Архив по тегам: отношения

Почему у вас не сработает полиамория [перевод]

Иногда, возможно, вы лежите рядом со своим партнёром и не спите. Возможно, в этом даже ничего ужасного, почти наверняка, но немного скучно. В конце концов это уже долго продолжается. Секс с ней или с ним OK, но не превосходный во всех во всех смыслах. В том, чтобы раздевать кого-то впервые, чувствовать их волнение своими руками, слышать их сладострастные непристойности есть что-то особенное. Но от отношений, которые у вас уже есть, вы не хотите отказываться, в важных моментах всё хорошо: может быть у вас есть дети или общий дом и вы над этим много работали. Вы не хотите всё потерять, вы просто хотите получить удовольствие от пары новых сюжетов. В эти моменты многие люди думают: “А что там с полиаморией?” И вы чувствуете себя достаточно смелым авантюристом, чтобы на это пойти.
Идея полиамории звучит очень правдоподобно ещё и потому, что выглядит идеальным выходом из нашего общественного коллективного лицемерия по поводу сексуального желания, и это тоже важная часть проблемы. Может быть вы даже знаете кого-то, скажем по теннисному клубу, кто говорит, что они в полиамории; они кажутся нормальными, очень здравыми и очень яркими. В журнале появилась статья о том, как полиамория становится модной в Париже и набирает популярность в Ванкувере. Похоже, у многих получается, почему бы не попробовать? Полиамория выглядит так, как предполагают её торонники, как будто это будущее отношений вообще и, что важно, ваших в частности.

Полиамория убедительна в принципе, как многие аспекты жизни. Большие обобщёные идеи обычно такие. Например, в принципе, многие люди думают, что было бы хорошо отказаться от крысиных бегов в городе и переехать в деревню: это здоровее, жить дешевле, есть возможность выращивать овощи и быть ближе к природе. Или если взять пример из политики, в принципе, многие люди думают, что прямая демократия — с референдумом каждые выходные для любого решения — хорошая идея: наконец мы получим то правительство, что хотим. Это происходит в Швейцарии и значит возможно, и технологии позволяют это организовать гораздо проще.
Но проблема с идеями в принципе в том, что они опасно склонны обходить детали, в которых и расположена вся проблема. Они подстрекают нас забыть, что если мы переедем в деревню, то заказать суши в любой момент будет сложно, соседский трактор будет будить нас в 5.30, некоторые вещи оказываются удивительно дороги, и ещё будет чувство, что на вечеринку не позвали. Или (по поводу прямой демократии) мы забываем капризную и ужасающую природу массового общественного мнения, наряду с отсутствием нашего интереса к политике и совершенную исключительность швейцарского общества и общественной жизни.

С полиаморией всё также. Когда в какой-то момент, когда полиамория в принципе покажется нам зрелым и жизнеспособным вариантом организации своей сексуальной жизни, мы бы посоветовали помнить несколько деталей.
Мы должны представить, как это сложно может быть, когда на оргии наш партнёр нам подмигивает,и исчезает в мягко подсвеченной спальне с двумя другими людьми, мы пытаемся к ним присоединиться, но нас твёрдо отвергает один из них, хрипло спрашивающий, что это за чудо в странном белье. Слышать оргазмы партнёра в руках кого-то ещё — тот ещё опыт.

Мы можем забыть, что когда подпишемся на полиаморию, не так просто будет найти людей, которые будут нас глубоко интересовать. Конечно, возможно будет много предложений от людей, которые не очень в нашем вкусе, но и это будет мука объяснить им, почему мы их не хотим. А когда мы найдём кого-то, кто нам нравится, окажется, что наши сексуальые вкусы не совсем совпадают. Они могут тоже любить когда шлёпают, но сильнее или слабее, чем нам нравится. Или они любят одеваться в костюм пирата, но отказываются носить повязку на глаза, что для нас камень преткновения. Или может они правда кричат непристойности, но их репертуар показывает отсутствие воображения, а голос скрипучий. Наш партнёр может, с другой стороны, совсем без проблем находить новых прикольныx друзей. Мы предполагали, что мы востребованы, но это может обернуться иначе.
Мы также можем начать забывать как хорошо, когда что-то полностью наше. В детстве мы никогда на самом деле не любили делиться игрушками, хотя брать их взаймы было приятно. В пять лет мы глубоко расстраивались, если другие дети брали пожарную машину или начинали играть в повара с маленьким котёнком. Непризнаваемая жилка собственника сидит в нас очень глубоко.

К тому же мы ведём занятую жизнь, а полиамория требует много времени на организацию. Наш перспективный партнёр может быть занят как раз в тот вечер, когда мы свободны, или как раз тогда, когда у нас есть время — собирается встретиться с дантистом, достаточно отвратительной с нашей точки зрения.
Несмотря на атмосферу свободного движения, даже в полиамории придётся иметь дело с некоторыми сложными и неподатливыми эмоциями. Будут разрывы, болезненные финалы, чувства брошенности и приступы ярости. Мы будем свидетелями внутренних неурядиц большего количества людей, по сравнению с теми, у кого один хорошо документированный супруг. Как раз тогда, когда мы будем искать быстрого сексуального приключения, некоторые партнёры начнут неконтролируемо рыдать и срочно рассказывать про своих мам. Другие же, когда мы стоим возле кровати с плёткой или маской, обвинят нас в эгоизме, притворятся, что читают журнал и откажутся объяснять, в чём дело.
Никто не спорит, что для кого-то полиамория может работать, но, как со многими заманчивыми идеями, это не значит, что она будет работать для нас. Скорее всего, если мы станем полиаморами, мы столкнёмся в один прекрасный день со всеми проблемами, которые мы хорошо знали в моногамии — только чаще, хаотичнее и с большим чувством неоправданных ожиданий.

отсюда

Leave a comment

Почему брак ещё имеет смысл [перевод]

Считать брак чем-то старомодным очень заманчиво. Почему бы просто не жить с кем-то и всё? Почему нужна публичная церемония? Зачем эти странные традиции, от которых нормальные люди держатся подальше: все эти церкви, храмы, гимны, присяги и молитвы? Брак наверное глупый пережиток религиозного детства человечества, не приспособленный для более логичного современного мира.

И тем не менее он выжил.
Основа брака — связать наши руки, ограничить нашу волю и поставить на пути расставания высокие барьеры, преодоление которых дорого обходится. Зачем мы это делаем?
Изначально нам говорили, что Бог хочет, чтобы мы оставались в браке. Но и сейчас мы продолжаем убеждаться в том, что закончить брак достаточно сложно. С одной стороны, вы тщательно приглашаете всех знакомых посмотреть, как вы скажете, что будете вместе. Вы специально создаёте большое затруднение на пути того, чтобы оглянуться и признать это ошибкой. Более того, хотя вы могли бы всё разделять, брак означает глубокие экономические и юридические ограничения. Вы знаете, что потребуется работа роты бухгалтеров и юристов, чтобы вас оторвать вас друг от друга. Это, конечно, возможно, но разорительно.
Как бы это не было странно, но мы так признаём, что есть какие-то хорошие, хотя и дискомфортные причины, делающие сложность распада союза преимуществом для его участников.

Первое: опасность импульса
Зефирный тест — знаменитый эксперимент в истории психологии, измеряющий детскую способность откладывать вознаграждение и отслеживающий последствия способности мыслить долговременно. Нескольким трёхлетним детям предложили по зефирке, но сказали, что они получат две, если ещё не съедят первую через пять минут. Оказалось, что многие дети не могут этого вынести. Слишком соблазнительно; маленькая немедленная выгода слопать зефирку, которая прямо перед ними, оказалась сильнее стратегии ожидания. Было однозначно замечено, что жизнь таких детей будет омрачена недостаточным контролем импульсов и дела у них идут хуже, чем у детей, которые лучше подчиняют немедленное удовольствие долгосрочной выгоде.

С отношениями всё также. Здесь тоже ощущается насущность много чего. Не зефирок, но расставания, поиска свободы, бегства… Мы злимся и хотим всё закончить. Новый знакомый нас волнует, и мы хотим бросить нашего партнёра. И когда мы оглядываемся в поисках выхода, все пути заблокированы. Это будет сложно, стоить целое состояние и займёт уйму времени.
Это не совпадение. Брак — гигантский поглотитель импульса для того, чтобы держать под контролем наше чувственное, оптимистичное и полное желаний Я. Подписываясь на такие требования мы соглашаемся с тем, что мы (как личности) можем делать очень плохие выборы под влиянием краткосрочных импульсов. Жениться это значит признать, что нам требуются структуры для ограничения наших позывов. Мы добровольно себя запираем, потому что как-то понимаем долгосрочные выгоды этого.

Брак продолжается без постоянной опоры на настроение его участников. Это не про чувства. Это демонстрация намерения, непробиваемого для наших повседневных желаний. Брак двух людей, которые не проводят заметное время в фантазиях о том, что было бы, если бы они не были женаты — очень необычный брак. Это соглашение, которое защищает нас от наших желаний, про которые мы знаем (в наши более осмысленные моменты) что они нам на самом деле не очень нужны.

Два: Мы растём и развиваемся постепенно
Отношения, в хорошем случае, вовлекают нас в процесс развития, взросления и становления “цельными”. Мы притягиваемся к людям, потому что они обещают продвинуть нас в правильном направлении.
Но процесс достижения зрелости может быть мучительно медленным и сложным. Мы проводим много времени (может десятилетия) обвиняя другого человека в проблемах, которые возникли из-за нашей собственной слабости. Мы сопротивляемся попыткам изменений, просим чтобы нас любили “за то, какие мы есть”, со всеми нашими недостатками. Как будто это когда-то было хорошей идеей…
И пока не будет подлинного развития, могут потребоваться годы поддерживающего внимания, разочарований, моментов страха и печали. Со временем, после может быть 120 споров на одну и ту же тему, обе стороны начнут видеть её с другой точки зрения. Медленно мы начинаем понимать наше собственное безумие. Мы находим обозначения для наших состояний, мы даём друг другу карты наших сложных областей, с нами становится немного проще жить.

Когда вы встречаетесь с кем-то новым, то просто быть добрым и нормальным. Истина про нас, на основании которой может начать улучшение себя, становится понятна только со временем. Когда мы перестаём убегать к людям, которые ложно убеждают нас, что с нами всё в порядке, шансы на развитие возрастают значительно.

Три: инвестиции должны быть безопасны
Многие стоящие проекты требуют огромных жертв с обеих сторон, и сама природа таких жертв такова, что мы их скорее сделаем для людей, которые делают их для нас.
Брак — средство специализации людей, например в зарабатывании денег или работе по дому. Он может быть очень созидательным. Но имеет риски. Каждый человек (особенно если кто-то остаётся дома) должен быть уверен, что это ему потом не повредит.
Брак сделан для того, чтобы мы могли принимать такие решения про свою жизнь, которые в другой ситуации были бы слишком рискованными.
** **
Аргументы за брак со временем поменялись. Это больше не про внешние силы, имеющие власть над нами, будь то церковь, идея легитимности, идея общественного уважения.
Мы правильно сфокусировались на психологическом смысле того, чтобы усложнить всё бросить. Оказывается, что мы получаем большие преимущества (хоть и не просто так) придерживаясь определённых обязательств, потому что некоторые наши базовые потребности имеют долгосрочную структуру.
Последние 50 лет мы думали о том, как облегчить расставание. Теперь вызов лежит в другом направлении: в попытке напомнить себе, почему немедленное бегство не всегда имеет смысл; в попытке видеть смысл в том, чтобы удержаться до второй зефирки.

Leave a comment

Чего боятся мужчины (видео, NSFW, 18+)?

Групповые программы я сейчас веду редко. В основном занимаюсь проектом своих бесплатных вебинаров, и частными консультациями, на которых обучаю духовным практикам и медитациям. Но осенью с подачи Томаса я выступил на семинаре для мужчин Естественное Соблазнение 2015. Для моих старых знакомых тут нет совсем ничего удивительного, с пикаперской субкультурой я связался задолго до того, как это стало одиозным тренинговым бизнесом. Во времена, когда это был креативный интернет-андеграунд для людей интересовавшихся прикладной психологией и гендерными вопросами.)

Семинар получился очень крутой по уровню той информации, которая была на нём выдана. Хотя вопросы некоторых участников больше напоминали какой-нибудь антифеминистский быдлофорум, но в целом слушатели оказались вполне взрослыми. Ну и само наличие таких вопросов в моих глазах сильно поднимают пикаперскую тусовку, потому что они не хуже, чем мужики в среднем по российской больнице, они ставят под вопрос те же реалии, которые для большинства являются суровой необдумываемой данностью.

Видео, которое ниже в этом посте — это первые минуты семинара после обеда. В обед я узнал, что умерло в ветеринарной клинике моё любимое животное, поэтому никакого буфера восприятия боли для сострадания участникам у меня в тот момент не было, и я отвечал как есть. По-моему получилось неплохо.)

Я сделал ещё небольшую подборку материалов с того семинара в этом плейлисте на youtube, особенно они интересны будут девушкам, как бы это не выглядело неожиданно)

7 Comments

Как расставаться [перевод]

Это такой же важный навык, как и начинать всё, но гораздо менее изучаемый. Мы в нём обычно отвратительны. Мы закрываемся, что-то мямлим, тянем время, становимся странными. И есть одна причина, почему мы устраиваем там такую лажу. И это не потому, что мы тупые, непонимающие, или жестокие. Это потому, что мы пытаемся быть добрыми. В этом источник нашего непонимания, тупости и жестокости.

Мы сентиментальны, и именно поэтому стараемся быть хорошими и стесняемся быть холодными. Основа сентиментальности — желание нравиться, даже тем, кто нам не нравится и кто нас больше не волнует. Это нарциссическая тоска по получению любви без желания за неё платить.

Но в конце догоревших отношений для доброты нет места. Мы продлеваем мучения другого человека, оставаясь милыми и понимающими. Если мы продолжаем быть нежными, возможно ли, что мы действительно имели в виду те плохие вещи, которые мы вроде сказали до этого? Можем ли мы быть такими любящими и, в то же время, говорить, что всё закончилось?

Прежде всего нам нужно убить надежду. Но вместо этого, мы просто треплемся. Марсель Пруст как-то мудро заметил: “Когда отношения заканчиваются, нежные слова говорит тот, кто не любит”. Расстающиеся возлюбленные доходят до гротескной ситуации, когда один человек плачет потому что его оставляют, а второй плачет из-за той боли, которую доставляет ему объявление расставания — и эти слёзы брошенная сторона принимает за признак того, что нам не пофиг.

Самый добрый способ заканчивать отношения — сказать крайне безжалостные слова — такие, чтобы тот, кого мы оставляем, не сомневался, что мы не очень хорошие. Действительно смелый способ расставаться — разрешить себя ненавидеть тому, кто нас любит.

Промедлению нет никаких оправданий. Не воображайте, что великодушно поддерживая у человека иллюзию того, что мы хотим с ним быть, мы делаем кому-то приятное. Важнее, чтобы они перестали тратить свою жизнь. Не воображайте, что они не найдут кого-то ещё такого как вы: они могут верить в это сейчас и могут вам это нежно говорить. Но они не будут верить в это, когда узнают, кто вы на самом деле. Настоящая доброта значит уйти, даже если оплачен совместный отпуск и ужасно неловко в такой момент это всем сказать.

Нет ничего плохого в решении, что кто-то не для вас. И очень плохо брезгливо и сентиментально откладывать уход, разваливая жизнь другого человека.

отсюда

Leave a comment

Два видео про отношения и то, что у вас в голове

Верхнее видео (простите, но только английский, но там в красках)) о том, почему вы всё ещё встречаетесь с мудаками, девочки (и с суками, если мальчики).
А нижнее — что с этим делать, точнее, как начать что-то с этим делать (с переводом).

1 Comment

О высших состояниях сознания (перевод)

Духовно озабоченные люди часто используют термин “высшие состояния сознания”, чтобы описать важное, но сложно достигаемые состояния ума.

Мудрецы Индии, христианские монахи и буддистские аскеты говорят о достижении моментов “высших состояний сознания” через медитации, пение мантр, посты, паломничество.

К сожалению, мирских людей сильно раздражает тот способ, которым люди из духовности обсуждают их высшие состояния сознания . Это всё звучит как-то туманно-сопливо-наивно, короче — раздражающе. Что в самом деле эти гуру имеют в виду?

Так как врождённого влечения к таинственному и невыразимому мы не имеем, то вполне понимаем такое раздражение. Тем не менее кажется, что идея высших состояний сознания очень интересная и, по существу, не имеющая отношения к эзотерике, и может быть объяснена просто, в строгих рациональных и мирских терминах.

Вот как мы это видим: как человеческие существа, мы проводим большую часть своей жизни в “нижних” состояниях сознания. В них мы в принципе озабочены самими собой, нашим выживанием и нашим собственным успехом в его конкретном определении.

Обычная жизнь вознаграждает практическую неинтроспективную самооправдывающую точку зрения, и это всё признаки “нижних” состояний сознания. Нейрофизиологи говорят, что у нас есть “нижняя” часть нашего мозга, которая называется мозгом рептилии. И говорят, что под его влиянием мы защищаемся, когда нас бьют, обвиняем других, подавляем любые побочные неуместные непосредственно вопросы, плохо мыслим ассоциативно и придерживаемся лестного образа того, кто мы есть и куда двигаемся.

Но тем не менее, в те редкие моменты, когда к нам нет угроз и требований, например рано утром и или поздно ночью, когда мы не захвачены страстями и наше тело расслабленно, у нас есть привилегия доступа к “высшему разуму”, который нейрофизиологи называют неокортекс. Место, где находятся воображение, эмпатия и беспристрастные суждения. Наше собственное эго отпускает нас, и, сбросив привычные оправдания и хрупкую гордыню, мы восходим к менее тенденциозной и более вселенской перспективе.

В таких состояниях разум продвигается за границы чётких личных интересов и захваченностей. Мы начинаем более образно думать про других людей.

Вместо критики и нападения, у нас есть свобода предстваить их поведение, как приводимое в движение от их собственных примитивных разумов, которые они обычно не могут нам объяснить. Эти дурной нрав или порочность теперь видятся симптомами боли, а не злого умысла.

Как удивительна эта постепенная эволюция к развитию способностей объяснять действия других их страданием, скорее чем просто указывать, как они задевают нас. Мы воспринимаем, что подходящий ответ человечесву — не страх, цинизм или агрессия, но всегда, когда мы можем позволить себе это — любовь.

В такие моменты мир показывает себя совершенно другим. Местом страдания, направленных вникуда усилий, людей жаждущих, чтобы их услышали, нападающих на других, но также местом отзывчивости и стремлений, красоты и трогательной ранимости. Подходящая реакция — вселенская симпатия и доброта.

Собственная жизнь ощущается менее драгоценной, можно спокойно представить, что тебя больше нет. Личные интересы отодвигаются и можно представить себя растворяющемся среди прочих преходящих природных явлений и вещей: деревьев, дымов, мотыльков, облаков или волн, разбивающихся о берег. С этой точки зрения статус — ничто, имущество не имеет значения, жалобы теряют свою важность. Люди могут быть изумлены трансформацией и обнаруженными великодушием и эмпатией, если столкнутся с нами в таком состоянии.

Состояния высшего сознания, конечно, длятся отчаянно недолго. И мы ни в коем случае не должны стремиться сделать их постоянными, потому что они не подходят ко многим практическим задачам, которые нам всем необходимо выполнять. Но нам следует их использовать, когда они возникают, и собирать там инсайты тогда, когда они нам наиболее всего нужны.

Высшие состояния сознания — огромный триумф над примитивным разумом, который не может увидеть все эти возможности. В идеале, нам стоит быть более чуткими к преимуществам этого высшего разума и стремиться сделать этот опыт океана нашего сознания менее случайным и менее бессмысленно таинственным.

22 Comments

Как…


— Как ты это делаешь?
— Вообще ничего не делаю. Это твоё, это было в тебе всегда. как неотъемлемая часть. Я просто даю этому случиться, состояться, стать проявленным из непроявленного. Но я это не делаю, даже если кажется, что это знакомые какие-то определённые приёмы и движения, то работают всё равно не они. Я просто как будто прикасаюсь к чему-то и освобождаю место внутри, именно в ощущениях, делаю больше места у себя внутри и тогда этому тому, к чему прикасаюсь в тебе, хватает места случиться. Но вообще, как я уже сказал — это не я, это ты.

Leave a comment

Про безумие и очарование влюблённостей (перевод)


© Garry Winogrand

Вас познакомили с кем-то на конференции. Этот кто-то хорошо выглядит и вы поговорили о теме докладчика. Но ритм речи и изгиб шеи этого кого-то совершенно непреодолимо ошеломляет. Или например вы сели в вагон и по диагонали напротив вас кто-то, от кого вы не можете отвести взгляд все километры пути в погружающиеся в вечер пригороды. Вы однозначно реагируете только на их внешность. Вы замечаете, что этот кто-то заложил пальцем книгу (Ближневосточная Кухня), что у кого-то обкусан ноготь, что у кого-то кожаный ремешок на левом запястье и что кто-то быстро посмотрел прищурившись на схему возле дверей. И этого достаточно, чтобы вас убедить. В другой день, выходя из супермаркета среди толпы вы ловите взглядом чьё-то лицо не больше чем на 8 секунд, и вот уже вы снова так же, чувствуете эту ошеломляющую уверенность и, следовательно, сладковатую горечь грусти исчезновения неизвестного (или неизвестной) в толпе. Влюблённости: с некоторыми людьми они случаются часто и со всеми время от времени. Аэропорты, поезда, улицы, конференции,– динамика современной жизни непрерывно бросает нас в мимолётные контакты с незнакомцами, из которых мы выбираем не просто интересных, но и тех, кто играет важную роль в нашей жизни. Это явление — влюблённость, является основой современного понимания любви. Это может выглядеть случайностью, фарсом, комичным эпизодом. Это может выглядеть малой планетой в созвездии любви. На самом деле это секретное солнце, вокруг которого вращаются наши представления о романтической любви.


© Lee Friedlander

Романтическая философия предстаёт во влюблённости в чистом и совершенном виде: взрывоопасная смесь ограниченного знания, внешних препятствий к дальнейшим открытиям и безграничной надежды.

Влюблённость показывает, как мы готовы разрешить деталям создать целую картину. Мы готовы по изгибу чьей-то брови предположить о личности. Мы принимаем то, как человек переносит вес на одну ногу когда стоит и разговаривает с коллегами за признак остроумия и независимости мышления. Или то, как склоняет голову, кажется доказательством скромности и чувствительности. Или как по нескольким намёкам вы предполагаете годы счастья, поддержанные глубокой внутренней симпатией. Они полностью поймут вашу любовь к матери, даже если вы с ней не очень ладите; поймут, что вы трудолюбивы, даже если вы выглядите рассеянным; что вам больно, но вы не злой. Те черты вашего характера, которые смущают и запутывают других, получат наконец родственную душу, мудрую, умиротворяющую и интересную одновременно.


© Rex/Everett Collection

Ответ жизни
Когда из небольших, но крепко застревающих в памяти деталей, создаём целую личность, мы делаем с нашим внутренним представлением другого человека то же, что наши глаза естественным образом делают с наброском лица.

Мы не видим, на рисунке кто-то, у кого нет ноздрей, восемь прядей волос и нет ресниц.

Мы заполняем пропущенные части, даже не замечая этого. Наш мозг заряжен брать маленькие визуальные подсказки и конструировать целые фигуры из них, и мы делаем то же самое, когда речь идёт о характере. Мы заядлые мастера предположений гораздо в большей степени, чем себя таковыми считаем. Мы эволюционировали чтобы быть готовыми делать быстрые решения про других людей (верить или не верить, сражаться или принимать, делиться или отказывать) на основании очень ограниченных данных — того, как кто-то на нас смотрит, как стоит, как вздрагивают чьи-то губы, как незаметно двигается плечо. И мы применяем этот роковой, хотя гениальный, талант к ситуациям любви также, как к ситуациям опасности.

Циничный голос в голове хочет объявить, что те восторженные представления, полученные на конференции или в поезде, на улице или в супермаркете просто иллюзорны. Что мы просто проецируем на ни в чём не виноватого незнакомца полностью воображаемую идею личности. Но это слишком решительно. Мы можем оказаться и правы. Сдержанная поза действительно может быть у человека склонного к скептицизму. А качающий головой действительно может быть необычно благосклонен к слабостям других. Ошибка влюблённости более тонкая, она лежит в самом переходе от различения действительных черт характера к безрассудно наивному романтическому заключению: другой человек через проход в поезде или через тротуар от нас представляет собой окончательный ответ на все наши внутренние потребности.


© Joel Meyerowitz

Встроенная во влюблённость ошибка заключается в игнорировании факта про людей в целом, не относительно того или иного примера, а как вида существ в целом: с каждым что-то основательно не так, если полностью узнать человека, настолько не так, что бесконечный восторг запущенный механизмом влечения рано или поздно будет просто высмеян.

Как вообще можно быть в этом уверенным? Дело в том, что жизненные события деформируют природу любого из нас. Никто из нас не прошёл через это невредимым. Есть много пугающих факторов: смерть, утрата, зависимость, покинутость, крах, унижение, подчинение. Мы все, абсолютно все, отчаянно хрупки и плохо приспособленны к вызовам к целостности своего разума: нам не хватает отваги, подготовки, уверенности, ума. У нас нет правильных ролевых моделей, нас (совершенно точно) неидеально воспитывали и растили, мы скорее ссоримся, чем объясняем, мы скорее ворчим, чем учим, мы раздражаемся вместо того, чтобы анализировать причины своего беспокойства, у нас ненадёжное чувство безопасности, мы не можем понимать достаточно хорошо ни себя, ни других, мы не тянемся инстинктивно к правде и страдаем смертельной слабостью к лестным отказам. Нет никаких шансов, что в таких опасных жизненных обстоятельствах появится кто-то совершенный. Наши страхи и слабости отыгрываются на нас тысячей разных способов, могут сделать нас агрессивными или защищающимися, напыщенными или заикающимися, прилипчивыми или избегающими — точно лишь известно, что они сделают всех нас далёкими от совершенства и, временами, очень тяжёлыми для жизни рядом.

Нам не нужно кого-то знать для того, чтобы знать это про них. Естественно, особенные недостатки (разумеется, очень раздражающие) конкрентного человека неочевидны и могут быть скрыты в течение долгого времени. Если мы сталкиваемся с другим человеком в ограниченном диапазоне ситуаций (поездка в электричке вместо того, чтобы посмотреть, как они пристраивают маленького ребёнка в сидение в автомобиле или вместо того, чтобы 87 минут ходить за покупками вместе с их пожилым отцом) мы можем, даже долгое время (особенно если мы оставлены одни, чтобы наш энтузиазм превратился в одержимость, потому что они не перезванивают нам или ведут себя независимо), иметь удовольствие верить, что мы встретили ангела.


© Mondadori/Getty

Конечно, зрелая личность не думает, что “тут нет ничего хорошего”, скорее “Подлинно хорошие вещи неминуемо идут вместе с действительно ужасными”.

Зрелость не означает, что мы отказываемся от влюблённости. Мы только определённо отказываемся от нахождения романтического идеала, на чём держалось западное понимание отношений и брака последние 250 лет. Что существует совершенное существо, которое разрешит все наши нужды и удовлетворит нашу тоску. Нам надо переключиться с романтического взгляда, на Трагическую Осознанность Любви, которая утверждает, что каждый человек гарантировано доставит нам беспокойство, фрустрацию, вызовет гнев, взбесит и разочарует нас, и мы (без всякого злого умысла) сделаем тоже самое. Нашим пустоте и некомпетентности нет границ. В жизненом сценарии эта истина отлита в граните. И выбор, на ком жениться или за кого выходить замуж — просто выбор, какому именно конкретному страданию мы хотим себя принести в жертву, а не возможность чудесного избавления от горестей.

Мы должны наслаждаться нашими влюблённостями. Влюблённость учит нас качествам, которые мы уважаем и которые нам нужно больше в нашей жизни. В глазах того человека в поезде действительно привлекательный дух саморефлексии. Человек промелькнувший возле прилавка с фруктами — действительно обещает быть мягким отличным родителем. Но главное, что их характеры также точно разрушат нашу жизнь в чём-то важном, как и мы жизнь тех, кого мы любим.

Этот язвительный взгляд на влюблённости не для того, чтобы ввергнуть нас в уныние, скорее ослабить излишнее давление воображаемых ожиданий, которое наша романтическая культура накладывает на долгосрочные отношения. Невозможность какого-то конкретного партнёра быть Идеальным Другим — не аргумент против, и это надо всегда понимать. Это ни в коем случае не знак, что отношения должны развалиться или должны быть улучшены. Без всяких проклятий нам всем придётся в конце концов оказаться с фигурой из наших кошмаров: “не тем человеком”.

Романтический пессимизм просто принимает как данность, что нельзя у одного человека требовать быть всем для другого. Если эта правда принимается, мы можем поискать способы нежно и ласково, как только возможно, приспособить себя к неудобной реальности жизни с другим падшим созданием, например, не чувствовать, что мы должны проводить всё наше время вместе, быть готовым к разочарованиям в сексуальной жизни, не настаивать на полной прозрачности и честности, быть готовым бесить и злиться, быть уверенным, что нам позволено сохранить яркую независимую социальную жизнь и выработать чёткий отказ от неожиданных желаний сбегать с незнакомцами из поездов… Зрелое понимание безумия влюблённости превращается в лучшее и, возможно, единственное решение напряжения долгой любви.

Оригинал и источник

6 Comments

Печальнейшая правда о любви

Вы никогда не найдёте правильного человека.
Вы непоправимо одиноки.
Вы не будете поняты.
Моменты влюблённости — иллюзия.
С вами что-то не так.
И со всеми остальными тоже.
Идея любви отвлекает нас от экзистенциального одиночества.
Теперь давайте притворяться, что мы ничего этого не знаем.

7 Comments

Будда Гаутама, буддизм вообще и куртизанки

Начнём с куртизанки. Между проституткой и гетерой нельзя поставить знак равенства. Проститутка – это женщина, которая за деньги спит с любым человеком, приятен он ей или нет. Гетера – это, скорее, содержанка. Она имеет одного или нескольких постоянных любовников, которых выбирает сама, так же, как сама и расстаётся с ними. Она получает от них деньги, но взамен дарит им любовь. Любовь, а не только удовольствия. Именно поэтому гетеры были очень зажиточными женщинами. Настолько, что Амбапали была способна пригласить на обед целую монашескую сангху, что в основном делали только цари.
И здесь обратите внимание на то, что Будда принял приглашение. Будда был человеком высочайшей святости, и едва ли стал бы принимать приглашение человека, которого считал бы порочным. Ведь это общение могло бы повредить сангхе. Он был сострадателен, а не толерантен. Значит, Он не считал гетеру Амбапали дурным человеком.
Если мы задумаемся над образом жизни гетеры, мы поймём, что это именно и есть образ жизни большинства современных женщин Запада. Судите сами: гетера сама выбирает своих мужчин. Иногда нескольких: то, что для современной женщины считается в порядке вещей. Сама оставляет их. Живёт самостоятельной жизнью. Общается, с кем она хочет. Итак, буддизм принимает образ жизни современных женщин Запада, хотя и считает его для женщин не самым лучшим, ведь всё-таки никто не сравнивает Амбапали с тётей Будды. Буддизм оправдывает этот образ жизни, с важной оговоркой: иногда эти женщины должны совершать значительные и бескорыстные поступки. Например, приглашать сангху на обед. Или жертвовать крупную сумму денег на детей, больных раком. Такое поведение будет буддийским.

Европа Глазами Снежного Льва (pdf, 1.6 MB)
Кхенпо Кьосанг Ринпоче (wiki)

Вся книга сильная и не в куртизанках там дело. Местами хочется спорить от болезненности той правды, которую излагает Кхенпо Кьосанг Ринпоче в своём взгляде на западную культуру. Но если добраться хотя бы до середины, то понятно, что позиция и точка зрения очень цельные.

2 Comments

Антон Маторин Я основатель и ведущий тренинга Испытание Реальностью, коуч и консультант в области стресс-менеджмента и сопровождения личных изменений. Имею большой опыт ведения тренингов и консультирования в области отношений и гендерной психологии, от обучения пикапу до парного семейного консультирования. Исследую и применяю в работе традиционные духовные практики и современные методы интегральной психологии.