Архив по тегам: отношения

Как расставаться [перевод]

Это такой же важный навык, как и начинать всё, но гораздо менее изучаемый. Мы в нём обычно отвратительны. Мы закрываемся, что-то мямлим, тянем время, становимся странными. И есть одна причина, почему мы устраиваем там такую лажу. И это не потому, что мы тупые, непонимающие, или жестокие. Это потому, что мы пытаемся быть добрыми. В этом источник нашего непонимания, тупости и жестокости.

Мы сентиментальны, и именно поэтому стараемся быть хорошими и стесняемся быть холодными. Основа сентиментальности — желание нравиться, даже тем, кто нам не нравится и кто нас больше не волнует. Это нарциссическая тоска по получению любви без желания за неё платить.

Но в конце догоревших отношений для доброты нет места. Мы продлеваем мучения другого человека, оставаясь милыми и понимающими. Если мы продолжаем быть нежными, возможно ли, что мы действительно имели в виду те плохие вещи, которые мы вроде сказали до этого? Можем ли мы быть такими любящими и, в то же время, говорить, что всё закончилось?

Прежде всего нам нужно убить надежду. Но вместо этого, мы просто треплемся. Марсель Пруст как-то мудро заметил: “Когда отношения заканчиваются, нежные слова говорит тот, кто не любит”. Расстающиеся возлюбленные доходят до гротескной ситуации, когда один человек плачет потому что его оставляют, а второй плачет из-за той боли, которую доставляет ему объявление расставания — и эти слёзы брошенная сторона принимает за признак того, что нам не пофиг.

Самый добрый способ заканчивать отношения — сказать крайне безжалостные слова — такие, чтобы тот, кого мы оставляем, не сомневался, что мы не очень хорошие. Действительно смелый способ расставаться — разрешить себя ненавидеть тому, кто нас любит.

Промедлению нет никаких оправданий. Не воображайте, что великодушно поддерживая у человека иллюзию того, что мы хотим с ним быть, мы делаем кому-то приятное. Важнее, чтобы они перестали тратить свою жизнь. Не воображайте, что они не найдут кого-то ещё такого как вы: они могут верить в это сейчас и могут вам это нежно говорить. Но они не будут верить в это, когда узнают, кто вы на самом деле. Настоящая доброта значит уйти, даже если оплачен совместный отпуск и ужасно неловко в такой момент это всем сказать.

Нет ничего плохого в решении, что кто-то не для вас. И очень плохо брезгливо и сентиментально откладывать уход, разваливая жизнь другого человека.

отсюда

Leave a comment

Два видео про отношения и то, что у вас в голове

Верхнее видео (простите, но только английский, но там в красках)) о том, почему вы всё ещё встречаетесь с мудаками, девочки (и с суками, если мальчики).
А нижнее — что с этим делать, точнее, как начать что-то с этим делать (с переводом).

1 Comment

О высших состояниях сознания (перевод)

Духовно озабоченные люди часто используют термин “высшие состояния сознания”, чтобы описать важное, но сложно достигаемые состояния ума.

Мудрецы Индии, христианские монахи и буддистские аскеты говорят о достижении моментов “высших состояний сознания” через медитации, пение мантр, посты, паломничество.

К сожалению, мирских людей сильно раздражает тот способ, которым люди из духовности обсуждают их высшие состояния сознания . Это всё звучит как-то туманно-сопливо-наивно, короче — раздражающе. Что в самом деле эти гуру имеют в виду?

Так как врождённого влечения к таинственному и невыразимому мы не имеем, то вполне понимаем такое раздражение. Тем не менее кажется, что идея высших состояний сознания очень интересная и, по существу, не имеющая отношения к эзотерике, и может быть объяснена просто, в строгих рациональных и мирских терминах.

Вот как мы это видим: как человеческие существа, мы проводим большую часть своей жизни в “нижних” состояниях сознания. В них мы в принципе озабочены самими собой, нашим выживанием и нашим собственным успехом в его конкретном определении.

Обычная жизнь вознаграждает практическую неинтроспективную самооправдывающую точку зрения, и это всё признаки “нижних” состояний сознания. Нейрофизиологи говорят, что у нас есть “нижняя” часть нашего мозга, которая называется мозгом рептилии. И говорят, что под его влиянием мы защищаемся, когда нас бьют, обвиняем других, подавляем любые побочные неуместные непосредственно вопросы, плохо мыслим ассоциативно и придерживаемся лестного образа того, кто мы есть и куда двигаемся.

Но тем не менее, в те редкие моменты, когда к нам нет угроз и требований, например рано утром и или поздно ночью, когда мы не захвачены страстями и наше тело расслабленно, у нас есть привилегия доступа к “высшему разуму”, который нейрофизиологи называют неокортекс. Место, где находятся воображение, эмпатия и беспристрастные суждения. Наше собственное эго отпускает нас, и, сбросив привычные оправдания и хрупкую гордыню, мы восходим к менее тенденциозной и более вселенской перспективе.

В таких состояниях разум продвигается за границы чётких личных интересов и захваченностей. Мы начинаем более образно думать про других людей.

Вместо критики и нападения, у нас есть свобода предстваить их поведение, как приводимое в движение от их собственных примитивных разумов, которые они обычно не могут нам объяснить. Эти дурной нрав или порочность теперь видятся симптомами боли, а не злого умысла.

Как удивительна эта постепенная эволюция к развитию способностей объяснять действия других их страданием, скорее чем просто указывать, как они задевают нас. Мы воспринимаем, что подходящий ответ человечесву — не страх, цинизм или агрессия, но всегда, когда мы можем позволить себе это — любовь.

В такие моменты мир показывает себя совершенно другим. Местом страдания, направленных вникуда усилий, людей жаждущих, чтобы их услышали, нападающих на других, но также местом отзывчивости и стремлений, красоты и трогательной ранимости. Подходящая реакция — вселенская симпатия и доброта.

Собственная жизнь ощущается менее драгоценной, можно спокойно представить, что тебя больше нет. Личные интересы отодвигаются и можно представить себя растворяющемся среди прочих преходящих природных явлений и вещей: деревьев, дымов, мотыльков, облаков или волн, разбивающихся о берег. С этой точки зрения статус — ничто, имущество не имеет значения, жалобы теряют свою важность. Люди могут быть изумлены трансформацией и обнаруженными великодушием и эмпатией, если столкнутся с нами в таком состоянии.

Состояния высшего сознания, конечно, длятся отчаянно недолго. И мы ни в коем случае не должны стремиться сделать их постоянными, потому что они не подходят ко многим практическим задачам, которые нам всем необходимо выполнять. Но нам следует их использовать, когда они возникают, и собирать там инсайты тогда, когда они нам наиболее всего нужны.

Высшие состояния сознания — огромный триумф над примитивным разумом, который не может увидеть все эти возможности. В идеале, нам стоит быть более чуткими к преимуществам этого высшего разума и стремиться сделать этот опыт океана нашего сознания менее случайным и менее бессмысленно таинственным.

22 Comments

Как…


— Как ты это делаешь?
— Вообще ничего не делаю. Это твоё, это было в тебе всегда. как неотъемлемая часть. Я просто даю этому случиться, состояться, стать проявленным из непроявленного. Но я это не делаю, даже если кажется, что это знакомые какие-то определённые приёмы и движения, то работают всё равно не они. Я просто как будто прикасаюсь к чему-то и освобождаю место внутри, именно в ощущениях, делаю больше места у себя внутри и тогда этому тому, к чему прикасаюсь в тебе, хватает места случиться. Но вообще, как я уже сказал — это не я, это ты.

Leave a comment

Про безумие и очарование влюблённостей (перевод)


© Garry Winogrand

Вас познакомили с кем-то на конференции. Этот кто-то хорошо выглядит и вы поговорили о теме докладчика. Но ритм речи и изгиб шеи этого кого-то совершенно непреодолимо ошеломляет. Или например вы сели в вагон и по диагонали напротив вас кто-то, от кого вы не можете отвести взгляд все километры пути в погружающиеся в вечер пригороды. Вы однозначно реагируете только на их внешность. Вы замечаете, что этот кто-то заложил пальцем книгу (Ближневосточная Кухня), что у кого-то обкусан ноготь, что у кого-то кожаный ремешок на левом запястье и что кто-то быстро посмотрел прищурившись на схему возле дверей. И этого достаточно, чтобы вас убедить. В другой день, выходя из супермаркета среди толпы вы ловите взглядом чьё-то лицо не больше чем на 8 секунд, и вот уже вы снова так же, чувствуете эту ошеломляющую уверенность и, следовательно, сладковатую горечь грусти исчезновения неизвестного (или неизвестной) в толпе. Влюблённости: с некоторыми людьми они случаются часто и со всеми время от времени. Аэропорты, поезда, улицы, конференции,– динамика современной жизни непрерывно бросает нас в мимолётные контакты с незнакомцами, из которых мы выбираем не просто интересных, но и тех, кто играет важную роль в нашей жизни. Это явление — влюблённость, является основой современного понимания любви. Это может выглядеть случайностью, фарсом, комичным эпизодом. Это может выглядеть малой планетой в созвездии любви. На самом деле это секретное солнце, вокруг которого вращаются наши представления о романтической любви.


© Lee Friedlander

Романтическая философия предстаёт во влюблённости в чистом и совершенном виде: взрывоопасная смесь ограниченного знания, внешних препятствий к дальнейшим открытиям и безграничной надежды.

Влюблённость показывает, как мы готовы разрешить деталям создать целую картину. Мы готовы по изгибу чьей-то брови предположить о личности. Мы принимаем то, как человек переносит вес на одну ногу когда стоит и разговаривает с коллегами за признак остроумия и независимости мышления. Или то, как склоняет голову, кажется доказательством скромности и чувствительности. Или как по нескольким намёкам вы предполагаете годы счастья, поддержанные глубокой внутренней симпатией. Они полностью поймут вашу любовь к матери, даже если вы с ней не очень ладите; поймут, что вы трудолюбивы, даже если вы выглядите рассеянным; что вам больно, но вы не злой. Те черты вашего характера, которые смущают и запутывают других, получат наконец родственную душу, мудрую, умиротворяющую и интересную одновременно.


© Rex/Everett Collection

Ответ жизни
Когда из небольших, но крепко застревающих в памяти деталей, создаём целую личность, мы делаем с нашим внутренним представлением другого человека то же, что наши глаза естественным образом делают с наброском лица.

Мы не видим, на рисунке кто-то, у кого нет ноздрей, восемь прядей волос и нет ресниц.

Мы заполняем пропущенные части, даже не замечая этого. Наш мозг заряжен брать маленькие визуальные подсказки и конструировать целые фигуры из них, и мы делаем то же самое, когда речь идёт о характере. Мы заядлые мастера предположений гораздо в большей степени, чем себя таковыми считаем. Мы эволюционировали чтобы быть готовыми делать быстрые решения про других людей (верить или не верить, сражаться или принимать, делиться или отказывать) на основании очень ограниченных данных — того, как кто-то на нас смотрит, как стоит, как вздрагивают чьи-то губы, как незаметно двигается плечо. И мы применяем этот роковой, хотя гениальный, талант к ситуациям любви также, как к ситуациям опасности.

Циничный голос в голове хочет объявить, что те восторженные представления, полученные на конференции или в поезде, на улице или в супермаркете просто иллюзорны. Что мы просто проецируем на ни в чём не виноватого незнакомца полностью воображаемую идею личности. Но это слишком решительно. Мы можем оказаться и правы. Сдержанная поза действительно может быть у человека склонного к скептицизму. А качающий головой действительно может быть необычно благосклонен к слабостям других. Ошибка влюблённости более тонкая, она лежит в самом переходе от различения действительных черт характера к безрассудно наивному романтическому заключению: другой человек через проход в поезде или через тротуар от нас представляет собой окончательный ответ на все наши внутренние потребности.


© Joel Meyerowitz

Встроенная во влюблённость ошибка заключается в игнорировании факта про людей в целом, не относительно того или иного примера, а как вида существ в целом: с каждым что-то основательно не так, если полностью узнать человека, настолько не так, что бесконечный восторг запущенный механизмом влечения рано или поздно будет просто высмеян.

Как вообще можно быть в этом уверенным? Дело в том, что жизненные события деформируют природу любого из нас. Никто из нас не прошёл через это невредимым. Есть много пугающих факторов: смерть, утрата, зависимость, покинутость, крах, унижение, подчинение. Мы все, абсолютно все, отчаянно хрупки и плохо приспособленны к вызовам к целостности своего разума: нам не хватает отваги, подготовки, уверенности, ума. У нас нет правильных ролевых моделей, нас (совершенно точно) неидеально воспитывали и растили, мы скорее ссоримся, чем объясняем, мы скорее ворчим, чем учим, мы раздражаемся вместо того, чтобы анализировать причины своего беспокойства, у нас ненадёжное чувство безопасности, мы не можем понимать достаточно хорошо ни себя, ни других, мы не тянемся инстинктивно к правде и страдаем смертельной слабостью к лестным отказам. Нет никаких шансов, что в таких опасных жизненных обстоятельствах появится кто-то совершенный. Наши страхи и слабости отыгрываются на нас тысячей разных способов, могут сделать нас агрессивными или защищающимися, напыщенными или заикающимися, прилипчивыми или избегающими — точно лишь известно, что они сделают всех нас далёкими от совершенства и, временами, очень тяжёлыми для жизни рядом.

Нам не нужно кого-то знать для того, чтобы знать это про них. Естественно, особенные недостатки (разумеется, очень раздражающие) конкрентного человека неочевидны и могут быть скрыты в течение долгого времени. Если мы сталкиваемся с другим человеком в ограниченном диапазоне ситуаций (поездка в электричке вместо того, чтобы посмотреть, как они пристраивают маленького ребёнка в сидение в автомобиле или вместо того, чтобы 87 минут ходить за покупками вместе с их пожилым отцом) мы можем, даже долгое время (особенно если мы оставлены одни, чтобы наш энтузиазм превратился в одержимость, потому что они не перезванивают нам или ведут себя независимо), иметь удовольствие верить, что мы встретили ангела.


© Mondadori/Getty

Конечно, зрелая личность не думает, что “тут нет ничего хорошего”, скорее “Подлинно хорошие вещи неминуемо идут вместе с действительно ужасными”.

Зрелость не означает, что мы отказываемся от влюблённости. Мы только определённо отказываемся от нахождения романтического идеала, на чём держалось западное понимание отношений и брака последние 250 лет. Что существует совершенное существо, которое разрешит все наши нужды и удовлетворит нашу тоску. Нам надо переключиться с романтического взгляда, на Трагическую Осознанность Любви, которая утверждает, что каждый человек гарантировано доставит нам беспокойство, фрустрацию, вызовет гнев, взбесит и разочарует нас, и мы (без всякого злого умысла) сделаем тоже самое. Нашим пустоте и некомпетентности нет границ. В жизненом сценарии эта истина отлита в граните. И выбор, на ком жениться или за кого выходить замуж — просто выбор, какому именно конкретному страданию мы хотим себя принести в жертву, а не возможность чудесного избавления от горестей.

Мы должны наслаждаться нашими влюблённостями. Влюблённость учит нас качествам, которые мы уважаем и которые нам нужно больше в нашей жизни. В глазах того человека в поезде действительно привлекательный дух саморефлексии. Человек промелькнувший возле прилавка с фруктами — действительно обещает быть мягким отличным родителем. Но главное, что их характеры также точно разрушат нашу жизнь в чём-то важном, как и мы жизнь тех, кого мы любим.

Этот язвительный взгляд на влюблённости не для того, чтобы ввергнуть нас в уныние, скорее ослабить излишнее давление воображаемых ожиданий, которое наша романтическая культура накладывает на долгосрочные отношения. Невозможность какого-то конкретного партнёра быть Идеальным Другим — не аргумент против, и это надо всегда понимать. Это ни в коем случае не знак, что отношения должны развалиться или должны быть улучшены. Без всяких проклятий нам всем придётся в конце концов оказаться с фигурой из наших кошмаров: “не тем человеком”.

Романтический пессимизм просто принимает как данность, что нельзя у одного человека требовать быть всем для другого. Если эта правда принимается, мы можем поискать способы нежно и ласково, как только возможно, приспособить себя к неудобной реальности жизни с другим падшим созданием, например, не чувствовать, что мы должны проводить всё наше время вместе, быть готовым к разочарованиям в сексуальной жизни, не настаивать на полной прозрачности и честности, быть готовым бесить и злиться, быть уверенным, что нам позволено сохранить яркую независимую социальную жизнь и выработать чёткий отказ от неожиданных желаний сбегать с незнакомцами из поездов… Зрелое понимание безумия влюблённости превращается в лучшее и, возможно, единственное решение напряжения долгой любви.

Оригинал и источник

6 Comments

Печальнейшая правда о любви

Вы никогда не найдёте правильного человека.
Вы непоправимо одиноки.
Вы не будете поняты.
Моменты влюблённости — иллюзия.
С вами что-то не так.
И со всеми остальными тоже.
Идея любви отвлекает нас от экзистенциального одиночества.
Теперь давайте притворяться, что мы ничего этого не знаем.

7 Comments

Будда Гаутама, буддизм вообще и куртизанки

Начнём с куртизанки. Между проституткой и гетерой нельзя поставить знак равенства. Проститутка – это женщина, которая за деньги спит с любым человеком, приятен он ей или нет. Гетера – это, скорее, содержанка. Она имеет одного или нескольких постоянных любовников, которых выбирает сама, так же, как сама и расстаётся с ними. Она получает от них деньги, но взамен дарит им любовь. Любовь, а не только удовольствия. Именно поэтому гетеры были очень зажиточными женщинами. Настолько, что Амбапали была способна пригласить на обед целую монашескую сангху, что в основном делали только цари.
И здесь обратите внимание на то, что Будда принял приглашение. Будда был человеком высочайшей святости, и едва ли стал бы принимать приглашение человека, которого считал бы порочным. Ведь это общение могло бы повредить сангхе. Он был сострадателен, а не толерантен. Значит, Он не считал гетеру Амбапали дурным человеком.
Если мы задумаемся над образом жизни гетеры, мы поймём, что это именно и есть образ жизни большинства современных женщин Запада. Судите сами: гетера сама выбирает своих мужчин. Иногда нескольких: то, что для современной женщины считается в порядке вещей. Сама оставляет их. Живёт самостоятельной жизнью. Общается, с кем она хочет. Итак, буддизм принимает образ жизни современных женщин Запада, хотя и считает его для женщин не самым лучшим, ведь всё-таки никто не сравнивает Амбапали с тётей Будды. Буддизм оправдывает этот образ жизни, с важной оговоркой: иногда эти женщины должны совершать значительные и бескорыстные поступки. Например, приглашать сангху на обед. Или жертвовать крупную сумму денег на детей, больных раком. Такое поведение будет буддийским.

Европа Глазами Снежного Льва (pdf, 1.6 MB)
Кхенпо Кьосанг Ринпоче (wiki)

Вся книга сильная и не в куртизанках там дело. Местами хочется спорить от болезненности той правды, которую излагает Кхенпо Кьосанг Ринпоче в своём взгляде на западную культуру. Но если добраться хотя бы до середины, то понятно, что позиция и точка зрения очень цельные.

2 Comments

И ещё о браке

На этот раз я цитирую подзамочный пост одного своего товарища. Авторство и ссылка на оригинал не указывается по его просьбе. Но мне кажется, очень интересный взгляд на брак и семью с историческо-эволюционной точки зрения.

В Россию недавно приезжал Ирвин Ялом (тот самый) и я его не видел, но знакомый рассказал вот какую историю. Для Ялома, оказывается, очень важной, возможно даже самой главной ценностью в жизни является брак. Не семья, а именно брак. Отношения в паре. Остальные отношения — с детьми, с родителями… это все отдельно. И мне показалось, что это интересное различение, на которое редко кто обращает внимание. Действительно, семья — это принципиально другое образование. В чем принципиальная разница? В сложности. Каждый новый член семейного уравнения увеличивает сложность в геометрической прогрессии (это я прикидываю, но если кто посчитает, мне будет интересно).
Двести нет назад это не имело значения, потому что люди были более одинаковые, чем сейчас. Если на простом уровне, без цифр: у моих прабабушек-прадедушек в деревне пол-деревни носили одну и ту же фамилию. Там жили одинаковые люди. Генетически похожи. Далеко за пределы деревни не ездили, у всех одни условия жизни. Опыт одинаковый. Соответственно, и характер похож. Все предсказуемы, хотят примерно одного и того же, ценности одинаковые. Сейчас характер у людей сильно разнообразился. Все перемешались генетически и географически, все выросли в разных условиях, да что там, в разные эпохи! Раньше эпоха-то была по большому счету одна. Сейчас у всех разный опыт. Разные убеждения, ценности. Разный характер.
Задача синхронизации такого количества людей превращается в Очень Сложную Задачу. Да и зачем?! Раньше семья была реально нужна. Они против нас, мы ощерились штыками и защищаем территорию. Если что происходит, мы генетически близкие люди, должны поддерживать друг друга. Сейчас ситуация другая. В большинстве жизненных ситуаций намного вероятнее ожидать помощи от партнера, друзей, коллег или просто от тотальных незнакомцев. Я видел где-то недавно исследование: американцы превращаются в общество добрых самаритян. Незанятые незнакомцы более вероятно были готовы помочь, чем занятые в данный момент знакомые.
Конечно, если сейчас случится какой-то большой кризис или там Эбола, это все опять вернется. Но может и не случится, вопрос вероятности. Семья — это огромный тяжелый парашют, который мы всю жизнь с собой таскаем. В какой-то момент, когда самолеты перестанут падать слишком часто, мы выкинем его окончательно.

1 Comment

Почему мы вступаем в брак с неправильными людьми (перевод)

Любой, с кем мы можем пожениться, естественно, будет для нас не совсем подходящим. Будет мудро быть тут приемлимо пессимистичными. Совершенство невозможно. Несчастье как постоянная величина. И тем не менее, иногда мы видим пары с таким базовым, таким разительным несоответствием; такой глубокой несовместимостью, что можем заключить, что есть что-то большее за обычными разочарованиями и напряжениями длительных отношений: некоторые люди просто не должны быть вместе.

Как случаются такие ошибки? Так легко и регулярно, что ужас. Получается, что вступить в брак с неправильным человеком — одна из самых лёгких и самых дорогих ошибок, которую любой из нас может совершить (и она кладёт огромное бремя на государство, работодателей и следующее поколение), это выходит за любые рамки, это почти на грани криминала, что проблема умного брака не является предметом внимания на национальном и личном уровне, как безопасность движения или курения. И это ещё печальнее потому что по правде, причины почему люди делают неправильные выборы легко выделяются и совершенно неудивительны в своей основе. Из можно разбить на следующие основные категории.

Первое: мы не понимаем себя

Когда мы вначале ищем партнёра, то требования, которые мы выдвигаем, окрашены прекрасной неспецифичной сентиментальной неопределённостью: мы скажем, что мы действительно хотим найти кого-то, кто “добрый” или “с кем весело”, кто “привлекательный” или “склонный к приключениям”…
Не то, чтобы это плохие желания, они просто даже близко не достаточны для понимания, что мы конкретно хотим для того, чтобы у нас был шанс быть счастливыми или, точнее, не постоянно несчастными.
Все мы по особенному сумасшедшие. Мы определённо невротичны, неуравновешены и незрелы, но не знаем деталей, потому что никто никогда слишком не воодушевлял нас на их поиск. Таким образом срочная, основная задача любого возлюбленного — справиться со специфическими нюансами собственного безумия. Он или она должны стать соответствующими собственным неврозам. Они должны понять, откуда это пошло, что их такими сделало, и, что важнее всего, какие люди их провоцируют или успокаивают. Хорошее партнёрство — это не между двумя здоровыми людьми (таких на планете и нет особенно), оно между двумя слабоумными, которые умеют или которым повезло найти не угрожающее сознанию согласование между двумя относительными безумиями.
Сама идея, что мы, может быть, не очень сложные как люди должна быть тревожным сигналом для любого перспективного партнёра. Вопрос только в какой области будут лежать проблемы: возможно у нас скрытая тенденция приходить в ярость, когда кто-то с нами не согласен, или мы можем расслабиться только если работаем, или мы какие-то непростые по поводу близости после секса, или у нас никогда не получалось хорошо объяснять, почему мы беспокоимся. Это те проблемы, которые через десятилетя создают катастрофы, про которые поэтому нам надо знать заранее, чтобы искать людей, которые оптимальны по строению для того, чтобы их выдержать. Стандартный вопрос на любом раннем свидании должен быть очень простым: “И в чём ты сумашедшая (или сумасшедший)?”

Проблема в том, что до знания наших собственных неврозов не так уж просто добраться. Это может занять годы и потребовать ситуаций, в которых мы никогда не были. До брака мы редко вовлекаемся в такую динамику, которая правильно держит зеркало для наших расстройств. Когда менее серьёзные отношения угрожают раскрыть сложные стороны нашей природы, мы склонны обвинять партнёра — и говорим, что всё кончено. Что до наших друзей — они предсказуемо не так сильно о нас заботятся, чтобы иметь какой-то мотив исследовать настоящих нас. Они просто хотят хорошо провести вечер. Таким образом мы приходим к тому, что мы слепы к слабым сторонам наших характеров. Сами по себе, когда мы в ярости, то мы не кричим, если некому слушать — и поэтому упускаем из виду нашу настоящую, отчаянную силу ярости. Или мы работаем всё время не задумываясь, пока никто не зовёт нас домой на ужин, — как мы маниакально используем работу для получения чувства контроля над жизнью — и какой ад мы можем устроить любому, кто попробует нас остановить. Ночью всё, что мы чувствуем, это желание сладко обнять кого-то, но мы не имеем возможности встретиться со своей избегающей близости стороной, которая может сделать нас холодными и чуждыми, даже если мы чувствуем, что глубоко преданы кому-то. Одна из самых больших привилегий быть одному — лестная иллюзия считать себя спокойным и уживчивым.
С таким плохим уровнем понимания нашего характера нет ничего удивительного в том, что мы никак не можем знать, кого нам надо искать.
Второе: мы не понимаем других людей
Эта проблема осложняется тем, что другие люди находятся на таком же низком уровне знания себя, как и мы. Какими бы благонамеренными они бы не были, они тоже не могут понять, не говоря уже о том, чтобы сказать нам, что с ними не так.
Естественно мы бросаем пробные камни в попытке их узнать. Мы едем и посещаем их семьи, иногда места где они учились в детстве, мы смотрим на фотографии, мы встречаемся с их друзьями. Всё это составляет чувство, что мы подготовились. Но это примерно как начинающий пилот предположил бы, что может летать, после того, как запустил в комнате бумажный самолётик.

В более мудром обществе будущие партнёры будут проводить друг друга через детальные психологические тестирования и отправляться на долгие оценки командами психологов. К 2100 это больше не будет звучать, как шутка. Тайной будет, почему человечество так долго к этому шло.
Нам надо знать внутреннее функционирование психики человека, с которым мы хотим пожениться. Нам надо знать их отношение и позицию по поводу власти, унижения, самоанализа, сексуальной близости, проекций, денег, детей, старения, верности и сотен вещей кроме этого. Это знание не может быть получено в обычном разговоре.
В отсутствии всего этого мы больше всего управляемся тем, как они выглядят. Кажется, что так много информации может быть собрано в том, какие у них глаза, нос, форма лба, распределение морщин, улыбке… Но это как думать о том, что фотография атомной станции снаружи может нам рассказать всё, что мы должны знать о расщеплении атома.
Мы “проецируем” ряд совершенств на любимых на основании очень скромных улик. В представлении целой личности из небольших, но запоминающихся деталей мы делаем с внутренним характером человека то же, что наше зрение делает с наброском лица.

Мы не видим на этой картинке кого-то без ноздрей, с восемью прядками волос и без ресниц. Мы заполняем пропущенные части, не замечая, как мы это делаем. Наш мозг обучен брать небольшие визуальные подсказки и конструировать из них целые фигуры, и мы делаем тоже самое, когда дело касается характера нашего будущего супруга. Мы дорого платим за то, что, гораздо более чем предполагаем, являемся художниками очень хорошо дорабатывающими реальность.
Уровень знаний который нам необходимо обработать для брака выше, чем наше общество готово поддерживать, распознавать и согласовывать — поэтому наши социальные практики вокруг семьи глубоко не верны.
Третье: мы не привыкли быть счастливыми
Мы верим, что ищем в любви счастья, но это не так просто. На самом деле мы ищем того, что знакомо — что может усложнить любые планы на счастье, которые мы имеем.
Мы воссоздаём во взрослых отношениях что-то из чувств, которые мы узнали в детстве. Мы были детьми, когда впервые узнали и поняли, что значит любовь. Но, к несчастью, уроки которые мы получили могут быть не такими простыми. Любовь, которую мы узнали как дети, может быть сплетена с другой, менее приятной динамикой: быть контролируемым, чувствовать унижение, быть брошеным, не общаться, короче страдать.
Будучи взрослыми, мы отказываем некоторым здоровым кандидатам, на которых наталкиваемся, не потому, что они неправильные, а потому что они слишком уравновешены (слишком зрелые, слишком понимающие, слишком надёжные), и эта правильность выглядит незнакомой и чуждой, даже тягостной. Вместо этого мы устремляемся к тем кандидатам, к которым тянется наше бессознательное, не потому, что они сделают нам приятно, а потому что они будут фрустрировать нас знакомым способом.
Мы вступаем в брак с неправильными людьми потому что правильные выглядят не такими — незаслуженно; потому что мы не имеем опыта здоровья, потому что полностью быть любимыми не ассоциируется у нас с чувством удовлетворённости.
Четвёртое: быть одному так ужасно
Если оставаться одному невыносимо, то никто не может быть в правильном состоянии сознания для рационального выбора партнёра. Мы должны быть абсолютно спокойны с перспективой многолетнего одиночества, если хотим иметь шанс сформировать хорошие отношения. Или мы больше любим не быть одиноким, чем мы любим партнёра который подошёл бы нам таким, какие мы есть.
К несчастью, общество, после определённого возраста, делает одиночество опасно неприятным. Социальная жизнь вянет, пары чувствуют угрозу в независимости одиночек, чтобы слишком часто их приглашать, человек чувствует себя уродом идя один в кино. Секс также сложно получить. При всех новых гаджетах и предполагаемых свободах современности может быть очень сложно оказаться с кем-то в постели, и ожидание делать это регулярно после 30 связано с разочарованием.

Гораздо лучше перестроить общество по принципу университета или общежития — с общественным питанием, общими удобствами, постоянными вечеринками и сексуальным смешением… В этом случае любой кто решит жениться будет уверен, что делает это из соображений преимуществ парности, а не избегания негативной стороны одиночества.
Когда секс вообще был доступен только в браке, люди поняли, что это ведёт к женитьбе по неправильным причинам: чтобы получить что-то, что было искуственно ограниченно в обществе как таковом. Люди свободны делать лучший выбор о том, с кем вступать в брак сейчас, когда они не просто отчаялись в желании секса.
Но в других областях дефицит остаётся. Когда общение в компании доступно только для пар, то люди будут составлять их чтобы просто избавить себя от одиночества. Время освободить “общение-компаньонство” от оков парности, сделать его таким же доступным, каким хотели сделать секс борцы за его свободу.
Пятое: Большой престиж инстинктов

В старинные времена брак был рациональным делом; всё было в соединении вашего куска земли с их. Это было холодно, безжалостно и не связано с счастьем главных действующих лиц. Мы всё ещё этим травматизированы.
Мы заменили брак по причине браком по инстинкту, романтическим браком. Это диктует, что единственным путём к браку должно быть чувство человека по поводу другого. Если кто-то чувствует, что “любит” — этого достаточно. Больше никаких вопросов. Чувство отпраздновало триумф. Другие только аплодируют его появлению, уважая, как можно уважать схождения божественного духа. Родители может быть и в ужасе, но и они должны предполагать, что истину знает только пара. У нас последние триста лет коллективная реакция на тысячи лет беспощаднго вмешательства основанного на предрассудках, снобизме и недостатке воображения.

Прежний “брак по расчёту” был настолько педантичным и предусмотрительным, что одним из качеств брака из чувств видится, что человек не должен уж очень думать, почему он женится. Анализ решения чувствуется “не-романтичным”. Расписать таблицы за и против кажется абсурдным и холодным. Самая романтичная вещь, которую можно сделать — сделать предложение быстро и внезапно, возможно в течение одной или нескольких недель, в спешке энтузиазма — без какого-то шанса сделать ужасные “размышления”, которые гарантировали печаль людям тысячи лет до того. Безрассудство сценария является таким же знаком, что с браком всё будет в порядке в точности потому, что старый тип “безопасности” был опасностью для счастья.

Шестое: мы не ходим в Школы Любви

Настало время для третьего типа брака. Брака по психологии. Такой при котором женятся не ради земли, и не только из-за “чувства”, но только когда “чувство” прошло правильную проверку под эгидой зрелой осознанности психологии себя и другого.
В настоящее время мы женимся без всякой информации. Мы почти не читаем книги на специальные темы, не проводим более чем небольшое время с детьми, не допрашиваем строго другие женатые пары или не говорим искренне с разведёнными. Мы идём в это без какого-то внутреннего понимания причин, почему брак распадается, кроме того, что предполагаем глупость или недостаток воображения участников.
В эпоху брака по расчёту рассматривались следующие критерии:
– кто их родители
– сколько у них земли
– насколько они культурно близки.
В романтическую эпоху смотрели на следующие знаки, показывающие, что всё правильно
– не могут прекратить думать о возлюбленном
– испытывают сексуальную страсть
– нравятся друг другу
– могут долго общаться.
Нам нужен новый набор критериев. Мы должны узнать:
– в чём они безумны
– как они смогут воспитывать вместе детей
– как они смогут вместе развиваться
– как они смогут оставаться друзьями

Седьмое: Мы хотим заморозить счастье
Мы обречённо и отчаянно настаиваем на том, чтобы сделать приятные вещи постоянными. Мы хотим иметь машину, которая нам нравится, мы хотим жить в стране, которая нам нравится как туристам. И мы хотим вступить в брак с человеком, с которым мы потрясающе проводим время.
Мы воображаем, что брак — гарант счастья, которым мы с кем-то наслаждаемся. Что он сделает перманентным то, что иначе мимолётно. Это поможет нам поймать в бутылку радость — ту радость, которую мы испытывали, когда идея сделать предложение впервые пришла к нам в голову: в Венеции, в лагуне, на яхте, с вечерним солнцем бросающим золотые блики по всему морю, перспективой ужина в маленьком рыбном ресторане, с любимым человеком в кашемировом свитере в наших объятьях… Мы женимся чтобы сделать это чувство постоянным.
К сожалению, нет причинно-следственной связи между браком и этим чувствами. Чувства были из-за Венеции, времении года, отдыхом от работы, удовольствием от ужина, двумя месяцами знакомства с кем-то… ничем, что брак увеличивает или гарантирует.
Брак вообще не сохраняет моменты. Этот момент зависит от того, что вы кого-то знаете только немного, что вы не работаете, что вы остановились в прекрасном отеле возле Canal Grande, что у вас был прекрасные вечер в музее Гуггенхайма, что вы только что ели шоколадное мороженое…
Брак не имеет силы сохранить отношения на этой прекрасной стадии. Он не управляет ингредиентами нашего счастья в этой точке. На самом деле брак будет решительно двигать наши отношения в другую, совершенно отличную точку: жизнь в пригороде, долгое общение, двое маленьких детей. Единственное что будет общего — партнёр. И это может быть неправильный ингредиент в этой бутылке.
У художников-импрессионистов 19 века была скрытая философия мимолётности, указывающая нам мудрое направление. Они принимали то, что счастье преходяще, как встроенное качество существования, и могли бы помочь увеличисть примирение с этим. Картина Сислея, изображающая сцену французской зимы фокусируется на привлекательных, но абсолютно неуловимых вещах. Во время заката, солнце вот вот исчезнет за горизонтом. Свечение неба на короткое время делает ветки голые ветки менее жёсткими. Снег в тихой гармонии с серой стеной; холод кажется спокойным, даже волнующим. Через несколько минут наступит ночь.

Alfred Sisley, The Watering Place at Marly-le-Roi, 1875

Импрессионизм интересовал тот факт, что вещи, которые мы больше всего любим — изменчивы, они есть только короткое время, и потом исчезают. Он отмечает тот вид счастья, который скорее длится несколько минут, чем лет. Снег на картине выглядит приятно, но он растает. В этот момент небо прекрасно, но оно вот-вот потемнеет. Этот стиль в искусстве развивает навык, который распространяется за пределы самого искусства, навык принятия и уделения внимания коротким моментам удовлетворения.
Пиковые моменты жизни коротки. Счастье не поставляется в виде многолетних блоков. Под руководством импрессионистов мы могли бы быть готовы принять отдельные моменты каждодневного рая, встречающиеся на нашем пути, не делая ошибки, что они навсегда, без необходимости превращения их в “брак”.
Восьмое: мы думаем мы особенные
Статистика не обнадёживает. Каждый видит перед собой достаточно примеро ужасных браков. Они видят своих друзей, которые пытаются и расходятся. Все отлично знают, что в целом браки проходят огромные сложности. И всё равно мы не так легко применяем это знание к себе. Специально это не говоря, мы предполагаем, что это правила, которые относятся к другим людям.
Даже если статистика говорит, что шанс что брак распадётся — один к двум — это кажется приемлимым, особенно если влюблены, кажется что шансы значительно выше. Любимый человек ощущается, как один на миллион. А с такой выигрышной комбинацией ставка на брак кажется абсолютно оправданой.
Мы безмолвно исключаем себя из обобщений. И никто нас в этом не обвиняет. Но мы можем получить выгоду от того, чтобы увидеть себя подверженными общей судьбе.
Девятое: мы хотим перестать думать о любви
Скорее всего у нас было несколько лет турбулентности в нашей личной жизни перед тем, как мы поженились. Мы пытались быть вместе с людьми, которым мы не нравились, мы начинали и разрушали союзы, мы ходили на бесконечные вечеринки в надежде кого-то встретить, познавали волнения и горькие разочарования.
Не удивительно, что в какой-то момент нам этого становится достаточно. Часть причин, по которой мы хотим вступить в брак — ослабить всепоглощающую хватку любви на наших душах. Мы истощены мелодрамами и потрясениями, которые никуда не ведут. Другие трудности не дают нам покоя. Мы надеемся, что брак положит конец болезненному правлению любви в нашей жизни.

Этого не будет и не может быть: в браке также много сомнений, надежд, страха, отверженности и предательства, сколько и в одиночной жизни. Только со стороны брак выглядит мирным, небогатым событиями и приятно скучным.
****
Подготовка к браку, в идеале, образовательная задача которая лежит на культуре в целом. Мы прекратили верить в династические браки. Мы начинаем видеть недостатки романтического брака. Приходит время психологических браков.

Источник

66 Comments

мозг, любовь, гормоны :: пятничный вечерний весенний пост.)

Экспериментально установлено, что введение вазопрессина самцу степной полевки укрепляет его привязанность к партнерше, а вот если рецепторы к вазопрессину заблокировать, то никакой любви после спаривания не будет. А вот самцам полигамных видов, луговой или горной полевки, вазопрессин вводить бесполезно: у них просто нет нужного количества рецепторов к нему, чтобы мозг мог отреагировать формированием привязанности.
Но выход есть. Самцам луговой полевки можно напрямую ввести в мозг вирусный вектор — конструкцию, которая содержит ген вазопрессинового рецептора V1aR и вспомогательные элементы, позволяющие гену встроиться в клетки и запустить там синтез новых рецепторов. Получается, что мозг полигамного вида переделывают вручную таким образом, чтобы он стал максимально похож на мозг моногамной полевки. И оказывается, что это работает. Животные после терапии чувствуют себя хорошо, знакомятся с самками, а после спаривания начинают проводить много времени рядом со своей подругой, а не с посторонними — поведение, в норме не характерное для полигамных видов.
С человеком таких экспериментов пока не проводили, но это могло бы сработать: у нас, как и у полевок, ген V1aR существует в разных вариантах. В 2006 году исследователи из Каролинского института (того самого, который выбирает нобелевских лауреатов по физиологии и медицине) исследовали ген вазопрессинового рецептора у 919 мужчин и их партнерш. Параллельно все участники исследования проходили опрос о степени удовлетворенности семейной жизнью. Выяснилось, что женщины могут обладать каким угодно типом вазопрессиновых рецепторов — на их семейное счастье это никак не влияет. А вот в случае мужчин все не так. Ученые обнаружили, что по крайней мере один вариант гена, обозначенный как RS3 334, четко ассоциирован с трудностями в семье. Когда мужчин спрашивали, переживал ли их брак за последний год серьезный кризис и опасность развода, то среди людей с типичным вазопрессиновым рецептором на этот вопрос отвечали «да» только 15%. Если мужчина унаследовал ген RS3 334 только от одного от родителей (то есть у клеток есть возможность строить и обычные рецепторы, используя запасную копию гена), то принципиальной разницы не было — желание развестись испытывали 16%. А вот среди мужчин, обладающих двумя копиями RS3 334, угрозу расставания в минувшем году вспомнили 34%.
В исследование включили только людей, проживших вместе с партнером не менее пяти лет. За эти годы успели все–таки пожениться 83% людей, не отягощенных мутациями вазопрессинового рецептора, и только 68% пар, в которых мужчина был носителем двух генов RS3 334. Впрочем, даже им, возможно, жениться не стоило: женщины, связавшиеся с обладателями этого генотипа, по результатам опроса, были довольны своим браком меньше, чем жены остальных.
Мужчины, чья способность к формированию стойкой привязанности снижена из–за мутаций в обеих копиях гена вазопрессинового рецептора, составляют меньшинство, но заметное: в этом исследовании их было около 5%. Данных по России нет, но маловероятно, что отличия серьезные. Поэтому если вам кажется, что ваш муж недостаточно вас любит, то вы вполне можете успокаивать себя тем, что он, возможно, мутант и не способен к любви в принципе — как полигамная полевка. Но если вы не хотите быть жертвой чужих генов и обдумываете развод и поиск другого партнера, то статистика на вашей стороне: 95% мужчин все–таки способны к любви.

Ася Казанцева, “Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости” via samjonesdiary.tumblr.com(NSFW)

3 Comments

Антон Маторин Я основатель и ведущий тренинга Испытание Реальностью, коуч и консультант в области стресс-менеджмента и сопровождения личных изменений. Имею большой опыт ведения тренингов и консультирования в области отношений и гендерной психологии, от обучения пикапу до парного семейного консультирования. Исследую и применяю в работе традиционные духовные практики и современные методы интегральной психологии.