но давайте, как полагается практикам и учителям осознанности, будем внимательней.

“Часто глядя в глаза ребёнку ты не видишь там и следа личности, а только светящуюся пустоту”.
Поехали с конца — светящаяся пустота, вот тут сразу развод и подмена. Или пустота, или светящаяся, одно из двух. Что вы там так упорно называете пустотой? И именно связь этого вот самого с человеком, которым этот ребёнок становится, учителя осознанности, священнослужители и деятели культуры отрицают. Почему? Кто их надоумил? В результате каких духовных поисков они могли бы к этому прийти? Что это говорит о них самих и об их внутреннем мире?

Дальше очень странная для христианских священников история про майю-иллюзию. Здесь я хочу спросить про иллюзорность жертвы Христа, например. Видно не мог он в здравом уме и твёрдой памяти влезть на Голгофу, когда бы она была реальна, так получается, Игумен Евмений?

Идея ума, как тюрьмы тоже прекрасна. Я думал раньше, что нужно быть каким-то специально тупым, чтобы так думать, но похоже некоторые умные тоже тяготятся. Почему?
Не отождествляться с мыслями, некоторыми, может даже с большинством — вполне себе да. Не отождествляться с умом? Эээ… парни, куда вы пытаетесь меня затащить?)

“Матрица ума заставляет нас действовать, потреблять, хватать” Снова — если у тебя действие это потребление и хватание, и ничего больше ты своим умом придумать не можешь, то ты кто?

“Мы принимаем патологическое мышление за нормальную жизнь” — но нормальная жизнь и есть патологическое мышление. Просто жизнь должна быть сильно другой по сравнению с той, которая считается сейчас подавляющим большинством людей (больше 95% на 2017 год) нормальной. И в этом действительно вызов для эволюции общества, сознания и человека.

“Тюрьма, которую мы называем Я” и дальше пурга про Эго — тоже довольно странный момент для христианского и вообще гуманистического пониманя духовности. Ἐγώ εἰμι ἡὁδὸς καὶ ἡἀλήθεια καὶ ἡ ζωή. Я (которое Ἐγώ) есмь путь и истина и жизнь. Или вы правда думаете, что под Я тут понимается “Я, Иисус Иосифович, 1-го года рождения, прописанный по адресу Иудея, Назарет и тд”?)

“Божественная суть была порабощена…” — божественную суть не очень можно поработить) Но можно такими уловками, особенно если их повторяют учителя осознанности, священнослужители и деятели культуры, заставить от неё отказаться. Ну или по крайней мере от её индивидуальной части. А что с ней потом происходит? С той частью от которой мы добровольно отказываемся?

В общем это, уважаемые священнослужители, учителя осознанности и деятели культуры, решите там, Божественная Суть или Пустота, Иллюзия или Мир подлежащий эволюции и изменению людьми. А то херня выходит, правда.

PS: со священником и учителем осознанности, в телеграм канале которого я увидел это видео, я имел приватный диалог по этому поводу. И он сказал, что “Ролик и правда такой немного ньюэйджерский, даже не не неоадвайтистский. Наверное надо было внимательнее прослушать, купился на Евмения и Демчога”.

К Вадиму тоже особенно вопросов нет. Артист, что в сценарии, то и озвучил. Хотя группы ведёт) Тут уже аккуратней надо смотреть, что транслируешь)

А вот к игумену вопросы прямо в полный рост. Отличает вообще или нет, что несёт)

PPS: если вам кажется, что вопросы заданные в тексте риторические, и на них не может и/или не должно быть внятного ответа — вы ничего не понимаете в осознанности и духовности) Ну или просто в них не верите, в этом случае имеете полное право, но зачем вы это тогда читаете?)

PPPS: пост с видео удалён Игуменом Евмением Перистым с фейсбука через несколько минут после появления ссылки на FB и VK.)

Здесь продолжение диалога. Возможно завершение)

9 Comments

Не всё просветление одинаково полезно

странное

Читаю в сети рекламу семинаров одного просветлённого мастера. Просветлённого здесь употребляю без кавычек, сам его не видел, но вообще говоря ничего такого в просветлении нет, медитируйте и домедитируетесь. Просветлённых и святых террористов и убийц мы знали во все времена, в том числе в наши. А тут помельче косяк, чем насилие, поножовщина и похищение людей.)

Так вот, в рекламе пишут: “Мы не говорим о политике, экономике и решении жизненных ситуаций. Только о том, что действительно важно: “пробуждение”, “просветление”, “преображение”.

Хрен с ними с политикой и экономикой, это может быть неплохой мерой безопасности, чтобы на ритрите слушатели не подрались. Я как-то участвовал в смешанной русско-украинской трансформационной группе под Киевом на майских праздниках в 2014. Полезное правило было точно. Но о жизненных ситуациях-то точно можно вполне себе разговаривать, по моему опыту практик, и различные технологии практик к ним применять.

А тут у людей отбирают какие-то намерения не только мир в целом менять, это отдельный большой тренд и я о нём ещё напишу, наверное, но и своё собственное существование осмыслять и что-то с ним делать. Но можно и не осмыслять и вообще сливать это самое существование и то, зачем мы здесь. Получается совсем как в одной известной притче про ложное учение. В лучшем случае, если внутренних духовных сил у ученика в такой школе хватает, или свой Анаами Баба у него найдётся. А в худшем?

9 Comments

Про любовь и любовь к себе (перевод)

Одна из самых больших, хоть и немного странных, опасностей влюблённости в том, что происходит, когда нам начинают на наши чувства отвечать.

Дело в том, что мы влюбляемся, потому что мы хотим сбежать от себя в объятия человека, который кажется настолько прекрасным и совершенным, насколько мы себе кажемся испорченными, глупыми и посредственными. Но что, если такое существо в один прекрасный день замечает нас и начинает любить в ответ? Ничто не может дискредитировать его быстрее. Как может оно быть настолько божественным, как мы надеялись, если у него настолько дурной вкус, чтобы одобрить кого-то типа нас?

Получается, что определённая степень любви к себе совершенно необходима для хороших отношений; строится это годами, по большей части в детстве. Чтобы не реагировать по-идиотски на чувства, которые мы получаем от взрослых партнёров, нам требуется переживание достоинства любви. Без разумной дозы любви к самому себе любовь другого всегда будет отвратительной и ошибочной, и мы бессознательно и саморазрушительно её разочаруем и отвергнем. Просто нам кажется более нормальным и поэтому более комфортным, когда нас не любят или игнорируют, если это как раз то, что мы обычно получали.

Если мы не до конца убеждены в том, что нас можно любить, ответные чувства кажутся нам незаслуженной наградой за достижения, которых у нас нет. Те, кому не повезло влюбиться в типаж себя-не-любящих, должны подготовиться к обвинениям за всех лжецов и льстецов сразу.

Есть старая шутка Граучо Маркса о том, что он не удостоит присутствием тот клуб, который хочет видеть его своим членом. Мы смеёмся над “марксистской” позицией из-за абсурдного противоречия: как мы можем хотеть быть членом клуба и тут же переставать, как только это стало реальностью? Почему мы не можем быть просто счастливы от того, что получилось?

Ответ лежит в ненависти к себе; потому что многие из нас, которых принимают в важные и прекрасные клубы, не чувствуют, что внутренности нашей души достаточно подходят для этого. Мы удивляемся, как же нам продолжить дальше верить в этот клуб, или в то, что объект нашей любви на самом деле верит в нас.

Момент “марксистского” движения есть в каждых отношениях, когда становится понятно, что любовь будет взаимной; что мы не просто будем уважать кого-то издалека без надежды на взаимность. Как это разрешается, зависит от баланса между любовью к себе и ненавистью к себе. Если выигрывает ненависть к себе, то тот, кого полюбили в ответ, будет говорить, что тот, кого любили сначала (по той или иной причине) недостаточно для него хорош (из-за добродетели связываться со всякими нехорошими людьми).

Но если выигрывает любовь к себе, то оба партнёра могут принять, что когда им отвечают на чувства это не доказательство того, что объект любви низко пал, а то, что они действительно оказались достойны любви. Получается, что знание, как немного любить себя, это одна из самых добрых и романтичеких вещей, которую мы можем сделать для своих близких.

отсюда

Leave a comment

Антон Маторин Я основатель и ведущий тренинга Испытание Реальностью, коуч и консультант в области стресс-менеджмента и сопровождения личных изменений. Имею большой опыт ведения тренингов и консультирования в области отношений и гендерной психологии, от обучения пикапу до парного семейного консультирования. Исследую и применяю в работе традиционные духовные практики и современные методы интегральной психологии.