Архив по тегам: психотехнологии

Два видео про отношения и то, что у вас в голове

Верхнее видео (простите, но только английский, но там в красках)) о том, почему вы всё ещё встречаетесь с мудаками, девочки (и с суками, если мальчики).
А нижнее — что с этим делать, точнее, как начать что-то с этим делать (с переводом).

1 Comment

Когнитивная лингвистика и медитации

Безумно интересное, на мой вкус, интервью.
Джордж Лакофф, профессор когнитивной лингвистики, бывший учеником Хомского, который теперь ведёт затяжную “лингвистическую войну” (о ней тоже в интервью есть).
Там вообще много интересного, и труды его почитать надо будет. Вот, например, эта идея просто отличная.

Сейчас у нас есть доказательства того, что все в теле взаимосвязано: визуальное восприятие привязано к моторике, системе сенсоров, эмоциям. Это означает, что у нас всегда включен более чем один канал восприятия. Это и стало ключом к пониманию того, как работает концептуальная метафора. Метафора основана на телесности понимания: сама возможность существования метафоричности доказывает, что мы воспринимаем вещи посредством других вещей. Концептуальные метафоры основаны на «понятийных примитивах» (conceptual primitives), таких как движение, вращение, напряжение. Все основные идеи, которые к нам приходят, зависят от того, как функционируют и взаимодействуют с пространством наши тела. Мы обнаружили, что это и порождает концептуальные метафоры — да и вообще весь процесс мышления.

Сюда же складывается вся суть медитаций, когды мы суждения и отношения и переживания декомпозируем до прямого переживания простраства примитивов, о которых говорит Лакофф. То есть медитации в нормальных современных подходах к духовной практике — корректный reverse engineering сознания. И поэтому имеют смысл.)

Продолжу говорить об этом на своих вебинарах на “Проекте 42”.)

1 Comment

Мифы про медитации и как с ними жить дальше

Последнее время растёт популярность практики медитаций, особенно медитаций с буддистскими корнями. Все достаточно безобидно выглядит, но во-первых это очень своеобразно взаимодействует с умом светского человека у которого нет религиозного воспитания (а внутри систем медитаций тоже не особенно с религиозным воспитанием). Во-вторых научные исследования, обосновывающие пользу медитаций очень сильно притянуты за уши. В-третьих эффекты, которые приводят отдельные практикующие, настоятельно рекомендуя такие практики, скорее определяются их психотипом и структурой личности, по большей части врождённой, чем общим эффектом от практик (ага, я о себе сейчас тоже).

интеграция

1. Медитации не имеют отрицательных или неблагоприятных последствий.
Ещё как имеют. Ну сами подумайте, когда мы взволнованы или встревожены, то естественная реакция для нас — двигаться или как-то начинать суетиться. Совершенно не должно удивлять, что если мы просто сидим не отвлекаясь, то могут приходить самые разные эмоции и переживания. В том числе те, которые ну никак нельзя назвать приятными.
Есть даже исследования, что у медитирующих повышался уровень кортизола (“гормон стресса”), не смотря на то, что они говорили, что субъективно стресс уменьшился. Ну и куча информации, что для людей в депрессии и переживших тяжёлые психотравмы, медитации — не самый приятный вид спорта).

2. Медитация всем полезна.
Что русскому хорошо, то немцу смерть. Это если коротко. В разных обстоятельствах медитации очень по-разному работают. Людей, попавших после таких процессов в психушку и вышедших из окна и полезших в петлю более чем достаточно, чтобы было заранее сильно непонятно, как именно оно будет. Есть системная позиция, конечно, что “чтобы стало хорошо, сначала должно стать плохо”. Но насколько плохо и доживёте ли вы до этого “хорошо” — никто не знает.

3. Если все будут медитировать — мир будет лучшим местом.
Это обычный религиозный миф, что “если все будут делать наши ритуалы и практики мир станет лучше”. Нормальных научных доказательств того, что как-то растёт уровень сострадания от медитаций больше, чем от чтения Толстого и Достоевского, например — нет. Ну и как провести такие исследования — вообще технически не очень понятно).

4. Если вы хотите личностного роста — медитации также или более эффективны, чем терапия.
Медитация, как и психотерапия, повышает осознанность о своих эмоциях, мотивах, отношениях с другими людьми, но работа с терапевтом даёт гораздо больше толчков к развитию этой осознанности, которых сам медитирующий просто в себе не найдёт. Хотя есть школы объединяющие эти подходы, но там тоже непонятно, может только терапевтические методы и работают).

5. Медитации дают уникальное состояние сознания, которое может быть измерено научными методами.
Измерить что-то можно, но во-первых эти состояния не уникальны, они вообще-то бывают у людей. Во-вторых от разных подходов и методов разные эффекты. И в общем-то не очень понятно, что там за эффекты, если мы начинаем углубляться в детали. Про ту же самую нейропластичность от медитаций не всё однозначно, если начинать копать (попробуйте взять даже хорошую статью на эту тему и обсудить её с действующим нейорхирургом). Ну и как сделать “плацебо-медитацию”, раз уж мы тут о науке)?

6. Можно практиковать медитацию без религиозных или духовных уклонов.
Разумеется, можно начать практиковать медитацию без религиозных интересов. Но медитация приводит, похоже, к тому что мы становимся более духовными. Ну и есть, так сказать, светские школы медитаций, только они все имеют какие-то технологии из духовных традиций в своей основе, поэтому с чистотой “светскости” большой вопрос.

Что же делать?
Перестать заморачиваться по поводу научности медитаций. В науке о мозге не было ещё не то что Эйнштейна, а даже и Ньютона с Галилеем.
Если уж заниматься собой, то заниматься более интегрально — к медитациям добавьте физкультуру, психотерапию, работу с ментором, когнитивные и творческие практики.
Ну и ещё два момента для тех, кто действительно глубоко ныряет в духовные практики:
— найдите себе духовника из легитимной религиозной традиции, наиболее вам близкой. но из официально признанной религизной структуры нормальной религии, не шамана, не вудуиста и не фиолетового ламу с непонятной историй тайных посвящений, и не саньясина Ошо, видевшего его несколько раз во сне издалека.
— приготовьтесь к тому, что сценария жизни “также как сейчас, но получше” для вас не существует. интересно — будет. лучше по конкретным параметрам — никто не знает.) Но меня, например, в целом такой вариант устраивает).

Вдохновил The Guardian

Leave a comment

О высших состояниях сознания (перевод)

Духовно озабоченные люди часто используют термин “высшие состояния сознания”, чтобы описать важное, но сложно достигаемые состояния ума.

Мудрецы Индии, христианские монахи и буддистские аскеты говорят о достижении моментов “высших состояний сознания” через медитации, пение мантр, посты, паломничество.

К сожалению, мирских людей сильно раздражает тот способ, которым люди из духовности обсуждают их высшие состояния сознания . Это всё звучит как-то туманно-сопливо-наивно, короче — раздражающе. Что в самом деле эти гуру имеют в виду?

Так как врождённого влечения к таинственному и невыразимому мы не имеем, то вполне понимаем такое раздражение. Тем не менее кажется, что идея высших состояний сознания очень интересная и, по существу, не имеющая отношения к эзотерике, и может быть объяснена просто, в строгих рациональных и мирских терминах.

Вот как мы это видим: как человеческие существа, мы проводим большую часть своей жизни в “нижних” состояниях сознания. В них мы в принципе озабочены самими собой, нашим выживанием и нашим собственным успехом в его конкретном определении.

Обычная жизнь вознаграждает практическую неинтроспективную самооправдывающую точку зрения, и это всё признаки “нижних” состояний сознания. Нейрофизиологи говорят, что у нас есть “нижняя” часть нашего мозга, которая называется мозгом рептилии. И говорят, что под его влиянием мы защищаемся, когда нас бьют, обвиняем других, подавляем любые побочные неуместные непосредственно вопросы, плохо мыслим ассоциативно и придерживаемся лестного образа того, кто мы есть и куда двигаемся.

Но тем не менее, в те редкие моменты, когда к нам нет угроз и требований, например рано утром и или поздно ночью, когда мы не захвачены страстями и наше тело расслабленно, у нас есть привилегия доступа к “высшему разуму”, который нейрофизиологи называют неокортекс. Место, где находятся воображение, эмпатия и беспристрастные суждения. Наше собственное эго отпускает нас, и, сбросив привычные оправдания и хрупкую гордыню, мы восходим к менее тенденциозной и более вселенской перспективе.

В таких состояниях разум продвигается за границы чётких личных интересов и захваченностей. Мы начинаем более образно думать про других людей.

Вместо критики и нападения, у нас есть свобода предстваить их поведение, как приводимое в движение от их собственных примитивных разумов, которые они обычно не могут нам объяснить. Эти дурной нрав или порочность теперь видятся симптомами боли, а не злого умысла.

Как удивительна эта постепенная эволюция к развитию способностей объяснять действия других их страданием, скорее чем просто указывать, как они задевают нас. Мы воспринимаем, что подходящий ответ человечесву — не страх, цинизм или агрессия, но всегда, когда мы можем позволить себе это — любовь.

В такие моменты мир показывает себя совершенно другим. Местом страдания, направленных вникуда усилий, людей жаждущих, чтобы их услышали, нападающих на других, но также местом отзывчивости и стремлений, красоты и трогательной ранимости. Подходящая реакция — вселенская симпатия и доброта.

Собственная жизнь ощущается менее драгоценной, можно спокойно представить, что тебя больше нет. Личные интересы отодвигаются и можно представить себя растворяющемся среди прочих преходящих природных явлений и вещей: деревьев, дымов, мотыльков, облаков или волн, разбивающихся о берег. С этой точки зрения статус — ничто, имущество не имеет значения, жалобы теряют свою важность. Люди могут быть изумлены трансформацией и обнаруженными великодушием и эмпатией, если столкнутся с нами в таком состоянии.

Состояния высшего сознания, конечно, длятся отчаянно недолго. И мы ни в коем случае не должны стремиться сделать их постоянными, потому что они не подходят ко многим практическим задачам, которые нам всем необходимо выполнять. Но нам следует их использовать, когда они возникают, и собирать там инсайты тогда, когда они нам наиболее всего нужны.

Высшие состояния сознания — огромный триумф над примитивным разумом, который не может увидеть все эти возможности. В идеале, нам стоит быть более чуткими к преимуществам этого высшего разума и стремиться сделать этот опыт океана нашего сознания менее случайным и менее бессмысленно таинственным.

22 Comments

как вставать рано утром: руководство для бунтарей и анархистов


Совершенно ужасная статья на adme про раннее вставание. В общем настроенное на то, что у вас, если вы будете вставать раньше на пару часов, будет на пару часов больше, чтобы отжимать у этого мира то, что вы у него отжимаете и на пару часов больше времени делать себя тем, кем вы в этом мире хотите выглядеть. И то и другое довольно сомнительные мотивации. Это что значит, что когда вас начинает отпускать матрица, рано вставать не надо и можно спать до обеда?
На самом деле, конечно, нет. Дисциплина — необходимая вещь, особенно в непростые времена (а у кого сейчас простые времена?)). Вопрос только в том, что вас двигает. И если аргументация “иметь больше рабочих часов в неделю” и “подражать успешным людям” для вас уже кажутся странными, то возможно, что мысли и советы из этой заметки покажутся вам полезными. Ну или нет.)
Самое главное в раннем пробуждении на следующем этаже эволюции, это не заставлять себя. Не использовать жесткость к себе и будильники, а наоборот, запустить процесс по естественному его руслу, как это нам самим удобно. Дело в том, что если быть к себе немного повнимательнее, то часа за 3-4 до полуночи (кстати, астрономическая полночь в Москве сейчас, например, в 0.30) нам начинает хотеться спать. Разумеется не так, что не можем с этим борться, но раз в полтора примерно часа накатывает волна где-то минут на 20, что “если сейчас лягу, то усну”. Эту волну стоит отслеживать и использовать. Периодичность этой волны можно изучить для себя, ставя себе будильники типа Sleep Cycle и разглядываю потом графики того, как вы потом ночью ворочаетесь.
Если вы легли в одну из таких волн до полуночи, то вы автоматически проснётесь сами между 4 и 6 часами утра. Здесь будет второе искушение — это перевернуться на другой бок и спать дальше.) Это можно сделать, но тогда вы встанете 10-11 с тяжёлой ватной головой и в непонятном состоянии, которому и большая чашка крепкого кофе-то уже не очень поможет.
В этом методе может быть несколько подводных камней.
даже если ложитесь рано — всё равно спите по 10-14 часов? возможно накопившаяся усталость и Вам просто действительно нужно несколько дней поспать как следуте. Опять же помогают всякие бани, массажи, детоксы.
не чувствуете волн засыпания вечером? забитая чувствительность, поменяйте диету и режим употребления алкоголя или наркотиков, например, на более лёгкий). Займитесь всякой йогой, медитацией и тайцзи просто хотя бы для развития чувствительности, бани и массажи туда же.
не знаю, что ещё, спрашивайте?)

Дальше очень важный пункт про утро. Не пытайтесь сразу заставить себя делать что-то нужное. “Досмотрите” сны. Не в смысле записей и толкований. Не вырывайте себя из состояний, которые были до пробуждения. Дайте им время “довариться”. Забейте на содержание сновидений, в целом. Образы довольно бессмысленная штука.) Точнее, их смысл вегда уж очень поверхностный.
Не идите сразу бегать, делать силовые упражнения, не пейте сразу сильно стимулирующие напитки, как кофе, или крепкие тонизирующие чаи.
Дело в том, что прислушавшись к себе по ощущениям, когда надо лечь спать и когда надо проснуться, вы активировали связь с самыми глубокими структурами своей психики, из духовных, миссийных и атманических (выберите наименее чуждый вам термин) уровней. Они плохо осознаются интеллектом, если познаются вообще. Но они вполне себе работают через биологическую обратную связь, через энергию, эмоции, радость, стремления. Время после сна, его стоит уделить тому, чтобы энергия из этой глубины сама приехала в “дневного” вас. Здесь работают медитация, фрирайтинг, нехардкорная йога, нежёсткий цигун, прогулки… Не работают бег, силовая тренировка и стимуляторы, контрастный душ, чтение новостных лент (это всё можно, и может даже нужно, но через несколько часов после пробуждения).
И уже из тех осознаний и движений души, которые случатся с вами в результате такой практики раннего пробуждения и вставания — вы живёте дальше. И да, это очень альтернативный путь тому, что нам навязывает социальный мейнстрим. И да, это очень не для всех.
Вы станете вдвойне асоциальным типом, во-первых потому, что ложитесь раньше всех остальных, во-вторых потому, что живёте с совсем другими состояниями. Но это будут ваши настоящие состояния. Попробуйте с ними хотя бы познакомиться. Может и с предназначением понятней станет.)

14 Comments

Как…


— Как ты это делаешь?
— Вообще ничего не делаю. Это твоё, это было в тебе всегда. как неотъемлемая часть. Я просто даю этому случиться, состояться, стать проявленным из непроявленного. Но я это не делаю, даже если кажется, что это знакомые какие-то определённые приёмы и движения, то работают всё равно не они. Я просто как будто прикасаюсь к чему-то и освобождаю место внутри, именно в ощущениях, делаю больше места у себя внутри и тогда этому тому, к чему прикасаюсь в тебе, хватает места случиться. Но вообще, как я уже сказал — это не я, это ты.

Leave a comment

Про безумие и очарование влюблённостей (перевод)


© Garry Winogrand

Вас познакомили с кем-то на конференции. Этот кто-то хорошо выглядит и вы поговорили о теме докладчика. Но ритм речи и изгиб шеи этого кого-то совершенно непреодолимо ошеломляет. Или например вы сели в вагон и по диагонали напротив вас кто-то, от кого вы не можете отвести взгляд все километры пути в погружающиеся в вечер пригороды. Вы однозначно реагируете только на их внешность. Вы замечаете, что этот кто-то заложил пальцем книгу (Ближневосточная Кухня), что у кого-то обкусан ноготь, что у кого-то кожаный ремешок на левом запястье и что кто-то быстро посмотрел прищурившись на схему возле дверей. И этого достаточно, чтобы вас убедить. В другой день, выходя из супермаркета среди толпы вы ловите взглядом чьё-то лицо не больше чем на 8 секунд, и вот уже вы снова так же, чувствуете эту ошеломляющую уверенность и, следовательно, сладковатую горечь грусти исчезновения неизвестного (или неизвестной) в толпе. Влюблённости: с некоторыми людьми они случаются часто и со всеми время от времени. Аэропорты, поезда, улицы, конференции,– динамика современной жизни непрерывно бросает нас в мимолётные контакты с незнакомцами, из которых мы выбираем не просто интересных, но и тех, кто играет важную роль в нашей жизни. Это явление — влюблённость, является основой современного понимания любви. Это может выглядеть случайностью, фарсом, комичным эпизодом. Это может выглядеть малой планетой в созвездии любви. На самом деле это секретное солнце, вокруг которого вращаются наши представления о романтической любви.


© Lee Friedlander

Романтическая философия предстаёт во влюблённости в чистом и совершенном виде: взрывоопасная смесь ограниченного знания, внешних препятствий к дальнейшим открытиям и безграничной надежды.

Влюблённость показывает, как мы готовы разрешить деталям создать целую картину. Мы готовы по изгибу чьей-то брови предположить о личности. Мы принимаем то, как человек переносит вес на одну ногу когда стоит и разговаривает с коллегами за признак остроумия и независимости мышления. Или то, как склоняет голову, кажется доказательством скромности и чувствительности. Или как по нескольким намёкам вы предполагаете годы счастья, поддержанные глубокой внутренней симпатией. Они полностью поймут вашу любовь к матери, даже если вы с ней не очень ладите; поймут, что вы трудолюбивы, даже если вы выглядите рассеянным; что вам больно, но вы не злой. Те черты вашего характера, которые смущают и запутывают других, получат наконец родственную душу, мудрую, умиротворяющую и интересную одновременно.


© Rex/Everett Collection

Ответ жизни
Когда из небольших, но крепко застревающих в памяти деталей, создаём целую личность, мы делаем с нашим внутренним представлением другого человека то же, что наши глаза естественным образом делают с наброском лица.

Мы не видим, на рисунке кто-то, у кого нет ноздрей, восемь прядей волос и нет ресниц.

Мы заполняем пропущенные части, даже не замечая этого. Наш мозг заряжен брать маленькие визуальные подсказки и конструировать целые фигуры из них, и мы делаем то же самое, когда речь идёт о характере. Мы заядлые мастера предположений гораздо в большей степени, чем себя таковыми считаем. Мы эволюционировали чтобы быть готовыми делать быстрые решения про других людей (верить или не верить, сражаться или принимать, делиться или отказывать) на основании очень ограниченных данных — того, как кто-то на нас смотрит, как стоит, как вздрагивают чьи-то губы, как незаметно двигается плечо. И мы применяем этот роковой, хотя гениальный, талант к ситуациям любви также, как к ситуациям опасности.

Циничный голос в голове хочет объявить, что те восторженные представления, полученные на конференции или в поезде, на улице или в супермаркете просто иллюзорны. Что мы просто проецируем на ни в чём не виноватого незнакомца полностью воображаемую идею личности. Но это слишком решительно. Мы можем оказаться и правы. Сдержанная поза действительно может быть у человека склонного к скептицизму. А качающий головой действительно может быть необычно благосклонен к слабостям других. Ошибка влюблённости более тонкая, она лежит в самом переходе от различения действительных черт характера к безрассудно наивному романтическому заключению: другой человек через проход в поезде или через тротуар от нас представляет собой окончательный ответ на все наши внутренние потребности.


© Joel Meyerowitz

Встроенная во влюблённость ошибка заключается в игнорировании факта про людей в целом, не относительно того или иного примера, а как вида существ в целом: с каждым что-то основательно не так, если полностью узнать человека, настолько не так, что бесконечный восторг запущенный механизмом влечения рано или поздно будет просто высмеян.

Как вообще можно быть в этом уверенным? Дело в том, что жизненные события деформируют природу любого из нас. Никто из нас не прошёл через это невредимым. Есть много пугающих факторов: смерть, утрата, зависимость, покинутость, крах, унижение, подчинение. Мы все, абсолютно все, отчаянно хрупки и плохо приспособленны к вызовам к целостности своего разума: нам не хватает отваги, подготовки, уверенности, ума. У нас нет правильных ролевых моделей, нас (совершенно точно) неидеально воспитывали и растили, мы скорее ссоримся, чем объясняем, мы скорее ворчим, чем учим, мы раздражаемся вместо того, чтобы анализировать причины своего беспокойства, у нас ненадёжное чувство безопасности, мы не можем понимать достаточно хорошо ни себя, ни других, мы не тянемся инстинктивно к правде и страдаем смертельной слабостью к лестным отказам. Нет никаких шансов, что в таких опасных жизненных обстоятельствах появится кто-то совершенный. Наши страхи и слабости отыгрываются на нас тысячей разных способов, могут сделать нас агрессивными или защищающимися, напыщенными или заикающимися, прилипчивыми или избегающими — точно лишь известно, что они сделают всех нас далёкими от совершенства и, временами, очень тяжёлыми для жизни рядом.

Нам не нужно кого-то знать для того, чтобы знать это про них. Естественно, особенные недостатки (разумеется, очень раздражающие) конкрентного человека неочевидны и могут быть скрыты в течение долгого времени. Если мы сталкиваемся с другим человеком в ограниченном диапазоне ситуаций (поездка в электричке вместо того, чтобы посмотреть, как они пристраивают маленького ребёнка в сидение в автомобиле или вместо того, чтобы 87 минут ходить за покупками вместе с их пожилым отцом) мы можем, даже долгое время (особенно если мы оставлены одни, чтобы наш энтузиазм превратился в одержимость, потому что они не перезванивают нам или ведут себя независимо), иметь удовольствие верить, что мы встретили ангела.


© Mondadori/Getty

Конечно, зрелая личность не думает, что “тут нет ничего хорошего”, скорее “Подлинно хорошие вещи неминуемо идут вместе с действительно ужасными”.

Зрелость не означает, что мы отказываемся от влюблённости. Мы только определённо отказываемся от нахождения романтического идеала, на чём держалось западное понимание отношений и брака последние 250 лет. Что существует совершенное существо, которое разрешит все наши нужды и удовлетворит нашу тоску. Нам надо переключиться с романтического взгляда, на Трагическую Осознанность Любви, которая утверждает, что каждый человек гарантировано доставит нам беспокойство, фрустрацию, вызовет гнев, взбесит и разочарует нас, и мы (без всякого злого умысла) сделаем тоже самое. Нашим пустоте и некомпетентности нет границ. В жизненом сценарии эта истина отлита в граните. И выбор, на ком жениться или за кого выходить замуж — просто выбор, какому именно конкретному страданию мы хотим себя принести в жертву, а не возможность чудесного избавления от горестей.

Мы должны наслаждаться нашими влюблённостями. Влюблённость учит нас качествам, которые мы уважаем и которые нам нужно больше в нашей жизни. В глазах того человека в поезде действительно привлекательный дух саморефлексии. Человек промелькнувший возле прилавка с фруктами — действительно обещает быть мягким отличным родителем. Но главное, что их характеры также точно разрушат нашу жизнь в чём-то важном, как и мы жизнь тех, кого мы любим.

Этот язвительный взгляд на влюблённости не для того, чтобы ввергнуть нас в уныние, скорее ослабить излишнее давление воображаемых ожиданий, которое наша романтическая культура накладывает на долгосрочные отношения. Невозможность какого-то конкретного партнёра быть Идеальным Другим — не аргумент против, и это надо всегда понимать. Это ни в коем случае не знак, что отношения должны развалиться или должны быть улучшены. Без всяких проклятий нам всем придётся в конце концов оказаться с фигурой из наших кошмаров: “не тем человеком”.

Романтический пессимизм просто принимает как данность, что нельзя у одного человека требовать быть всем для другого. Если эта правда принимается, мы можем поискать способы нежно и ласково, как только возможно, приспособить себя к неудобной реальности жизни с другим падшим созданием, например, не чувствовать, что мы должны проводить всё наше время вместе, быть готовым к разочарованиям в сексуальной жизни, не настаивать на полной прозрачности и честности, быть готовым бесить и злиться, быть уверенным, что нам позволено сохранить яркую независимую социальную жизнь и выработать чёткий отказ от неожиданных желаний сбегать с незнакомцами из поездов… Зрелое понимание безумия влюблённости превращается в лучшее и, возможно, единственное решение напряжения долгой любви.

Оригинал и источник

6 Comments

Съездил в Берлин

Как-то всё с Берлином сложилось. Такая нормальная советская детская мечта, оказаться на 9 мая там. Оказался, причём на 70-летие победы. Сразу семинар Хамида Али про свободу, целостность и единство. В общем всё как я люблю).

Я в нормальной континентальной Европе оказался первый раз надолго. То есть я бывал до этого в Прибалтике и на Канарах, но это всё немного другое). Да, в этом году ещё полдня погулял по Барселоне между самолётами. Но это полдня.
Берлин какой-то очень понятный и удобный город сразу. Мог бы там жить, наверное. Разнообразие социальных сред, свобода, толерантность и доброжелательность. История и креатив. В общем хорошо).
На 9 мая пошёл вечером после практик в музей Топография Террора. Отчётливое понимание, что пока у нас также не будет, в смысле понимания и памяти, будет всё также, в смысле бардака в головах и государстве. Мы с немцами вообще очень похожи. Вопрос только, обязательно ли доводить дело до унижения всем миром, или обойдёмся.

Ритрит превзошёл ожидания. Хамид и Кэрен Джонсон, которая с ним ведёт, мощные. Группа была 300 человек. Из 23 стран, даже Австралия и Бразилия. Русских не заметил). Народ в основном совершенно не эзотерический, нормальные люди, живущие нормальную жизнь, которые занимаются так или иначе своей духовностью. Взрослые. Я ощущал себя где-то по нижней возрастной границе. В основном 40+ до вполне почтенного возраста. Посмотрел, что можно вести семинары по такой теме совершенно на большую разную по уровню аудиторию, и так, что это не было похоже на секту.)

Примерно наметил не то, чтобы план, но что-то похожее на ближайшие лет 30 в духовных практиках. Инсайты описывать бесполезно. Но разрешённый конфликт между свободой как отдельностью и независимостью и свободой как безграничностью прикольно пережит в чувственном опыте.)

Leave a comment

Антон Маторин Я основатель и ведущий тренинга Испытание Реальностью, коуч и консультант в области стресс-менеджмента и сопровождения личных изменений. Имею большой опыт ведения тренингов и консультирования в области отношений и гендерной психологии, от обучения пикапу до парного семейного консультирования. Исследую и применяю в работе традиционные духовные практики и современные методы интегральной психологии.