Архив по тегам: отношения

Будда Гаутама, буддизм вообще и куртизанки

Начнём с куртизанки. Между проституткой и гетерой нельзя поставить знак равенства. Проститутка – это женщина, которая за деньги спит с любым человеком, приятен он ей или нет. Гетера – это, скорее, содержанка. Она имеет одного или нескольких постоянных любовников, которых выбирает сама, так же, как сама и расстаётся с ними. Она получает от них деньги, но взамен дарит им любовь. Любовь, а не только удовольствия. Именно поэтому гетеры были очень зажиточными женщинами. Настолько, что Амбапали была способна пригласить на обед целую монашескую сангху, что в основном делали только цари.
И здесь обратите внимание на то, что Будда принял приглашение. Будда был человеком высочайшей святости, и едва ли стал бы принимать приглашение человека, которого считал бы порочным. Ведь это общение могло бы повредить сангхе. Он был сострадателен, а не толерантен. Значит, Он не считал гетеру Амбапали дурным человеком.
Если мы задумаемся над образом жизни гетеры, мы поймём, что это именно и есть образ жизни большинства современных женщин Запада. Судите сами: гетера сама выбирает своих мужчин. Иногда нескольких: то, что для современной женщины считается в порядке вещей. Сама оставляет их. Живёт самостоятельной жизнью. Общается, с кем она хочет. Итак, буддизм принимает образ жизни современных женщин Запада, хотя и считает его для женщин не самым лучшим, ведь всё-таки никто не сравнивает Амбапали с тётей Будды. Буддизм оправдывает этот образ жизни, с важной оговоркой: иногда эти женщины должны совершать значительные и бескорыстные поступки. Например, приглашать сангху на обед. Или жертвовать крупную сумму денег на детей, больных раком. Такое поведение будет буддийским.

Европа Глазами Снежного Льва (pdf, 1.6 MB)
Кхенпо Кьосанг Ринпоче (wiki)

Вся книга сильная и не в куртизанках там дело. Местами хочется спорить от болезненности той правды, которую излагает Кхенпо Кьосанг Ринпоче в своём взгляде на западную культуру. Но если добраться хотя бы до середины, то понятно, что позиция и точка зрения очень цельные.

2 Comments

И ещё о браке

На этот раз я цитирую подзамочный пост одного своего товарища. Авторство и ссылка на оригинал не указывается по его просьбе. Но мне кажется, очень интересный взгляд на брак и семью с историческо-эволюционной точки зрения.

В Россию недавно приезжал Ирвин Ялом (тот самый) и я его не видел, но знакомый рассказал вот какую историю. Для Ялома, оказывается, очень важной, возможно даже самой главной ценностью в жизни является брак. Не семья, а именно брак. Отношения в паре. Остальные отношения — с детьми, с родителями… это все отдельно. И мне показалось, что это интересное различение, на которое редко кто обращает внимание. Действительно, семья — это принципиально другое образование. В чем принципиальная разница? В сложности. Каждый новый член семейного уравнения увеличивает сложность в геометрической прогрессии (это я прикидываю, но если кто посчитает, мне будет интересно).
Двести нет назад это не имело значения, потому что люди были более одинаковые, чем сейчас. Если на простом уровне, без цифр: у моих прабабушек-прадедушек в деревне пол-деревни носили одну и ту же фамилию. Там жили одинаковые люди. Генетически похожи. Далеко за пределы деревни не ездили, у всех одни условия жизни. Опыт одинаковый. Соответственно, и характер похож. Все предсказуемы, хотят примерно одного и того же, ценности одинаковые. Сейчас характер у людей сильно разнообразился. Все перемешались генетически и географически, все выросли в разных условиях, да что там, в разные эпохи! Раньше эпоха-то была по большому счету одна. Сейчас у всех разный опыт. Разные убеждения, ценности. Разный характер.
Задача синхронизации такого количества людей превращается в Очень Сложную Задачу. Да и зачем?! Раньше семья была реально нужна. Они против нас, мы ощерились штыками и защищаем территорию. Если что происходит, мы генетически близкие люди, должны поддерживать друг друга. Сейчас ситуация другая. В большинстве жизненных ситуаций намного вероятнее ожидать помощи от партнера, друзей, коллег или просто от тотальных незнакомцев. Я видел где-то недавно исследование: американцы превращаются в общество добрых самаритян. Незанятые незнакомцы более вероятно были готовы помочь, чем занятые в данный момент знакомые.
Конечно, если сейчас случится какой-то большой кризис или там Эбола, это все опять вернется. Но может и не случится, вопрос вероятности. Семья — это огромный тяжелый парашют, который мы всю жизнь с собой таскаем. В какой-то момент, когда самолеты перестанут падать слишком часто, мы выкинем его окончательно.

1 Comment

Почему мы вступаем в брак с неправильными людьми (перевод)

Любой, с кем мы можем пожениться, естественно, будет для нас не совсем подходящим. Будет мудро быть тут приемлимо пессимистичными. Совершенство невозможно. Несчастье как постоянная величина. И тем не менее, иногда мы видим пары с таким базовым, таким разительным несоответствием; такой глубокой несовместимостью, что можем заключить, что есть что-то большее за обычными разочарованиями и напряжениями длительных отношений: некоторые люди просто не должны быть вместе.

Как случаются такие ошибки? Так легко и регулярно, что ужас. Получается, что вступить в брак с неправильным человеком — одна из самых лёгких и самых дорогих ошибок, которую любой из нас может совершить (и она кладёт огромное бремя на государство, работодателей и следующее поколение), это выходит за любые рамки, это почти на грани криминала, что проблема умного брака не является предметом внимания на национальном и личном уровне, как безопасность движения или курения. И это ещё печальнее потому что по правде, причины почему люди делают неправильные выборы легко выделяются и совершенно неудивительны в своей основе. Из можно разбить на следующие основные категории.

Первое: мы не понимаем себя

Когда мы вначале ищем партнёра, то требования, которые мы выдвигаем, окрашены прекрасной неспецифичной сентиментальной неопределённостью: мы скажем, что мы действительно хотим найти кого-то, кто “добрый” или “с кем весело”, кто “привлекательный” или “склонный к приключениям”…
Не то, чтобы это плохие желания, они просто даже близко не достаточны для понимания, что мы конкретно хотим для того, чтобы у нас был шанс быть счастливыми или, точнее, не постоянно несчастными.
Все мы по особенному сумасшедшие. Мы определённо невротичны, неуравновешены и незрелы, но не знаем деталей, потому что никто никогда слишком не воодушевлял нас на их поиск. Таким образом срочная, основная задача любого возлюбленного — справиться со специфическими нюансами собственного безумия. Он или она должны стать соответствующими собственным неврозам. Они должны понять, откуда это пошло, что их такими сделало, и, что важнее всего, какие люди их провоцируют или успокаивают. Хорошее партнёрство — это не между двумя здоровыми людьми (таких на планете и нет особенно), оно между двумя слабоумными, которые умеют или которым повезло найти не угрожающее сознанию согласование между двумя относительными безумиями.
Сама идея, что мы, может быть, не очень сложные как люди должна быть тревожным сигналом для любого перспективного партнёра. Вопрос только в какой области будут лежать проблемы: возможно у нас скрытая тенденция приходить в ярость, когда кто-то с нами не согласен, или мы можем расслабиться только если работаем, или мы какие-то непростые по поводу близости после секса, или у нас никогда не получалось хорошо объяснять, почему мы беспокоимся. Это те проблемы, которые через десятилетя создают катастрофы, про которые поэтому нам надо знать заранее, чтобы искать людей, которые оптимальны по строению для того, чтобы их выдержать. Стандартный вопрос на любом раннем свидании должен быть очень простым: “И в чём ты сумашедшая (или сумасшедший)?”

Проблема в том, что до знания наших собственных неврозов не так уж просто добраться. Это может занять годы и потребовать ситуаций, в которых мы никогда не были. До брака мы редко вовлекаемся в такую динамику, которая правильно держит зеркало для наших расстройств. Когда менее серьёзные отношения угрожают раскрыть сложные стороны нашей природы, мы склонны обвинять партнёра — и говорим, что всё кончено. Что до наших друзей — они предсказуемо не так сильно о нас заботятся, чтобы иметь какой-то мотив исследовать настоящих нас. Они просто хотят хорошо провести вечер. Таким образом мы приходим к тому, что мы слепы к слабым сторонам наших характеров. Сами по себе, когда мы в ярости, то мы не кричим, если некому слушать — и поэтому упускаем из виду нашу настоящую, отчаянную силу ярости. Или мы работаем всё время не задумываясь, пока никто не зовёт нас домой на ужин, — как мы маниакально используем работу для получения чувства контроля над жизнью — и какой ад мы можем устроить любому, кто попробует нас остановить. Ночью всё, что мы чувствуем, это желание сладко обнять кого-то, но мы не имеем возможности встретиться со своей избегающей близости стороной, которая может сделать нас холодными и чуждыми, даже если мы чувствуем, что глубоко преданы кому-то. Одна из самых больших привилегий быть одному — лестная иллюзия считать себя спокойным и уживчивым.
С таким плохим уровнем понимания нашего характера нет ничего удивительного в том, что мы никак не можем знать, кого нам надо искать.
Второе: мы не понимаем других людей
Эта проблема осложняется тем, что другие люди находятся на таком же низком уровне знания себя, как и мы. Какими бы благонамеренными они бы не были, они тоже не могут понять, не говоря уже о том, чтобы сказать нам, что с ними не так.
Естественно мы бросаем пробные камни в попытке их узнать. Мы едем и посещаем их семьи, иногда места где они учились в детстве, мы смотрим на фотографии, мы встречаемся с их друзьями. Всё это составляет чувство, что мы подготовились. Но это примерно как начинающий пилот предположил бы, что может летать, после того, как запустил в комнате бумажный самолётик.

В более мудром обществе будущие партнёры будут проводить друг друга через детальные психологические тестирования и отправляться на долгие оценки командами психологов. К 2100 это больше не будет звучать, как шутка. Тайной будет, почему человечество так долго к этому шло.
Нам надо знать внутреннее функционирование психики человека, с которым мы хотим пожениться. Нам надо знать их отношение и позицию по поводу власти, унижения, самоанализа, сексуальной близости, проекций, денег, детей, старения, верности и сотен вещей кроме этого. Это знание не может быть получено в обычном разговоре.
В отсутствии всего этого мы больше всего управляемся тем, как они выглядят. Кажется, что так много информации может быть собрано в том, какие у них глаза, нос, форма лба, распределение морщин, улыбке… Но это как думать о том, что фотография атомной станции снаружи может нам рассказать всё, что мы должны знать о расщеплении атома.
Мы “проецируем” ряд совершенств на любимых на основании очень скромных улик. В представлении целой личности из небольших, но запоминающихся деталей мы делаем с внутренним характером человека то же, что наше зрение делает с наброском лица.

Мы не видим на этой картинке кого-то без ноздрей, с восемью прядками волос и без ресниц. Мы заполняем пропущенные части, не замечая, как мы это делаем. Наш мозг обучен брать небольшие визуальные подсказки и конструировать из них целые фигуры, и мы делаем тоже самое, когда дело касается характера нашего будущего супруга. Мы дорого платим за то, что, гораздо более чем предполагаем, являемся художниками очень хорошо дорабатывающими реальность.
Уровень знаний который нам необходимо обработать для брака выше, чем наше общество готово поддерживать, распознавать и согласовывать — поэтому наши социальные практики вокруг семьи глубоко не верны.
Третье: мы не привыкли быть счастливыми
Мы верим, что ищем в любви счастья, но это не так просто. На самом деле мы ищем того, что знакомо — что может усложнить любые планы на счастье, которые мы имеем.
Мы воссоздаём во взрослых отношениях что-то из чувств, которые мы узнали в детстве. Мы были детьми, когда впервые узнали и поняли, что значит любовь. Но, к несчастью, уроки которые мы получили могут быть не такими простыми. Любовь, которую мы узнали как дети, может быть сплетена с другой, менее приятной динамикой: быть контролируемым, чувствовать унижение, быть брошеным, не общаться, короче страдать.
Будучи взрослыми, мы отказываем некоторым здоровым кандидатам, на которых наталкиваемся, не потому, что они неправильные, а потому что они слишком уравновешены (слишком зрелые, слишком понимающие, слишком надёжные), и эта правильность выглядит незнакомой и чуждой, даже тягостной. Вместо этого мы устремляемся к тем кандидатам, к которым тянется наше бессознательное, не потому, что они сделают нам приятно, а потому что они будут фрустрировать нас знакомым способом.
Мы вступаем в брак с неправильными людьми потому что правильные выглядят не такими — незаслуженно; потому что мы не имеем опыта здоровья, потому что полностью быть любимыми не ассоциируется у нас с чувством удовлетворённости.
Четвёртое: быть одному так ужасно
Если оставаться одному невыносимо, то никто не может быть в правильном состоянии сознания для рационального выбора партнёра. Мы должны быть абсолютно спокойны с перспективой многолетнего одиночества, если хотим иметь шанс сформировать хорошие отношения. Или мы больше любим не быть одиноким, чем мы любим партнёра который подошёл бы нам таким, какие мы есть.
К несчастью, общество, после определённого возраста, делает одиночество опасно неприятным. Социальная жизнь вянет, пары чувствуют угрозу в независимости одиночек, чтобы слишком часто их приглашать, человек чувствует себя уродом идя один в кино. Секс также сложно получить. При всех новых гаджетах и предполагаемых свободах современности может быть очень сложно оказаться с кем-то в постели, и ожидание делать это регулярно после 30 связано с разочарованием.

Гораздо лучше перестроить общество по принципу университета или общежития — с общественным питанием, общими удобствами, постоянными вечеринками и сексуальным смешением… В этом случае любой кто решит жениться будет уверен, что делает это из соображений преимуществ парности, а не избегания негативной стороны одиночества.
Когда секс вообще был доступен только в браке, люди поняли, что это ведёт к женитьбе по неправильным причинам: чтобы получить что-то, что было искуственно ограниченно в обществе как таковом. Люди свободны делать лучший выбор о том, с кем вступать в брак сейчас, когда они не просто отчаялись в желании секса.
Но в других областях дефицит остаётся. Когда общение в компании доступно только для пар, то люди будут составлять их чтобы просто избавить себя от одиночества. Время освободить “общение-компаньонство” от оков парности, сделать его таким же доступным, каким хотели сделать секс борцы за его свободу.
Пятое: Большой престиж инстинктов

В старинные времена брак был рациональным делом; всё было в соединении вашего куска земли с их. Это было холодно, безжалостно и не связано с счастьем главных действующих лиц. Мы всё ещё этим травматизированы.
Мы заменили брак по причине браком по инстинкту, романтическим браком. Это диктует, что единственным путём к браку должно быть чувство человека по поводу другого. Если кто-то чувствует, что “любит” — этого достаточно. Больше никаких вопросов. Чувство отпраздновало триумф. Другие только аплодируют его появлению, уважая, как можно уважать схождения божественного духа. Родители может быть и в ужасе, но и они должны предполагать, что истину знает только пара. У нас последние триста лет коллективная реакция на тысячи лет беспощаднго вмешательства основанного на предрассудках, снобизме и недостатке воображения.

Прежний “брак по расчёту” был настолько педантичным и предусмотрительным, что одним из качеств брака из чувств видится, что человек не должен уж очень думать, почему он женится. Анализ решения чувствуется “не-романтичным”. Расписать таблицы за и против кажется абсурдным и холодным. Самая романтичная вещь, которую можно сделать — сделать предложение быстро и внезапно, возможно в течение одной или нескольких недель, в спешке энтузиазма — без какого-то шанса сделать ужасные “размышления”, которые гарантировали печаль людям тысячи лет до того. Безрассудство сценария является таким же знаком, что с браком всё будет в порядке в точности потому, что старый тип “безопасности” был опасностью для счастья.

Шестое: мы не ходим в Школы Любви

Настало время для третьего типа брака. Брака по психологии. Такой при котором женятся не ради земли, и не только из-за “чувства”, но только когда “чувство” прошло правильную проверку под эгидой зрелой осознанности психологии себя и другого.
В настоящее время мы женимся без всякой информации. Мы почти не читаем книги на специальные темы, не проводим более чем небольшое время с детьми, не допрашиваем строго другие женатые пары или не говорим искренне с разведёнными. Мы идём в это без какого-то внутреннего понимания причин, почему брак распадается, кроме того, что предполагаем глупость или недостаток воображения участников.
В эпоху брака по расчёту рассматривались следующие критерии:
– кто их родители
– сколько у них земли
– насколько они культурно близки.
В романтическую эпоху смотрели на следующие знаки, показывающие, что всё правильно
– не могут прекратить думать о возлюбленном
– испытывают сексуальную страсть
– нравятся друг другу
– могут долго общаться.
Нам нужен новый набор критериев. Мы должны узнать:
– в чём они безумны
– как они смогут воспитывать вместе детей
– как они смогут вместе развиваться
– как они смогут оставаться друзьями

Седьмое: Мы хотим заморозить счастье
Мы обречённо и отчаянно настаиваем на том, чтобы сделать приятные вещи постоянными. Мы хотим иметь машину, которая нам нравится, мы хотим жить в стране, которая нам нравится как туристам. И мы хотим вступить в брак с человеком, с которым мы потрясающе проводим время.
Мы воображаем, что брак — гарант счастья, которым мы с кем-то наслаждаемся. Что он сделает перманентным то, что иначе мимолётно. Это поможет нам поймать в бутылку радость — ту радость, которую мы испытывали, когда идея сделать предложение впервые пришла к нам в голову: в Венеции, в лагуне, на яхте, с вечерним солнцем бросающим золотые блики по всему морю, перспективой ужина в маленьком рыбном ресторане, с любимым человеком в кашемировом свитере в наших объятьях… Мы женимся чтобы сделать это чувство постоянным.
К сожалению, нет причинно-следственной связи между браком и этим чувствами. Чувства были из-за Венеции, времении года, отдыхом от работы, удовольствием от ужина, двумя месяцами знакомства с кем-то… ничем, что брак увеличивает или гарантирует.
Брак вообще не сохраняет моменты. Этот момент зависит от того, что вы кого-то знаете только немного, что вы не работаете, что вы остановились в прекрасном отеле возле Canal Grande, что у вас был прекрасные вечер в музее Гуггенхайма, что вы только что ели шоколадное мороженое…
Брак не имеет силы сохранить отношения на этой прекрасной стадии. Он не управляет ингредиентами нашего счастья в этой точке. На самом деле брак будет решительно двигать наши отношения в другую, совершенно отличную точку: жизнь в пригороде, долгое общение, двое маленьких детей. Единственное что будет общего — партнёр. И это может быть неправильный ингредиент в этой бутылке.
У художников-импрессионистов 19 века была скрытая философия мимолётности, указывающая нам мудрое направление. Они принимали то, что счастье преходяще, как встроенное качество существования, и могли бы помочь увеличисть примирение с этим. Картина Сислея, изображающая сцену французской зимы фокусируется на привлекательных, но абсолютно неуловимых вещах. Во время заката, солнце вот вот исчезнет за горизонтом. Свечение неба на короткое время делает ветки голые ветки менее жёсткими. Снег в тихой гармонии с серой стеной; холод кажется спокойным, даже волнующим. Через несколько минут наступит ночь.

Alfred Sisley, The Watering Place at Marly-le-Roi, 1875

Импрессионизм интересовал тот факт, что вещи, которые мы больше всего любим — изменчивы, они есть только короткое время, и потом исчезают. Он отмечает тот вид счастья, который скорее длится несколько минут, чем лет. Снег на картине выглядит приятно, но он растает. В этот момент небо прекрасно, но оно вот-вот потемнеет. Этот стиль в искусстве развивает навык, который распространяется за пределы самого искусства, навык принятия и уделения внимания коротким моментам удовлетворения.
Пиковые моменты жизни коротки. Счастье не поставляется в виде многолетних блоков. Под руководством импрессионистов мы могли бы быть готовы принять отдельные моменты каждодневного рая, встречающиеся на нашем пути, не делая ошибки, что они навсегда, без необходимости превращения их в “брак”.
Восьмое: мы думаем мы особенные
Статистика не обнадёживает. Каждый видит перед собой достаточно примеро ужасных браков. Они видят своих друзей, которые пытаются и расходятся. Все отлично знают, что в целом браки проходят огромные сложности. И всё равно мы не так легко применяем это знание к себе. Специально это не говоря, мы предполагаем, что это правила, которые относятся к другим людям.
Даже если статистика говорит, что шанс что брак распадётся — один к двум — это кажется приемлимым, особенно если влюблены, кажется что шансы значительно выше. Любимый человек ощущается, как один на миллион. А с такой выигрышной комбинацией ставка на брак кажется абсолютно оправданой.
Мы безмолвно исключаем себя из обобщений. И никто нас в этом не обвиняет. Но мы можем получить выгоду от того, чтобы увидеть себя подверженными общей судьбе.
Девятое: мы хотим перестать думать о любви
Скорее всего у нас было несколько лет турбулентности в нашей личной жизни перед тем, как мы поженились. Мы пытались быть вместе с людьми, которым мы не нравились, мы начинали и разрушали союзы, мы ходили на бесконечные вечеринки в надежде кого-то встретить, познавали волнения и горькие разочарования.
Не удивительно, что в какой-то момент нам этого становится достаточно. Часть причин, по которой мы хотим вступить в брак — ослабить всепоглощающую хватку любви на наших душах. Мы истощены мелодрамами и потрясениями, которые никуда не ведут. Другие трудности не дают нам покоя. Мы надеемся, что брак положит конец болезненному правлению любви в нашей жизни.

Этого не будет и не может быть: в браке также много сомнений, надежд, страха, отверженности и предательства, сколько и в одиночной жизни. Только со стороны брак выглядит мирным, небогатым событиями и приятно скучным.
****
Подготовка к браку, в идеале, образовательная задача которая лежит на культуре в целом. Мы прекратили верить в династические браки. Мы начинаем видеть недостатки романтического брака. Приходит время психологических браков.

Источник

66 Comments

мозг, любовь, гормоны :: пятничный вечерний весенний пост.)

Экспериментально установлено, что введение вазопрессина самцу степной полевки укрепляет его привязанность к партнерше, а вот если рецепторы к вазопрессину заблокировать, то никакой любви после спаривания не будет. А вот самцам полигамных видов, луговой или горной полевки, вазопрессин вводить бесполезно: у них просто нет нужного количества рецепторов к нему, чтобы мозг мог отреагировать формированием привязанности.
Но выход есть. Самцам луговой полевки можно напрямую ввести в мозг вирусный вектор — конструкцию, которая содержит ген вазопрессинового рецептора V1aR и вспомогательные элементы, позволяющие гену встроиться в клетки и запустить там синтез новых рецепторов. Получается, что мозг полигамного вида переделывают вручную таким образом, чтобы он стал максимально похож на мозг моногамной полевки. И оказывается, что это работает. Животные после терапии чувствуют себя хорошо, знакомятся с самками, а после спаривания начинают проводить много времени рядом со своей подругой, а не с посторонними — поведение, в норме не характерное для полигамных видов.
С человеком таких экспериментов пока не проводили, но это могло бы сработать: у нас, как и у полевок, ген V1aR существует в разных вариантах. В 2006 году исследователи из Каролинского института (того самого, который выбирает нобелевских лауреатов по физиологии и медицине) исследовали ген вазопрессинового рецептора у 919 мужчин и их партнерш. Параллельно все участники исследования проходили опрос о степени удовлетворенности семейной жизнью. Выяснилось, что женщины могут обладать каким угодно типом вазопрессиновых рецепторов — на их семейное счастье это никак не влияет. А вот в случае мужчин все не так. Ученые обнаружили, что по крайней мере один вариант гена, обозначенный как RS3 334, четко ассоциирован с трудностями в семье. Когда мужчин спрашивали, переживал ли их брак за последний год серьезный кризис и опасность развода, то среди людей с типичным вазопрессиновым рецептором на этот вопрос отвечали «да» только 15%. Если мужчина унаследовал ген RS3 334 только от одного от родителей (то есть у клеток есть возможность строить и обычные рецепторы, используя запасную копию гена), то принципиальной разницы не было — желание развестись испытывали 16%. А вот среди мужчин, обладающих двумя копиями RS3 334, угрозу расставания в минувшем году вспомнили 34%.
В исследование включили только людей, проживших вместе с партнером не менее пяти лет. За эти годы успели все–таки пожениться 83% людей, не отягощенных мутациями вазопрессинового рецептора, и только 68% пар, в которых мужчина был носителем двух генов RS3 334. Впрочем, даже им, возможно, жениться не стоило: женщины, связавшиеся с обладателями этого генотипа, по результатам опроса, были довольны своим браком меньше, чем жены остальных.
Мужчины, чья способность к формированию стойкой привязанности снижена из–за мутаций в обеих копиях гена вазопрессинового рецептора, составляют меньшинство, но заметное: в этом исследовании их было около 5%. Данных по России нет, но маловероятно, что отличия серьезные. Поэтому если вам кажется, что ваш муж недостаточно вас любит, то вы вполне можете успокаивать себя тем, что он, возможно, мутант и не способен к любви в принципе — как полигамная полевка. Но если вы не хотите быть жертвой чужих генов и обдумываете развод и поиск другого партнера, то статистика на вашей стороне: 95% мужчин все–таки способны к любви.

Ася Казанцева, “Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости” via samjonesdiary.tumblr.com(NSFW)

3 Comments

вопросы про свободу

море и закат

Вчера наблюдал один коучинговый процесс, в конце которого у клиента был очень интересный вопрос.
Шла работа с состояниями, вызываемыми одним из близких людей клиента. Когда этот близкий человек задаёт определённые вопросы, то случались разные эмоциональные реакции и неурядицы. С реакциями поработали.
Так получилось, что человек, с реакциями на которого работали позвонил за время сессии 5 раз. Хотя обычно не звонит, а пишет сообщения. Ну так бывает. “Всё в этом мире можно было бы объяснить, если бы не синхронность” (с) не знаю чей.)
Но потом был задан вопрос, который я ещё никогда не слышал. Никто не слышал, поэтому позвали отвечать меня. Видимо просто потому что до этого на консультации попадали люди с определённым типом мышления. Другим. Я специально стараюсь тут не давать никаких сравнительных характеристик, подразумевающих, что одни “более лучше” чем другие.
Вопрос был: “А теперь, когда я на те же вопросы реагирую спокойно, то что делать?”
То есть раздражение с последующим привычным неприятным диалогом было не только неприятной реакцией, но и уютной гаванью. В которой что-то странное конечно, плавает, но привычно и понятно. А теперь приходится принимать решения и плыть куда хочется.

3 Comments

Поборол себя, выложил видео

Честно, мне эти видео выкладывать боязливо.)
Я не знаю, почему, но мне всегда проще вещать какому-то ограниченному кругу лиц, даже если этот “ограниченный круг лиц” — тысячи подписчиков, большинство из которых я никогда не узнаю.
Ну и сам формат мероприятий, который вы посмотрите — домашний. Мы там босиком и запросто.
Как будто взял и всех к себе пустил.
Ладно, хватит, поехали.)

Отношения :: мастеркласс

Личностный рост :: мастеркласс

19 Comments

Давайте о работе

Про свой тренинг писал письмо в рассылку свою. Оно вот такое.

Множество людей ищет указаний. Они хотят советов, они хотят чтобы кто-то дал им ключ от дверей, за которыми находятся все их желания. Отношение это абсолютно противоположное, по сравнению с тем, что я и мои коллеги и учителя давали и в те годы, когда я занимался консультациями в области отношения мужчин и женщин, и сейчас. Правда заключается в том, что никто не может освободить вас от ответственность за то, чтобы быть собой, за свою жизнь и свои решения. И опять-таки, ситуации из отношений — отличные примеры и аналогии для обсуждения жизни в целом, отличный индикатор того, что мы в глубине о себе думаем.

Когда вы встречаете женщину (ну или мужчину, если вы барышня) — вы сами по себе. Это момент истины, вы лицом к лицу с опасностью. И сталкиваетесь вы с собой и с тем уровнем свободы и принятия, которые вы имеете по-отношению к себе. Вы сталкиваетесь с тем уровнем принятия себя, которое достигли на настоящий момент. Реакции женщины по большому счёту не имеют значения, только ваши реакции на себя. Это может быть болезненно или восхитительно — решать по большому счёту только вам.

Так что может сделать тот, кто проходил этот путь много раз и кто хочет вам помочь на этом пути? Совершенно точно не говорить вам что сказать, и не говорить что делать.

Я чувствал такое давление, желание просто получить советы от парней, которые обращались ко мне с вопросами и консультациями. Сначала это было мне лестно, но в то же время сразу очень дискомфортно, я не хочу быть тем, кто даёт прямые советы. Это точно не моё дело и не та ответственность, которую я хочу брать на себя.

То, что я могу и хочу показать — как быть единственным дизайнером своей жизни. Управлять ею. Создавать её.

Я также считаю, что это умение и есть то, что называют осознанностью и харизмой. Нет никакого удовольствия в том, кто хочет переложить бремя того, чтобы быть собой — на вас. Я хочу, чтобы люди вокруг меня стали свободнее. Смелее и отважнее в самопринятии, как основном предварительном внутреннем условии свободы. Другие люди, которые вам интересны в том числе, раз уж мы со стороны знакомства тут подходим, сразу это почувствуют (я бы даже сказал, что особенно те, кто вам интересен). Независимо от того, женщины это или мужчины.

А желание получить совет — это совсем другое. Поиск руководства, совета, простые мелкие вопросы снижают плотность общения.

Как только вы сами начинаете понимать то, что советы не работают, вы уже никогда не сможете отступить от этого состояния назад, оно будет только нарастать. И так или иначе вы начинаете быть другим — задавать большие серьёзные вопросы. Вопросы о своих чувствах и об их смысле.

Жизнь в процессе осознанного поиска себя — не самая простая штука, это требует времени, которое отбирается у других развлечений, и погружения, это путешествие, у него есть этапы, я часто чувствовал себя потерянным, бессильным и фрустрированным, и хотел, чтобы я мог убрать то или иное чувство, всегда хотел идти по своему пути, всегда хотел свершнения каких-то целей и желаний, но я понимал, что это всегда путь к чему-то большему внутри.

Возвращаясь к примерам из соблазнения и отношений — одна женщина, как и один мужчина — это прежде всего жизненный урок для нас. Каждый партнёр нас чему-то учит. Это всегда галерея историй, уроков, опыта, иногда это о тех, кто становится нашими друзьями на всю жизнь, иногда о тех, кто разбивает нам сердце, иногда те, кого мы не можем долго простить или кого теряем навсегда. Все они делают нашу жизнь богаче. Независимо от того, что происходит.

Ваше руководство, дающее указания — это вы, никто не знает ничего лучше вас. Только высокий уровень внутренних гармонии и покоя даст вам возможность слушать вашу интуицию, ваше вдохновение, потому что в обычной жизни их звук — неслышный шопот. И здесь очень важно окружение, которое напоминает вам об этом, о вашем внутреннем голосе, о вашем настоящем я, чтобы вдохновить вас на смелость слушать себя. В некоторые периоды мы слабеем, как бы провисаем немного. И всем нам знакомо разочарование. Мы идём по этому пути и знаем, как это бывает. Правда. И я знаю, чего стоит правильная поддержка в эти периоды жизни. Не когда вам просто помогают советом или дают руку и вытаскивают и отпускают дальше, а когда вдруг вас действительно понимают, вам действительно со-чувствуют, и показывают, даже не показывают, а помогают увидеть выход из ситуации, который вы не могли обнаружить именно потому, что он на 100% лично ваш и в опыте других людей его просто нет и быть не может. А искали вы его не внутри, а снаружи.

И я на тренингах и со своими клиентами — для вдохновения, я бы даже сказал для со-вдохновения, и никогда для руководства и указаний. И это не в коем случае не обсуждение простых вопросов на кухне, не какой-то “совет в филях”, не рассказывание теорий, не мотивация делать непонятно что непонятно зачем.

И это то, что я могу давать и делать. Не советы, а совдохновение.

Вдохновения вам. И удачи немного тоже.)

А когда я его написал, то понял (не без подсказок коллег), что это же этап такой, на самом деле, в созревании личности, когда советы перестают работать. Когда те, кто дают советы говорят — да всё у вас хорошо, но раз так просите совет, то хрен с вами, дадим. И мы их всё пробуем выполнять, а потом понимаем, что всё не то. А потом вдруг очень хотим обратно, в тот возраст, когда советы работали и когда были люди, у которых их можно было просить… Но этого больше никогда не будет, а нам жить дальше. Поэтому — приходите, поработаем.

3 Comments

Музыкой навеяло

Когда-то, при надвигающихся сексуальной революции и промискуитете боялся, что это будет очень странно. Ложатся два человека в постель. А в постели оказывается человек 500.
А теперь я понимаю, что всё вообще не так. Нет там этих 500 человек. К большому сожалению. При удачном стечении обстоятельств там одинокий человек и 1000 его тараканов. А при неудачном и человека-то самого нет. Просто постель с тараканами.

2 Comments

Секс и буддизм

зимний дзен

Другими словами, если мы собираемся заняться сексом с кем-то, то это должен быть такой человек, с которым, если понадобится, мы готовы провести остаток своей жизни, например, в случае беременности и так далее. И мы должны быть счастливы, поступая так, а не делать это из чувства долга. Это не означает, что нам придется провести остаток жизни с этим человеком. Пример с беременностью – это просто пример, потому что, очевидно, есть пожилые люди, которые уже не могут иметь детей, но вступают в сексуальные отношения с партнерами. Это же правило применимо и для них.

Проблематика буддийской сексуальной этики. Александр Берзин.

7 Comments

Кришнананда про отношени и бегство

Нас научили бежать от самих себя с помощью нахождения «любви». Сама глубина наших страхов и боли – достаточная причина, чтобы спасаться. Один из наших величайших самообманов состоит в том, что однажды мы найдем человека, который нас осчастливит и сделает нашу жизнь сказкой. Мы редко осознаем, что наши любовные драмы и погони представляют собой паническое бегство от самих себя. Таким образом, значительная часть работы по освобождению от страха состоит в том, чтобы увидеть это бегство.

12 Comments

Антон Маторин Я основатель и ведущий тренинга Испытание Реальностью, коуч и консультант в области стресс-менеджмента и сопровождения личных изменений. Имею большой опыт ведения тренингов и консультирования в области отношений и гендерной психологии, от обучения пикапу до парного семейного консультирования. Исследую и применяю в работе традиционные духовные практики и современные методы интегральной психологии.