Архив по тегам: more pain

Про любовь и одиночество

При выборе партнёра в любви один из самых важных принципов, это не чувствовать никакой спешки при выборе. Непременное условия хорошей жизни в паре — хорошая жизнь в одиночестве. Мы не можем выбирать мудро если одиночество кажется невыносимым. Мы должны быть абсолютно спокойны по поводу перспективы многих лет в одиночестве, чтобы у нас был шанс на то, чтобы построить хорошие отношения. Или окажется, что мы любим не быть в одиночестве больше, чем любим человека, который нас таких пожалел.

К несчастью общество, после определённого возраста, делает одиночество опасно неприятным. Социальная жизнь увядает. Люди в парах чувствуют угрозу в независимости одиночек, которые напоминают о том, что они может быть пропускают, и не зовут их слишком часто. Несмотря на все гаджеты и сервисы до дружбы и секса не так просто добраться. И неудивительно, что если рядом оказывается кто-то более-менее приличный, даже если не совсем, мы цепляемся за него и много чем за это платим.

Когда секс был доступен только в браке, люди поняли, что это вело к тому, что они женились из неправильной мотивации: чтобы получить что-то, что искусственно ограниченно в обществе в целом. Сексуальное освобождение имело целью позволить людям очистить голову по поводу того, с кем они действительно хотят быть. Но этот процесс окончился только наполовину. Мы можем быть уверены, что люди выбирают пару по правильной причине только тогда, когда мы уверены, что быть одному потенциально также безопасно, также полноценно и также комфортно, как и быть с кем-то. Время освободить “товарищество” от цепей парности, и сделать его так же широко доступным, каким хотели сделать секс те, кто боролся за его свободу.

Сейчас мы должны прилагать усилия к тому, чтобы достичь спокойствия с идеей одиночества на очень долгое время. Только так у нас может быть шанс на решение о том, чтобы быть с кем-то на основании их собственных настоящих достоинств.

Ален де Боттон

Leave a comment

Почему у вас не сработает полиамория [перевод]

Иногда, возможно, вы лежите рядом со своим партнёром и не спите. Возможно, в этом даже ничего ужасного, почти наверняка, но немного скучно. В конце концов это уже долго продолжается. Секс с ней или с ним OK, но не превосходный во всех во всех смыслах. В том, чтобы раздевать кого-то впервые, чувствовать их волнение своими руками, слышать их сладострастные непристойности есть что-то особенное. Но от отношений, которые у вас уже есть, вы не хотите отказываться, в важных моментах всё хорошо: может быть у вас есть дети или общий дом и вы над этим много работали. Вы не хотите всё потерять, вы просто хотите получить удовольствие от пары новых сюжетов. В эти моменты многие люди думают: “А что там с полиаморией?” И вы чувствуете себя достаточно смелым авантюристом, чтобы на это пойти.
Идея полиамории звучит очень правдоподобно ещё и потому, что выглядит идеальным выходом из нашего общественного коллективного лицемерия по поводу сексуального желания, и это тоже важная часть проблемы. Может быть вы даже знаете кого-то, скажем по теннисному клубу, кто говорит, что они в полиамории; они кажутся нормальными, очень здравыми и очень яркими. В журнале появилась статья о том, как полиамория становится модной в Париже и набирает популярность в Ванкувере. Похоже, у многих получается, почему бы не попробовать? Полиамория выглядит так, как предполагают её торонники, как будто это будущее отношений вообще и, что важно, ваших в частности.

Полиамория убедительна в принципе, как многие аспекты жизни. Большие обобщёные идеи обычно такие. Например, в принципе, многие люди думают, что было бы хорошо отказаться от крысиных бегов в городе и переехать в деревню: это здоровее, жить дешевле, есть возможность выращивать овощи и быть ближе к природе. Или если взять пример из политики, в принципе, многие люди думают, что прямая демократия — с референдумом каждые выходные для любого решения — хорошая идея: наконец мы получим то правительство, что хотим. Это происходит в Швейцарии и значит возможно, и технологии позволяют это организовать гораздо проще.
Но проблема с идеями в принципе в том, что они опасно склонны обходить детали, в которых и расположена вся проблема. Они подстрекают нас забыть, что если мы переедем в деревню, то заказать суши в любой момент будет сложно, соседский трактор будет будить нас в 5.30, некоторые вещи оказываются удивительно дороги, и ещё будет чувство, что на вечеринку не позвали. Или (по поводу прямой демократии) мы забываем капризную и ужасающую природу массового общественного мнения, наряду с отсутствием нашего интереса к политике и совершенную исключительность швейцарского общества и общественной жизни.

С полиаморией всё также. Когда в какой-то момент, когда полиамория в принципе покажется нам зрелым и жизнеспособным вариантом организации своей сексуальной жизни, мы бы посоветовали помнить несколько деталей.
Мы должны представить, как это сложно может быть, когда на оргии наш партнёр нам подмигивает,и исчезает в мягко подсвеченной спальне с двумя другими людьми, мы пытаемся к ним присоединиться, но нас твёрдо отвергает один из них, хрипло спрашивающий, что это за чудо в странном белье. Слышать оргазмы партнёра в руках кого-то ещё — тот ещё опыт.

Мы можем забыть, что когда подпишемся на полиаморию, не так просто будет найти людей, которые будут нас глубоко интересовать. Конечно, возможно будет много предложений от людей, которые не очень в нашем вкусе, но и это будет мука объяснить им, почему мы их не хотим. А когда мы найдём кого-то, кто нам нравится, окажется, что наши сексуальые вкусы не совсем совпадают. Они могут тоже любить когда шлёпают, но сильнее или слабее, чем нам нравится. Или они любят одеваться в костюм пирата, но отказываются носить повязку на глаза, что для нас камень преткновения. Или может они правда кричат непристойности, но их репертуар показывает отсутствие воображения, а голос скрипучий. Наш партнёр может, с другой стороны, совсем без проблем находить новых прикольныx друзей. Мы предполагали, что мы востребованы, но это может обернуться иначе.
Мы также можем начать забывать как хорошо, когда что-то полностью наше. В детстве мы никогда на самом деле не любили делиться игрушками, хотя брать их взаймы было приятно. В пять лет мы глубоко расстраивались, если другие дети брали пожарную машину или начинали играть в повара с маленьким котёнком. Непризнаваемая жилка собственника сидит в нас очень глубоко.

К тому же мы ведём занятую жизнь, а полиамория требует много времени на организацию. Наш перспективный партнёр может быть занят как раз в тот вечер, когда мы свободны, или как раз тогда, когда у нас есть время — собирается встретиться с дантистом, достаточно отвратительной с нашей точки зрения.
Несмотря на атмосферу свободного движения, даже в полиамории придётся иметь дело с некоторыми сложными и неподатливыми эмоциями. Будут разрывы, болезненные финалы, чувства брошенности и приступы ярости. Мы будем свидетелями внутренних неурядиц большего количества людей, по сравнению с теми, у кого один хорошо документированный супруг. Как раз тогда, когда мы будем искать быстрого сексуального приключения, некоторые партнёры начнут неконтролируемо рыдать и срочно рассказывать про своих мам. Другие же, когда мы стоим возле кровати с плёткой или маской, обвинят нас в эгоизме, притворятся, что читают журнал и откажутся объяснять, в чём дело.
Никто не спорит, что для кого-то полиамория может работать, но, как со многими заманчивыми идеями, это не значит, что она будет работать для нас. Скорее всего, если мы станем полиаморами, мы столкнёмся в один прекрасный день со всеми проблемами, которые мы хорошо знали в моногамии — только чаще, хаотичнее и с большим чувством неоправданных ожиданий.

отсюда

Leave a comment

чатуранга тёлкасана

планка курильщика

Вверху типичная фотография из инстаграмма модели днепропетровского происхождения.

Внизу скришот из приложения для iPhone Yoga23.

Можно я просто так оставлю и не буду здесь говорить о вреде для здоровья и причинах, почему некоторые делают так, как вверху. С этим все пользующиеся гуглом и умеющие разговаривать с квалифицированными тренерами сами разберутся.

планка нормального человека

Leave a comment

Калифорния, стартапы, покой и ясность

null

Пообщались тут с разными занесёнными калифорнийскими ветрами людьми. Ну и ещё с надутыми калифорнийскими ветрами людьми. Это где-то от выпускников стэнфорда до более местных прогрессивных стартаперов. Так вот, у них два интересных ожидания от медитативных практик. Это “покой” и “ясность”.
В связи с чем про эти два момента захотелось отдельно отметить.
Покой в этом случае хорошо бы не путать с комфортом. Это совсем разные вещи. Покой из медитаций это скорее чиксентмихаевский flow. Деятельное открытое состояние с доступом к внутренней целостной тишине.
А ясность главное не путать с “понятностью”. То есть это опять скорее про осмысленную прозрачность и связность, где рациональная логика в мышлении не механизм, как оно происходит, а скорее датчик утечек смысла.
“Всё переплетено, но не предопределено”.

Здесь у меня примерно часов 50 уже видео на эту тему подробно, если интересно, но непонятно)

3 Comments

Пасха для атеистов [перевод]

Самым скучным вопросом, с которым кто-то может когда-то обратиться к религии, возможно, будет вопрос, правда это или нет. Конечно (по убеждению этого издания), никакие притязания на сверхестественную силу никогда не могут быть правдой, но это не может бтыть причиной отбрасывать религию полностью, как никто не будет пренебрегать Анной Карениной на основании того, что история эта была как-то придумана. Религии временами слишком интересны, мудры и утешающи, чтобы быть оставленными только верующим.

Для христиан это самые тёмные дни. Память катастрофической ошибки почитается в пасхальные дни. Крайне мрачная история: он был мягкий, щедрый, искренний и мудрый. Он был близок со своей матерью и дружил с бедными и одинокими. Он верил в любовь и прощение. Он понимал страдание и хотел сделать мир лучше. И всё закончилось унижением, предательством и невыносимой болью. Один из его лучших друзей предал его. Его преследовали по сфабрикованным обвинениям. Его окружение его бросило. Глумилась толпа.

Хонтхорст

В жизни ничего не может быть хуже
Иисус из Назарета был прибит гвоздями к кресту и оставлен умирать. Судьба преступников и отверженных постигла его. (Достаточно долгое время) всем было всё равно.

Сурбаран

Кто знает, как оно там было на самом деле. Но суть действительно не в этом. Правдивость этой истории — фактор незначительный. Понятно, что он не был “сыном Бога”, но у этой истори тем не менее сохраняется достаточно силы, чтобы научить современный мир паре важных вещей. Иисус — символический персонаж, характерное человеческое существо. Никто не таков как он всё время. Но большинство из нас в какой-то момент такие как он. История его страдания — стратегически преувеличенная версия бед, чаще встречающихся в человеческом существовании. Происходят ужасные вещи. Ставят раковые диагнозы. Разводы потрясают семьи. Банкротятся фирмы. Бедствия случаются из-за незначительных ошибок. Родители умирают до того, как дети разберутся, что они могли для них значить.

Практика регулярного созерцание истории распятия делает самые болезненные сценарии более знакомыми и более нормальными. В условия контракта жизни вписаны несколько периодов испытаний и страданий.

Поражение, как говорится в современном индивидуалистическом мифе, может быть объяснено только личной слабостью или глупостью. Тех, кто пал, бессердечно называют лузерами. Нас расценивают как заслуживших свою судьбу. История распятия, на этом беспощадном фоне, выглядит как картина мира, в которой больше принятия и прощения.

Дух христианства настоял на том, чтобы сделать центральной фигурой не идеализированное всемогущее божество, а “простого” человека, личность подверженную любым возможным унижениям — и в то же время настоять на его статусе: одновременно царя царей и обычного лузера. Это был действительно революционный ход с глубоко утешающим посылом в своей сути.

Что является признаком хорошей жизни? Кого следует считать успешным? Пасха предлагает поразительный и полезный ответ: успех это не очевидный мировой триумф, это скорее о развитии способности использовать собственные страдания, как путь к состраданию к другим.

Есть вторая сторона пасхальной истории. Распятие ужасающе, но катастрофа становится возможностью для продвижения прощения, а не мести.

Босх

Прости их, они не ведают что творят
На изображении выше римская стража и жестокая толпа делают что-то ужасное. Но Иисус не пытается отчаянно ответить. И это не потому, что он слаб. Это потому, что у него есть необычная идея о том, почему в людских сердцах что-то не так.
Среди последних слов, которые предназначено было сказать Иисусу перед тем, как он умер, была молитва:”Прости их, они не ведают, что творят.” В основе чего совершенно очаровательное предполжение, что жестокость это симптом нехватки любви и понимания, а не окончательное свойство кого бы то ни было. Люди, которые испытвают радость от причинения боли другому, скорее сами травматизированы, чем бесчеловечны. Они не полностью управляют собой. Глумящийся человек из толпы сам жертва коршмаров прошлого, заслуживающий скорее сожаления, если мы его найдём в своём средце, чем ярости.


© Getty

Способ практиковать в смутные времена
Хорошее общество понимает, что мы не можем выработать способ жить без посторонней помощи. Нам нужны ролевые модели, показывающие нам как можно обращаться с болью и отвечать на оскорбление и предательство, и эти фигуры общество помещает перед нами для утешения и назидания. Христианская история Пасхи — образцовая педагогическая сказка. Возможно, нам стоит меньше беспокоиться о том, насколько эта история “правдива” или нет. Гораздо важнее — помогает она или нет.

отсюда

2 Comments

Чего боятся мужчины (видео, NSFW, 18+)?

Групповые программы я сейчас веду редко. В основном занимаюсь проектом своих бесплатных вебинаров, и частными консультациями, на которых обучаю духовным практикам и медитациям. Но осенью с подачи Томаса я выступил на семинаре для мужчин Естественное Соблазнение 2015. Для моих старых знакомых тут нет совсем ничего удивительного, с пикаперской субкультурой я связался задолго до того, как это стало одиозным тренинговым бизнесом. Во времена, когда это был креативный интернет-андеграунд для людей интересовавшихся прикладной психологией и гендерными вопросами.)

Семинар получился очень крутой по уровню той информации, которая была на нём выдана. Хотя вопросы некоторых участников больше напоминали какой-нибудь антифеминистский быдлофорум, но в целом слушатели оказались вполне взрослыми. Ну и само наличие таких вопросов в моих глазах сильно поднимают пикаперскую тусовку, потому что они не хуже, чем мужики в среднем по российской больнице, они ставят под вопрос те же реалии, которые для большинства являются суровой необдумываемой данностью.

Видео, которое ниже в этом посте — это первые минуты семинара после обеда. В обед я узнал, что умерло в ветеринарной клинике моё любимое животное, поэтому никакого буфера восприятия боли для сострадания участникам у меня в тот момент не было, и я отвечал как есть. По-моему получилось неплохо.)

Я сделал ещё небольшую подборку материалов с того семинара в этом плейлисте на youtube, особенно они интересны будут девушкам, как бы это не выглядело неожиданно)

7 Comments

Как расставаться [перевод]

Это такой же важный навык, как и начинать всё, но гораздо менее изучаемый. Мы в нём обычно отвратительны. Мы закрываемся, что-то мямлим, тянем время, становимся странными. И есть одна причина, почему мы устраиваем там такую лажу. И это не потому, что мы тупые, непонимающие, или жестокие. Это потому, что мы пытаемся быть добрыми. В этом источник нашего непонимания, тупости и жестокости.

Мы сентиментальны, и именно поэтому стараемся быть хорошими и стесняемся быть холодными. Основа сентиментальности — желание нравиться, даже тем, кто нам не нравится и кто нас больше не волнует. Это нарциссическая тоска по получению любви без желания за неё платить.

Но в конце догоревших отношений для доброты нет места. Мы продлеваем мучения другого человека, оставаясь милыми и понимающими. Если мы продолжаем быть нежными, возможно ли, что мы действительно имели в виду те плохие вещи, которые мы вроде сказали до этого? Можем ли мы быть такими любящими и, в то же время, говорить, что всё закончилось?

Прежде всего нам нужно убить надежду. Но вместо этого, мы просто треплемся. Марсель Пруст как-то мудро заметил: “Когда отношения заканчиваются, нежные слова говорит тот, кто не любит”. Расстающиеся возлюбленные доходят до гротескной ситуации, когда один человек плачет потому что его оставляют, а второй плачет из-за той боли, которую доставляет ему объявление расставания — и эти слёзы брошенная сторона принимает за признак того, что нам не пофиг.

Самый добрый способ заканчивать отношения — сказать крайне безжалостные слова — такие, чтобы тот, кого мы оставляем, не сомневался, что мы не очень хорошие. Действительно смелый способ расставаться — разрешить себя ненавидеть тому, кто нас любит.

Промедлению нет никаких оправданий. Не воображайте, что великодушно поддерживая у человека иллюзию того, что мы хотим с ним быть, мы делаем кому-то приятное. Важнее, чтобы они перестали тратить свою жизнь. Не воображайте, что они не найдут кого-то ещё такого как вы: они могут верить в это сейчас и могут вам это нежно говорить. Но они не будут верить в это, когда узнают, кто вы на самом деле. Настоящая доброта значит уйти, даже если оплачен совместный отпуск и ужасно неловко в такой момент это всем сказать.

Нет ничего плохого в решении, что кто-то не для вас. И очень плохо брезгливо и сентиментально откладывать уход, разваливая жизнь другого человека.

отсюда

Leave a comment

Два видео про отношения и то, что у вас в голове

Верхнее видео (простите, но только английский, но там в красках)) о том, почему вы всё ещё встречаетесь с мудаками, девочки (и с суками, если мальчики).
А нижнее — что с этим делать, точнее, как начать что-то с этим делать (с переводом).

1 Comment

Эгоистичность, мудрость и революции по Уилберу

Именно потому, что эго, душа и Самость могут присутствовать одновременно, можно лучше понять реальный смысл понятия «неэгоистичности», которое вызвало невероятное количество путаницы. Но «неэгоистичность» вовсе не означает отсутствие функциональной самости (это был бы психотик, а не мудрец); оно означает, что человек больше не отождествляется исключительно с этой самостью.

Одна из многих причин тех затруднений, которые вызывает у нас понятие «неэгоистичность», состоит в том, что люди хотят, чтобы «неэгоистичные мудрецы» соответствовали их представлениям о «святости» или «духовности», которые обычно означают полное отсутствие плотских желаний или побуждений и постоянную милую улыбку. Люди хотят, чтобы святые обходились без всего того, что обычно заботит их самих — денег, еды, секса, взаимоотношений, желаний, — они хотят, чтобы «неэгоистичные мудрецы» были «выше всего этого». Говорящие головы без тела — вот что они хотят видеть. Они считают, что религия попросту избавляет от всех более основных инстинктов, влечений и отношений, и потому они обращаются к религии не за советом, как жить с воодушевлением, а за тем, чтобы избегать такой жизни, подавлять и отрицать ее, спасаться от нее.

Иными словами, типичный человек хочет, чтобы духовный мудрец был «в меньшей степени человеком», каким-то образом лишенным всех тех беспорядочных, пикантных, сложных, пульсирующих желаний, побуждений и сил, которые движут большинством человеческих существ. Мы ожидаем видеть у мудрецов отсутствиенами самими! Мы хотим, чтобы мудрецов совершенно не касалось все то, что нас пугает, сбивает с толку, мучает, ставит в тупик. И именно это отсутствие, эту пустоту, эту «менее чем человечность» мы обычно подразумеваем под «неэгоистичностью». всего, что движет

Но «неэгоистичность» не означает «меньше, чем личность», она означает «больше, чем личность», все нормальные личностные качества плюс некоторые надличностные. Подумайте о великих йогах, святых и мудрецах — от Моисея до Христа и Падмасамбхавы. Они были не робкими слабаками, а энергичными вождями и инициаторами решительных действий — от изгнания торговцев из храма до покорения целых стран. Они говорили с миром на его собственном языке, а не с каким-то неземным благочестием; многие из них провоцировали массовые социальные революции, которые продлились тысячи лет. И они делали это не потому, что избегали физических, эмоциональных и ментальных измерений человечности и эго, являющегося их проводником, а потому, что использовали их с такой напористостью и силой, которая потрясала мир до самых его оснований. Несомненно, они также имели доступ к душе (глубинному психическому) и духу (бесформенной Самости) — первоисточнику их силы, — но они выражали эту силу в конкретных результатах именно потому, что эффективно использовали более низкие измерения, через которые она могла говорить на языке, понятном всем.

Эти великие вожди и инициаторы не были «маленькими эго»; они были в лучшем смысле этого слова «большими эго» именно потому, что эго (функциональный проводник грубой сферы) может существовать и существует наряду с душой (проводником тонкого) и Самостью (проводником каузального). В той мере, в какой эти великие учителя воздействовали на грубую сферу, они делали это с помощью своих эго, поскольку эго является функциональным проводником этой сферы. Однако они не отождествлялись только со своими эго (это было бы нарциссизмом), просто их эго оказывались подключенными к сияющему Космическому источнику. Великие йоги, святые и мудрецы достигали столь многого именно потому, что они были не робкими маленькими лизоблюдами, а великими большими эго, подключенными к динамической Основе и Цели самого Космоса, поддерживающими контакт со своей собственной более высокой Самостью, осознающими чистый Атман (чистое «Я-Я»), который един с Брахманом; они открывали рты, и мир трепетал, падал на колени и встречал своего сияющего Бога.

Святая Тереза была великой созерцательницей? Да, и святая Тереза была единственной женщиной, сумевшей реформировать всю католическую монашескую традицию. Подумайте об этом. Гаутама Будда потряс Индию до самого основания. Руми, Плотин, Бодхидхарма, Леди Цогьял, Лао Цзи, Платон, Баал Шем Тов —эти мужчины и женщины начинали революции в грубой сфере, которые продолжались сотни, иногда тысячи лет — на такое не могут претендовать ни Маркс, ни Ленин, ни Локк, ни Джефферсон. И они делали это не потому, что были чужды всему плотскому. Нет, они были монументальными, великолепными, божественными большими эго, подключенными к глубинному психическому, напрямую связанному с Богом.

Определенно есть своя истина в понятии «превосхождения эго»: оно означает не разрушение эго, а включение его в нечто большее (как говорил Нагарджуна, в относительном мире атман реален; в абсолюте не реальны ни атман, ни анатман [отрицание атмана]. Таким образом, ни в том, ни в другом случае анатта не является верным описанием реальности) Маленькое эго не исчезает; оно остается в качестве функционального центра деятельности в конвенциональной сфере. Как я уже говорил, освободиться от этого эго — значит стать психотиком, а не мудрецом.

Поэтому «превосхождение эго» в действительности означает, превосхождение и включение эго в более глубокую и более высокую целостность, сперва в душу, или глубинное психическое, затем в Свидетеля, или изначальную Самость, и затем — вместе со всеми включенными друг в друга и объединенными предыдущими стадиями — в сияние Одного Вкуса. И это значит, что мы не «избавляемся» от маленького эго, а скорее полностью и с энтузиазмом живем в нем, используя его как необходимый проводник, через который передаются более высокие истины. Душа и Дух включают в себя тело, эмоции и ум, а не уничтожают их.

Прямо говоря, эго — это не помеха для Духа, а сияющее проявление Духа. Все формы не отличаются от Пустоты, в том числе и форма эго. Нет никакой необходимости избавляться от эго, нужно просто жить им с избытком. Когда отождествление переносится с эго на Космос в целом, эго обнаруживает, что индивидуальный Аман в действительности не отличается от Брахмана. Безусловно, большая Самость — это не маленькое эго, и в той мере, в какой вы увязли в своем эго, необходимы смерть и трансценденция. Нарциссизм — это просто ситуация, когда эго человека еще недостаточно большое, чтобы объять весь Космос, и потому он взамен пытается быть центром Космоса.

Но мы не хотим, чтобы у наших мудрецов были большие эго; мы даже не хотим, чтобы у них вообще было какое-либо проявленное измерение. Всякий раз, когда мудрец проявляет человеческие качества — в отношении денег, еды, секса, взаимоотношений, — мы бываем шокированы, потрясены, поскольку мы собираемся полностью спастись от жизни, а не жить ею, и мудрец, который живет жизнью, нас оскорбляет. Мы хотим уйти от этого, мы хотим восхождения, хотим избавления, и мудрец, который живет жизнь со смаком, до предела, ловит каждую волну жизни и скользит на ней до самого конца — такой мудрец нас глубоко расстраивает и пугает, поскольку это означает, что и мы тоже, быть может, должны жить полной жизнью на всех уровнях, а не просто спасаться от нее в облаке светящегося эфира. Мы не хотим, чтобы у наших мудрецов были тела, эго, влечения, жизненная сила, секс, деньги, взаимоотношения или вообще жизнь, поскольку все это нас постоянно мучает, и мы хотим избавления. Мы не хотим балансировать на волнах жизни, мы хотим, чтобы волны исчезли. Мы хотим «облачной» духовности.

Для того чтобы показать нам обратное, существуют интегральные мудрецы, недвойственные мудрецы. Эти мудрецы, которых принято называть «тантристами», настаивают на том, что жизнь следует превосходить, живя ей. Они утверждают, что можно достичь избавления в вовлечении, найти нирвану посреди самсары, найти освобождение в полном погружении. Они с полным осознанием вступают в девять кругов ада, ибо больше нигде нельзя найти девять сфер рая. Им ничто не чуждо, ибо нет ничего, что не было бы Одним Вкусом.

В действительности вся суть состоит в том, чтобы совершенно естественно чувствовать себя с телом и его желаниями, умом и его идеями, духом и его светом. Принимать их все полностью, в равной степени и одновременно, ибо все они в равной степени представляют собой движения Одного и Единственного Вкуса. Жить в вожделении и наблюдать его игру; углубляться в идеи и прослеживать их блеск; тонуть в Духе и пробуждаться к блаженству, для которого нет названия во времени. И тело, и ум, и дух все в равной мере заключены в вездесущем осознании — основе всего, что бы то ни было.

В спокойствии ночи слышен шепот Богини. В яркости дня грохочет голос Бога. Жизнь пульсирует, ум воображает, эмоции колеблются, мысли блуждают. Все мы всего лишь бесконечные движения Одного Вкуса, вечно играющего со своими собственными жестами, тихонько шепчущего всем, кто захочет услышать: разве это не ты сам? Когда грохочет гром, разве ты не слышишь свою Самость? Когда сверкает молния, разве ты не видишь свою Самость? Когда облака спокойно проплывают по небу, разве это не твое собственное беспредельное Бытие подает тебе знак?

2 Comments

Антон Маторин Я основатель и ведущий тренинга Испытание Реальностью, коуч и консультант в области стресс-менеджмента и сопровождения личных изменений. Имею большой опыт ведения тренингов и консультирования в области отношений и гендерной психологии, от обучения пикапу до парного семейного консультирования. Исследую и применяю в работе традиционные духовные практики и современные методы интегральной психологии.